Внутренние угрозы народам Средней Азии

Казахстану и всей Центральной Азии угрожает «невидимый легион джихада»

Внутренние угрозы народам Средней Азии

 

Волки в овечьей шкуре

В ходе подавления организованного иностранными спецслужбами мятежа в Казахстане 9 января в Алма-Ате были задержаны четверо членов исламистской группировки «Таблиги Джамаат» (запрещена в России), которые участвовали в массовых беспорядках с 4 по 8 января 2022 года.

**********

 

При обысках у них были «обнаружены и изъяты огнестрельное оружие, травматические и светошумовые гранаты, патроны, религиозная литература и иные вещественные доказательства». Один из задержанных, иностранный гражданин, поддерживал связь «с террористическими группировками за рубежом», прибыв в Казахстан «для подготовки массовых противоправных акций и нападений на органы власти и силовые структуры».

На территории Казахстана по сей день существует множество «спящих» исламистских ячеек, готовых по приказу выйти из тени на свет. В июне 2016 года группа боевиков совершила нападение на оружейный магазин в Актобе (Актюбинск) и воинскую часть. В июле того же года силовики обезвредили группу террористов, которые намеревались напасть на российский военный объект «Балхаш-9», расположенный в Актогайском районе Карагандинской области Казахстана на берегу озера Балхаш близ посёлка Гульшат.

Январское восстание 2022 года в Казахстане должны были координировать именно боевики запрещённой в России группировки «Таблиги Джамаат» («ТДж»). Эта организация со штаб-квартирой в Райвинде (пакистанская провинция Пенджаб) открыто поддерживается правительством этой страны и Пакистанской межведомственной разведкой (ISI). «ТДж» является «движущей силой исламского радикализма и основным вербовщиком исполнителей экстремистских акций и террористических актов по всему миру», отмечает Алекс Алексиев, старший научный сотрудник Центра политики безопасности в Вашингтоне, много лет работавший старшим аналитиком и руководителем направления национальной безопасности RAND Corporation. В 2005 году Алексиев подготовил наиболее полное для своего времени описание реальной деятельности «ТДж».

Ежегодно в октябре в окрестностях небольшого пакистанского города Райвинд более миллиона одинаково одетых бородатых мужчин собираются вместе на трёхдневные религиозные радения. Похожие собрания, именуемые «иджтима» (ijtima), проходят и в окрестностях столицы Бангладеш Дакки и индийского города Бхопал. Участники этих сборищ – не просто мусульманские паломники: это специально обученные миссионеры, посвятившие свою жизнь распространению ислама по всему миру. «Эти легионы проповедников представляют самое крупное на земле движение религиозных пропагандистов, усилиями которых по крайней мере отчасти объясняется взрывной рост числа новообращенных в ислам и заметное повышение религиозного рвения в мусульманском мире», – пишет Алексиев.

Несмотря на огромное число сторонников во всем мире, «ТДж» вне мусульманского сообщества долгое время оставалось незаметным для всех, кроме академических исследователей ислама. Причина заключается в том, что «ТДж» тщательно скрывает свою истинную сущность. Пользуясь современным жаргоном, это общество-«невидимка», изначально предназначенное действовать вне зоны видимости «радаров» средств массовой информации и правительственных структур.

У «ТДж» отсутствует четкая организационная вертикаль, это сетевая, зонтичная структура, представители группировки избегают контактов с прессой, да и сами ничего не публикуют ни о сфере своей деятельности, ни о членстве или финансах организации. Что еще более важно, общество «Таблиги Джамаат» не выказывает никакого интереса к участию в политике, избегает открытого её обсуждения.

