Злато,золотишко,золото…

Злато,золотишко,золото…

 

Вся правда о русском золоте словами старателя:

Путина опять вводят в заблуждение

Драгоценные металлы уходят за рубеж под видом отходов

**********

 

Золотые россыпи — звучит красиво. Кажется, что вот оно, лежит себе, поблескивает на солнышке. На самом же деле речь идет буквально о крохах: содержание всего 50 миллиграммов золота на кубометр породы уже считается удачей.

Хотя бывалые старатели, заставшие еще советский период, вспоминают, что тогда 5 граммов золота в кубе породы считались «забалансовыми», возиться с ними было просто нерентабельно. А сейчас, по их словам, содержание золота в породе снизилось многократно.

И темпы добычи и производства золота в стране снижаются. Производство золота в России в январе-сентябре 2021 года выросло на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года — до 256,54 тонны, говорится в сообщении Минфина РФ со ссылкой на данные о поставках сырья на российские аффинажные предприятия (очистка драгметаллов от примесей).

В том числе производство добычного золота в России в отчетном периоде составило 218,79 тонны против 218,41 тонны за январь-сентябрь 2020 года, попутного — 12,55 тонны против 12,67 тонны, вторичного — 25,2 тонны против 22,69 тонны. Хотя, для сравнения, в 2019 г. золотодобыча увеличилась сразу в 2,9 раза.

Поэтому задумалось о золотых «крошках» и правительство. Беспокойство, кстати, вполне обоснованное, стала вызывать многолетняя практика вывоза за рубеж сырья с высоким содержанием драгметаллов под видом сырья с низким содержанием.

Так, по информации Федеральной таможенной службы, в 2020 году из РФ было экспортировано 2,8 тыс. тонн отходов и лома с драгметаллами на $8,5 млн, с начала 2021 года — 0,5 тыс. тонн на $3,9 млн.

Но поскольку все понимают, насколько условны эти цифры, Минфин РФ предложил на полгода «просто» запретить экспорт лома драгметаллов из РФ.

Запрет, как предполагается, будет действовать с 1 января по 30 июня 2022 года. В правительстве полагают, что это позволит увеличить загрузку производственных мощностей российских аффинажных заводов и увеличить налоговые поступления в бюджет.

— Аффинаж наращивается после того, как добыли драгметаллы, было бы что наращивать, — считает председатель Союза старателей России Виктор Таракановский:

— Взамен бывших в советское время 12 производственных объединений по добыче золота, сейчас у нас работает примерно 550 предприятий. Но весь вопрос в том, сколько они добывают золота в год.

Всего 32−33 предприятия добывают больше тонны в год. Эти примерно 6% предприятий дают почти 89% от общего объема по добыче золота. 20% — доля остальных. Тогда получается, что средняя добыча предприятия порядка 30−40 килограммов. А в единичных реалиях — бывает и 400 килограммов, и 200 граммов. Точнее могу сказать, что 250 предприятий добывают порядка 5−6 тонн золота всего. А если предприятие добывает менее 2 кг на работающего человека в год, то с этим можно заканчивать — экономика никак не свяжется. Не рентабельно.

При этом, если взять золотую россыпь, то это примерно 82 тонны из общей добычи. Она упала по сравнению с теми временами, когда кончался Советский Союз, и тогда добывали 120−130 тонн. Но добыть можно все, что угодно — главное разведка, надо разведанные запасы иметь. В СССР было так: вы должны разведать больше, чем добыли — каждый год. Чтобы запасы не убывали.

Но с 1991 года государство денег на разведку больше не дает. Оно получает много в виде налогов, оплаты лицензий, на аукционах. Вот последний большой аукцион был в Кючусе. Это на севере Якутии, как раз недалеко от Кулара, где я 14 лет проработал (это уже Арктика), где мы по 10 тонн выдавали.

