«Во глубине сибирских руд» построим…

Россияне оценили идею переноса столицы вглубь страны

«Во глубине сибирских руд» построим… 

22% участников опроса, проведенного аналитиками рекрутингового портала SuperJob, положительно оценили идею переноса столицы в Сибирь. Об этом со ссылкой на результаты исследование сообщает RT.

**********

 

Причем, там же — в Сибири — они предлагают построить пять новых городов. Что, по их мнению, положительно скажется на развитии всего региона, как в экономическом, так и в демографическом плане.

Еще 30% респондентов высказались за строительство новых городов без переноса официального административного центра страны, обосновав свою позицию тем, что именно Москва традиционно воспринимается как столица России.

Только перенос столицы поддержали 6% опрошенных. А еще 27% вообще против этой идеи. Их главные аргументы — чрезвычайно высокая стоимость такого проекта, а также удаленность новой столицы от европейской части страны, где (так уж повелось) проживает большинство населения.

Ранее, напомним, руководитель Русского географического общества и глава Минобороны РФ Сергей Шойгу на встрече с научной общественностью Сибирского отделения РАН предложил построить в Сибири несколько — «три, а лучше пять» — новых городов с населением до миллиона жителей. Эти города, по словам министра, должны стать научно-промышленными и экономическими центрами, «совершенно конкретно направленными на ту или иную сферу деятельности».

Правда, Шойгу в данном случае к переносу столицы не призывал. Однако его слова способствовали каким-то образом тому, что несколько подзабытая дискуссия на эту тему вновь активизировалась в медийном пространстве.

Собственно, о переносе столицы — желательно, куда-нибудь вглубь страны, за Урал — эксперты и политики говорят уже не первый год.

В разное время главным городом России предлагали, например, снова сделать Санкт-Петербург. Но все ограничилось переездом в Северную столицу Конституционного суда РФ.

В качестве кандидатов на этот статус назывались также Новосибирск, Иркутск, Красноярск, Екатеринбург, Омск. А после «крымской весны» — Севастополь.

Но, пожалуй, с самой экстравагантной идеей выступил в августе 2013 года лидер ЛДПР Владимир Жириновский, предложивший возвести новую столицу в районе Магадана, на берегу Охотского моря. Дескать, исторически выгодно, чтобы столица была на Дальнем Востоке, но «подальше от китайской границы». И Магадан в этом смысла самое подходящее место. Кроме того, большая стройка «весь край оживит».

— Идея, действительно, не новая, — комментирует ситуацию директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. — Только перенос столицы ничему не поможет, никак не оживит соседние регионы. Новые города могут помочь. Другой вопрос: не разбегутся ли у вас люди через пару лет из этих новых городов. Все-таки у нас не сталинский СССР — где прописали, там и живи.

Но все равно новые города имеют некий смысл. Потому что вы их можете поставить в тех регионах Сибири, где вообще пустота. Собственно, для чего БАМ и строился — чтобы вокруг него строить новые города. Чтобы они были севернее, чем Транссиб.

А вот столица — это другая песня. Перенос столицы изменит жизнь только жителей этой самой новой столицы. И старой, конечно.

Причем уникальную Москву мы скорей всего потеряем. А вот что приобретем, большой темный вопрос. Потому что по сути своей новая какая-то столичная культура в новом городе образуется поколения через три.

А экономических выгод не будет ни для кого.

«СП»: — Почему?

— Понимаете, существование Москвы не делает лучше жизнь в Иваново. Как и существование столицы в Омске (почему-то всех очень Омск привлекает) ничего не изменит в Томске.

Логика тех, кто за перенос такая: «мы переносим центр, и периферия рядом с центром тоже развивается».

Но эта логика ошибочная. Развивается только сам город за счет того, что туда переходит власть и следом за ней крупные корпорации. Потому что им надо находиться рядом с властью. Кроме этого города не развивается ничего. Вот в чем ошибка тех, кто за перенос.

Потому что, если бы перенос столицы приводил к тому, что соседние со столицей регионы начнут расти, развиваться и колоситься, то тогда эта тема имела бы основание для обсуждения. Не факт, что все равно надо было бы переносить, но хотя бы было про что говорить.

В действительности, вы просто выращиваете новую Москву среди сибирской тайги, и ничего более не меняется. Сибирь остается все такой же малозаселенной и слаборазвитой, а Центральный регион становится еще менее развитым.

Поэтому все, что можно было потратить на развитие той же Сибири, вы инвестируете в один город.

«СП»: — Тогда почему тема постоянно всплывает? Кто и зачем поддерживает эту дискуссию?

— Ну, во-первых, есть «верующие», для которых это почти «религиозный вопрос». Есть, так называемые, евразийцы. Плюс — геополитики. Причем Хаусхофера (Карл Хаустофер, немецкий социолог, основоположник германской школы геополитики — Ред.) из них никто не читал, и, что такое геополитика, никто не знает.

Для них геополитика — это такое свободное обращение с миром: вот они подумали, в носу поковыряли и решили, что нам нужна столица на востоке, потому что с точки зрения геополитики Сибирь — это центр России. И плевать на все, что будет.

Идея новой столицы — это все пропагандистско-идеологические выверты на фоне, действительно, затухания жизни в восточных регионах. То есть проблема реально есть. На Востоке как бы людей становится все меньше. Но способ разрешения проблемы за счет механического переноса столицы — это не решение. Это — утопия.

Но в гуманитарной науке и в политике утопистов большинство всегда было.

«СП»: — А чем Москва не устраивает?

— А тут еще один аспект. Почему у нас москвичей на периферии не любят? Их не любят естественным образом. Во-первых, потому что богаче. Во-вторых, потому что культура другая.

Москва — единственный европейский город России. Потому что европейскость, она не в чтении иностранных книг и не в курении иностранных сигарет. Она в определенном, причем многопоколенческом уровне жизни.

Вот если у вас прадедушка, дедушка и папа не голодали, то у вас совершенно другое восприятие действительности, чем, если у вас голодал отец. Поэтому Москва и является единственным европейским городом — это город не голодающих людей. А на это «наворачивается» наличие образования, культуры (в смысле, театры, концерты и т. д.), науки… и всего-всего-всего, что обычно в имперском центре бывает.

Поэтому москвич, он, вроде бы, говорит по-русски, а человек совершенно другой.

«СП»: — О петербуржце разве этого сказать нельзя?

— Давно уже нет. Особенно в постсоветский период. Потому что там-то как раз реально голодали. Не случайно, «городом разбитых фонарей» называли Петербург в 90-е.

Только Москва. Так получилось. Не потому, что это хорошо. Вот в Италии эпохи Возрождения передовых городов было пять-шесть-семь. У нас — один. Но это же вызывает, естественно, раздражение.

И поэтому те, кто голосует за перенос, они — не геополитики. Они этой идеей просто обосновывают нутряную, глубинную ненависть к Москве.

Да, это глупость. Но она строится на очень крепкой психологической основе. То есть на комплексе неполноценности провинциала по отношению к столице.

Есть притча о том, как у одного святого спросили, что ему дать, но с тем условием, что другому святому придется дать вдвое больше. Он подумал и попросил оторвать ему ногу.

Вот эта логика определяет отношение провинции к Москве.

С другой стороны, без такого города, с другой культурой, не было бы ни советской науки, ни великого оборонного комплекса и, в общем, еще много-много чего.

Светлана Гомзикова

18.08.2021

https://svpressa.ru/politic/article/307288/