В результате практически с самого начала своего существования «ТДж» приобрело образ движения, стремящегося, прежде всего, к укреплению веры, самосознания и духовному развитию личности, не вмешивающегося в политику и сферу светских отношений. Такая репутация подтверждалась приверженностью миссионеров аскетичному, предполагающему равенство сподвижников, стилю жизни, а также их нетерпимостью к таким социальным порокам, как алкоголизм и наркомания. «Все это сформировало миролюбивый образ организации, полезной для общества; в итоге она практически нигде не вызывала неприятия и приветствовалась даже теми правительствами, которые обычно склонны настороженно относиться к социальным образованиям, не находящимся под их прямым контролем».

Практическая деятельность «ТДж» радикально отличается от культивируемого имиджа. Изначально её адепты всегда опирались на крайние трактовки суннитского направления ислама, а за последние два десятилетия, как отмечает Алексиев, радикализм группировки обострился до такой степени, что она стала «движущей силой исламского радикализма и основным вербовщиком исполнителей экстремистских акций и террористических актов по всему миру».

Проповедники и сподвижники «ТДж» проповедуют версию ислама, почти неотличимую от идеологии джихадистов ваххабитского / салафитского толка, то есть де-факто террористическую. Для большинства молодых мусульман первым шагом на пути к радикализации их религиозного сознания становится присоединение к «ТДж». По оценкам французских СМИ, до 80 процентов исламских экстремистов вышли из рядов «ТДж», что, в свою очередь, дало французским спецслужбам основание именовать «ТДж» «прихожей фундаментализма».

«ТДж» действует, прямо или косвенно, как вербовщик для террористических организаций. Во всех получивших известность случаях, когда граждане США вступали или пытались вступить в группы активистов джихада на территории страны, они оказывались связанными с миссионерами «ТДж». Однако, скорее всего, это всего лишь вершина айсберга.

Еще в 1980-х годах из одного только Алжира «ТДж» ежегодно направлял на военную подготовку в Пакистан около 900 новобранцев. Узбекские власти обвинили «ТДж» в вербовке и переброске в тренировочные террористические лагеря четырехсот человек. Численность лиц, вовлеченных в деятельность организации, в странах Запада не менее впечатляюща. По оценкам британских спецслужб, к 1998 году из этой страны для обучения по программе ведения джихада в Пакистан направилось до двух тысяч граждан. Секретные службы Франции сообщают, что от 80 до 100 французских подданных принимали непосредственное участие в боевых действиях на стороне запрещённой в России «Аль-Каиды».

Америка ничуть не отстаёт в деле поставки «кадров» для джихада. По словам начальника первого в составе ФБР подразделения по борьбе с исламским терроризмом Боба Блитцера, только в 1990-х годах США покинули до двух тысяч человек, вставших на путь джихада. По сведениям источников пакистанских спецслужб, с 1989 года четыреста американских граждан прошли подготовку в тренировочных лагерях на территории Пакистана или Афганистана.

Повсюду используется практически одна и та же методика вербовки молодежи в джихад. После присоединения к ячейке «ТДж» в местной мечети или исламском центре и исполнения нескольких проповеднических миссий в своей округе наиболее активных из новичков приглашают на четырехмесячную дополнительную подготовку в центре «ТДж» в окрестностях Райвинда. По прибытии в Пакистан они попадают в оборот сотрудничающих с «ТДж» террористических групп, получая предложения пройти военную тренировку.

«ТДж» уже давно вовлечён в прямое спонсорство и оказание помощи террористическим группировкам. Пакистанские и индийские обозреватели полагают, что он играл ключевую роль в становлении движения «Харкат-уль-Моджахеддин» (Движение моджахеддинов), занесённого в США в список террористических организаций в 1997 году. Это движение было основано в том же Райвинде в 1980 году, и подавляющее большинство его членов одновременно состояли и в «ТДж». Как выразился один из его высокопоставленных представителей, «действуя вместе, эти две организации формируют по-настоящему интернациональную сеть истинных мусульман, ведущих джихад».