Так вот, когда Кючус продавали — первоначальная стоимость лицензии была 2,2 миллиарда рублей, через 25 шагов на торгах получилась цифра 7,7 миллиарда. То есть, вот эти сотни предприятий, которые добывают золото — разве могут они хотя бы приблизительно такую сумму заплатить за лицензию, да еще и потом чтоб осталось на затраты по обустройству, производству, охране и т. д. И разведку малые предприятия вести не могут. Потому что у них денег хватает впритык — заплатить налоги и зарплаты. Поэтому только крупные предприятия могут потратиться на разведывание. Это те, кто добывает от 600−700 килограммов золота в год.

Ведут, конечно, разведку. Но это не лотками — буровые установки, станки, позволяющие проходить десятки тысяч погонных метров. Один погонный метр скважины, в зависимости от геологических особенностей региона, обходится от 8 тысяч до 12 тысяч рублей. Если тысячу метров пробурить, то это небольшая цифра образуется. А если ее на 10−12 умножить?

«СП»: — А крупные предприятия гарантированно вернут свои инвестиции?

— Самое крупное предприятие по добыче золота — это «Полюс», названное так, поскольку в свое время его работники вели добычу в 900 км от северного полюса, где даже летом лед не тает. Создал его старатель Хазрет Меджидович Совмен (президент Республики Адыгея с 8 февраля 2002 по 2013 января 2007 года). Он там добывал примерно 25 тонн золота в год, построил там фабрику, карьер и т. п. У него всего тысяча человек работала. То есть, выработка на одного человека — 25 килограммов в год. На одного! Таких предприятий сейчас просто нет.

Тем не менее, «Полюс» развернулся, добывает теперь не только в Красноярском крае, но и в Якутии, Магаданской области. И плюс они выиграли лицензию на месторождение Сухой Лог Иркутской области, где запасы золота еще при советской власти составляли 1040 тонн, а сейчас считается, что там находится около 3 тысяч тонн, и планируется ежегодная добыча 70 тонн. В прошлом году им удалось добыть 73 тонны, это примерно те объемы, которые выдавал знаменитый калымский «Дальстрой».

«СП»: — А сколько людей занято старательством?

— Ну, вот, если 80 тонн добывают россыпным способом, то надо делить на 2, получается примерно 40 тысяч народу. Хотя до войны, когда товарищ Сталин дал команду к 30-му году выйти на дореволюционный уровень — при императоре добыча была 74 тонны — то в 1938 году стало уже 147 тонн. Тогда работало 150 тысяч старателей. Сейчас вот новый закон «О старательской деятельности» кто-то пытается выдумать, а старатели в России уже по этому закону двести лет работают.

Добыча разная бывает. Раньше в СССР министру цветной металлургии Петру Фадеевичу Ломако через сутки информацию приносили — сколько добыли золота по каждому предприятию. Аффинаж — это несколько другое, это золото, которое отправлено на аффинажные заводы. В советское время был один такой завод — в Новосибирске. Сейчас их расплодилось с дюжину, самый крупный в Красноярске, где в прошлом году аффинировали 240 тонн золота, платины и т. д.

«СП»: — А теперь, похоже, им сырья не хватает, если Минфин предлагает на полгода запретить вывоз лома драгметеллов из страны …

— Запретить большого ума не надо. Весь вопрос — а где перерабатывать трудно извлекаемое добытое золото? В 2020 году чистой добычи золота было 292 тонны. Из попутной добычи, то есть — где серебро, цветные металлы — добыча 20 тонн. А вот вторичная добыча — изломы и прочее — 31 тонна. Почему хотят запретить вывоз лома — это уже мудреная арифметика. Дело в том, что надо указывать, сколько ты золота вывозишь. А если золото вывозишь, ты его больше не вернешь, оно там и остается. Мы сегодня вынуждены из рудной добычи золота вывозить 18−20 тонн в Китай и другие азиатские страны, потому что не имеем технологий обращения из упорных (с тонким вкраплением золота) руд.

«СП»: — А китайцы быстро приспособились?