Многие из примкнувших к «ТДж» новичков оказываются в итоге в тренировочных центрах «Харкат-уль-Моджахеддин». Существуют сведения о шести тысячах человек, прошедших обучение в лагерях для отправки в Афганистан в 1980 году; несколько сот иностранцев, как сообщалось, находились в них в 1995 году. С самого начала «Харкат-уль-Моджахеддин» являлось участником созданного Усамой бен Ладеном антисемитского и антизападного движения.

Другой террористической группировкой, также вышедшей из «ТДж», является «Харкат-уль-Джихад-е-Ислами» («Движение исламского джихада»). Сформированное после вторжения советских войск в Афганистан, позже оно перешло к организации актов насилия на территории штатов Джамму и Кашмир и на остальной части Индии. В частности, в штате Гуджарат, экстремисты «ТДж» взяли под свой контроль до 80 процентов мечетей, находившихся ранее в руках «умеренных» мусульманских групп.

«ТДж» также весьма активен в Северной Африке, где стал одной из четырёх группировок, принявших участие в создании экстремистского «Исламского фронта спасения». Документально подтверждены множество случаев, говорится в докладе Алексиева, когда лица, принадлежащие к «ТДж», совершали террористические акты. Например, членам организации во Франции приписывается ответственность за проведение террористических акций в Париже и в Марракеше уже в 1994 году.

В 1999 году группа сторонников «Таблиги Джамаат» была обвинена в организации серии взрывов в столице Узбекистана Ташкенте. Миссионеров этой организации выдворяли из Казахстана по обвинению в ведении экстремистской пропаганды и вербовке в свои ряды. Есть свидетельства, что взрыв поезда с индуистскими активистами в индийском штате Гуджарат 27 февраля 2002 года был инспирирован одним из лидеров «Таблиги Джамаат» Мауланой Умарджи. Эта акция, в свою очередь, спровоцировала погромы со многими человеческими жертвами среди мусульманской общины со стороны индуистов-радикалов.

Ещё один вид деятельности «Таблиги Джамаат», плохо сочетающийся с образом «мирной и аполитичной» организации, – использование её в качестве прикрытия для подготовки террористических акций. Известны многочисленные примеры того, как эта организация укрывала террористов, оказывала им разнообразную помощь в передвижении, пользуясь своей хорошей репутацией и отсутствием интереса к себе со стороны контртеррористических органов.

Так, властям Марокко стало известно о хождении листовок, в которых руководство одной мусульманской террористической группировки на территории страны призывает своих членов вступать в легальные исламские общества вроде «ТДж», с тем чтобы, с одной стороны, раствориться в них, а с другой – иметь возможность влиять на их деятельность изнутри. Филиппинское правительство обвинило организацию, число сторонников которой в стране достигает 11 тысяч, в том, что по ее каналам исламским террористам поступают деньги из Саудовской Аравии, а также в оказании содействия переброске боевиков-добровольцев из Пакистана.

Внутренние угрозы народам Средней Азии

 

Британский след

 В 1992 году в Стамбуле была издана книга Сыддика Гюмюша «Признания английского шпиона», в которой рассказывалась история создания британским разведчиком XVIII века Хемпером радикального исламистского движения ваххабизма.

В работе утверждается, что «Мухаммад ибн Абдул Ваххаб и Мухаммад бин Сауд при поддержке британцев создали новую девиантную секту ислама и сражались против Османской империи, а затем халифата Мекки и Медины».

Подрывная деятельность британской разведки в XVIII веке создала разветвленную агентурную сеть, которой с сокрушительным успехом воспользовался полковник Томас Лоуренс Аравийский благодаря своим выдающимся военно-стратегическим способностям и блестящему знанию местных условий и языков. Лоуренс был учеником коммандера (подполковника) Хогарта, который, в свою очередь, был учеником великого археолога, первооткрывателя Минойской цивилизации, сэра Артура Эванса.

В силу высочайшей квалификации Лоуренса, раскол в мусульманской умме был существенно упрочен и стал работать на интересы англосаксов.Точно в таком же стиле было превращено в глобальную силу движение «Таблиги Джамаат» («ТДж»), основанное в 1927 году в местности Меват неподалеку от Дели деобандийским богословом Моуланой Мухаммадом Ильясом Кандехлеви (1885–1944).

__________________

Справка: Деобанди или деобандизм – исламское суннитское движение, возникшее в Британской Индии и в основном распространённое среди мусульман-ханафитов в странах Южной Азии, а также среди выходцев из этих регионов в странах Западного мира.

Движение деобанди возникло в учебном заведении «Дар уль-Улюм Деобанд» в городе Девабанд в Британской Индии в 1867 году. Целью деобандизма была реформация мусульманского общества в рамках колониального государства, которым правили немусульмане.

Отличительной особенностью деобандитов является пуританство и нетерпимость к представителям других течений в исламе. Например, имели случаи стычек между деобандитами и членами движения барелви, которые признают народные культы и суфийские обычаи. Также сторонники деобанди враждебны к шиитам, наиболее радикальные деобандиты считают их еретиками и отступившими от веры. Такое противостояние привело к тому, что в 1980-е – 1990-е годы в Пакистане разразилась война между боевыми группами деобандитов, барелвитов и шиитов.

Деобандизм, который проповедовали пакистанские исламские партии в лагерях афганских беженцев, стал идеологическим ориентиром для запрещённого в России движения Талибан. Члены движения деобанди в годы советской военной операции в Афганистане сформировали экстремистскую организацию «Харкат-уль-Джихад-аль-Исламия», которая в настоящее время воюет за включение территории Кашмира в состав Пакистана.

____________________

С самого начала философия «ТДж» отличалась радикализмом и нетерпимостью к любым другим формам вероисповедания, включая шиитскую ветвь ислама и его синкретические толкования, толкованием любых форм прогресса как несовместимых с исламом, исключением женщин из общественной жизни, а также фанатичным прозелитизмом, основанным на убеждении, что ислам должен вытеснить все другие религии.

Методика оживления мусульманского сознания в массах путем проповедования религиозных идей не имеющими духовного сана странствующими миссионерами (таблигами) имела неплохой успех. Объединяясь в группы (джамаат) численностью около десяти человек, они после простейшего обучения отправлялись вести пропагандистскую работу по принципу «от двери к двери». Организуя этих необразованных, но обладающих исключительным энтузиазмом мусульман, Ильяс давал им выдержки из Корана, подчеркивавшие приоритет практики (амал) и добродетели (фадаил) над глубоким пониманием основ веры (илм) и нюансов исламских законов (масаил). Этот подход показал высокую эффективность, и к моменту смерти Ильяса в 1944 году «ТДж» распространился по всей Индии.

После раздела Индии британцами «ТДж» быстро укрепил свои позиции в мусульманском Пакистане, и его штаб-квартира постепенно переехала из Низамуддина в окрестностях Дели в пакистанский Райвинд.

Здесь с «ТДж» стали работать «британские ученые», то бишь офицеры МИ-6, как рассказал в интервью нашему изданию Президент Парижской Академии геополитики Али Растбин. Он отмечает, что джихад был превращен в инструмент политической борьбы еще Лоуренсом Аравийским, а позднее британцы по тем же лекалам «скорректировали» «Таблиги Джамаат».С подачи британских спецслужб «ТДж» превратился в международное движение, а также сосредоточил усилия на обращении в ислам немусульман.

К концу 1960-х годов «ТДж» действовал в большинстве стран Западной Европы и Северной Америки, во всей Азии и даже в странах, где практически не было мусульман – например, в Японии. Быстрое распространение деятельности движения в традиционно немусульманские регионы совпало в 1970-х с установлением взаимовыгодных отношений с ваххабитским течением (которое сами ваххабиты именуют салафизмом) в Саудовской Аравии и представителями деобандизма в Южной Азии, двумя наиболее воинственными направлениями радикального ислама.