— Когда я был в Китае, то мне показали, как там с помощью бактерий окисляют концентраты: у вас есть в России такое золото — везите, мы все переработаем. Но тут много вопросов появляется. А сколько вы золота туда вывозите? Вы же не чистое золото вывозите, а концентраты с примесями примерно 40−50 граммов на тонну.

А кто скажет сколько реально там золота? Можно сказать, что отправил две тонны за рубеж, а фактически — две с половиной. А пол-тонны там разделили. И это же не в единичном случае. И сколько денег получено — тоже непонятно, тем более, что теперь разрешено всю экспортную выручку сразу оставлять за рубежом. Почему-то. Раньше необходимо было в Минфине получать разрешение на вывоз каждой партии такого золота. Теперь решено выдавать генеральную лицензию предприятию.

Правда, это направление и у нас постепенно развивают отечественные компании. Например, у «Полиметалла» в Амурске большие предприятия уже по обработке концентратов. И группа компаний «Южуралзолото» имеет большую дорогостоящую установку.

Скоро «Полиметалл» запускает Нежданинское месторождение на востоке Якутии, где 7 тонн запаса — на сто лет работы хватит. А там золото тяжелого извлечения. Спросил у Виталия Натановича Нессиса, руководителя «Полиметалла», а куда концентраты пойдут? Он говорит, первые партии отправим китайцам, а со следующего года будем сами вырабатывать. Потому что они туда притащили самый большой блок оборудования в мире — по весу 1100 тонн.

«СП»: — В ходе беседы вы как-то вскользь, но очень нелестно отозвались о законопроекте «О старательской деятельности в РФ» …

— Составители этого законопроекта приводят дилетантские, совершенно глупые расчеты, но зато везде написано, сколько потребуется наблюдающих чиновников. Исторически старатели не платили никаких налогов. Никаких. Я не говорю о подоходном налоге. В войну их не брали на фронт, приравнивали к рабочим оборонных заводов, потому что они выдавали серебро, вольфрам, олово, золото… И когда в 1937-м году кто-то из Наркомфина ввел налог подоходный для старателей, их численность упала вдвое, до 70 тысяч. Золото упало.

Когда Сталину доложили, то уже через день это было отменено, а эти ребята из Наркомфина пошли с тачками на прииски.

А сейчас снова налоги старателям рисуют, НДС ввели. В 2019 году на форуме во Владивостоке один из наших товарищей задал президенту России вопрос, почему нет частной добычи золота? Владимир Путин тут же дал поручение полпреду в ДФО Юрию Трутневу разобраться и подготовить решение вопроса. Ну, вот, два года бюрократы пыжились над тремя бумажками, и такого уродца выродили…

«СП»: — Нежизнеспособный документ?

— Абсолютно бестолковый. Но сейчас его будут толкать через Госдуму. В нем написано, что законом разрешено добывать индивидуальному предпринимателю, который имеет право нанять до 10 работников, а работы должны проводиться вручную — только лопаты и тачки. Я говорю чиновникам: вы знаете с каким содержанием золота добывают породу на россыпях? Потому что это будет касаться россыпных месторождений, не рудных. Они этого не знают.

Когда я начинал работать в Арктике, у нас там был самый крупный в мире подземный прииск. Содержание золота было 50 граммов на куб. А 5 граммов считались забалансовыми, мы их не брали, не добывали. Потому что цены на добытое золото для предприятий устанавливало государство.

Для нас государство установило 70 копеек за грамм. Мы в 70 копеек и укладывались. А сейчас драги (комплексно-механизированный горно-обогатительный агрегат, работающий по принципу многоковшового цепного экскаватора) добывают содержание 30−50 миллиграмм. Сейчас, если добывают золото 0,5 грамма на куб — это уже считается хорошее содержание. То есть, содержание золота в тысячу раз упало.

И в этих условиях старателям можно будет только по-прежнему кайлом махать?

Валерий Цыганков

11.11.2021

https://svpressa.ru/economy/article/315770/