Практическим результатом этого сотрудничества, продолжающегося до сегодняшнего дня, является широкая финансовая поддержка деятельности деобандийских организаций и «ТДж» за счет саудовских средств. За саудитами традиционно стоят западные спецслужбы, МИ-6 и ЦРУ, которые никогда не работают с исламистами напрямую, а используют прокладки-прокси, то есть тех же саудитов и пакистанцев.

Начало этому было положено в 1962 году после учреждения Всемирной мусульманской лиги; процесс получил дополнительное развитие после решения саудовских ваххабитов активизировать свою экспансию за рубежом в 1970-х годах. Несмотря на то, что обычный образ действий «ТДж» требует, чтобы его миссионеры самостоятельно покрывали свои расходы во время проповеднических миссий, очевидно, что покрытие огромных транспортных расходов на обеспечение тысяч зарубежных поездок были не по карману рядовым членам «ТДж», в большинстве своем бедным.

Интересно отметить, что ваххабиты, обычно крайне критичные и нетерпимые в отношении практически всех остальных мусульманских школ, не выражают почти никакого негативного отношения к «ТДж». Только иногда они сожалеют по поводу недостаточно глубокого знания ислама (в ваххабитском смысле) членами этого движения. Так, влиятельнейший ваххабитский лидер последних двух десятилетий Шейх Абд аль Азиз ибн Баз признал заслуги «ТДж» и рекомендовал своим «братьям» совместно участвовать в проповедническом движении с тем, чтобы «направлять и советовать». Дружественные связи «ТДж» с ваххабитами на самом деле были установлены давно, у истоков этого сотрудничества еще в 1930-х годах стоял один из лидеров «ТДж» Моулана Ихташмул Хасан, свояк Моуланы Ильяса.

Что касается идеологии, то в значительной степени представление о ней сформировано заверениями лидеров движения об аполитичности «ТДж». Такое утверждение является в высшей степени обманчивым. Движение аполитично лишь в том смысле, что не придает большого значения и не преследует краткосрочных политических целей, как, например, мобилизация мусульманского сообщества для установления исламского правления в отдельно взятых странах (что характерно для других мусульманских организаций, таких как «Джамаат-е-Ислами» в Пакистане).

На самом деле объясняется это тем, что «ТДж» не признает государства в качестве легитимного образования, с исламской точки зрения. Вместо этого оно имеет дело со всем сообществом мусульман – уммой, и здесь его амбиции носят весьма политизированный характер. Целью движения, по словам французского аналитика Марка Габорио (Marc Gaborieau), является не что иное, как «планомерный захват мира» средствами джихада.

На практике эта тысячелетняя мечта преследуется двуединым путём укрепления фундаменталистского рвения среди мусульман и обращения в ислам немусульман. Конечная цель идеологов «ТДж» – установить повсеместное господство радикальной и бескомпромиссной формы ислама – может показаться утопией, а потому выглядящей не слишком устрашающе. Однако как бы утопична она ни была, философия «ТДж» далеко не безобидна. Следуя за своей утопией, это движение насаждает формы религиозной практики и поведения, являющиеся по любым меркам экстремистскими.

По сути, постулаты «ТДж» восходят к экстремистскому ваххабитско-деобандийскому учению, которое явилось прототипом идеологий современного исламского экстремизма. Так, делая акцент на прозелитизме и очищении ислама от вредных влияний, движение категорически отрицает право на существование не только иных религий, но и других течений ислама (шиизма, барелви, бахаийа, ахмадийа и т. д.) и предрекает неизбежное и жестокое столкновение между этими ложными вероучениями и истинным исламом.

Этот тезис находит своё воплощение в том, что «Таблиги Джамаат» настаивает, что приверженцы Аллаха в немусульманских странах должны вступать в контакт с иноверцами только и исключительно в целях проповеди ислама. Наконец, общая радикализация ислама и рост числа сторонников джихада с 1970-х годов, в свою очередь, повлияли на «Таблиги Джамаат», все больше усваивающее мировоззрение джихада, свойственное ваххабитско-деобандийской школе.

Структура «Таблиги Джамаат», так же, как и всё, что связано с этой организацией, закрыто для посторонних плотной завесой секретности. И всё же с достаточной долей уверенности можно сделать некоторые предположения. Хотя и утверждается, что общество «ТДж» существует на принципах равенства и участия широких масс, оно с момента основания строится по жёсткому иерархическому принципу, свойственному не массовым движениям, а харизматическим сектам. На вершине организации находится верховный лидер – эмир, чьи указания выполняются беспрекословно.

Как упоминалось выше, штаб-квартира «ТДж» находится в Райвинде (Пакистан), хотя и прежний центр в Низамуддине (в Индии) продолжает играть важную роль. Второе место в иерархии, по некоторым свидетельствам, занимает шура (совет), имеющая важное консультативное значение. Далее следуют местные подразделения в отдельных странах, соответственно возглавляемые эмирами, обычно являющимися опытными функционерами движения на местах из принадлежащих «ТДж» мечетей. О механизме действия на этом уровне известно очень мало, однако считается, что именно эти структуры сыграли решающую роль в реисламизации иммигрантов в Европе и Северной Америке.

Собственно проповедь ислама осуществляется небольшими группами (численностью около десяти человек в азиатских странах и трех-пяти – в других частях света) адептов «ТДж», прошедших до этого соответствующее обучение. Практика проповеднической деятельности «от двери к двери» известна как «харудж» («в пути»). В группах-джамаатах поддерживается жёсткая дисциплина и строгое подчинение лидеру. Изначально миссионеры направлялись из Южной Азии и находились в странствии по четыре-пять месяцев, пользуясь приютом в мечетях, основываясь на традиции оказания гостеприимства находящимся в пути мусульманам.

В Западной Европе и США члены «ТДж» действуют, базируясь практически исключительно в спонсируемых саудовскими ваххабитами мечетях и исламских центрах, существующих на сегодняшний день почти во всех крупных западных городах. Заинтересованных местных мусульман и потенциальных неофитов приглашают на еженедельные семинары, обычно проводимые старшими проповедниками, а после прохождения необходимой подготовки их самих отправляют для осуществления харуджа.

Будучи однажды привлеченными в «Таблиги Джамаат», новые члены, по сути, подчиняют свою жизнь движению и становятся профессиональными миссионерами. От активистов «ТДж» требуется посвятить 40 дней в году, три дня в месяц, две вторые половины дня в неделю и два часа каждый день работе на организацию; кроме того, они обязаны жёстко соблюдать правила ежедневных молитв. Наиболее перспективные из новых адептов и обращенных проходят дополнительную подготовку при штаб-квартире «Таблиги Джамаат» в Райвинде. Обычно вербовка в ряды террористических групп происходит уже после прибытия в Пакистан.

Хотя в прошлом «Таблиги Джамаат» не стремилось быть формально представленным в локальных мусульманских сообществах, в последние два десятилетия положение постепенно меняется. Сегодня и на Западе, и в самой Южной Азии имеется немало мечетей, исламских центров и прочих религиозных заведений, находящихся на попечении «Таблиги Джамаат». Ни точная численность организации, ни размеры финансирования неизвестны, хотя ясно, что они должны быть весьма значительны, учитывая вовлечённость в движение миллионов адептов.

На сегодняшний день можно констатировать, что глобальная экспансия «ТДж» реализуется следующей по следующей схеме: британская разведка МИ6 и ЦРУ – Служба общей разведки Саудовской Аравии и пакистанская межведомственная разведка – «ТДж» – салафиты.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

22/02/2022

https://vpoanalytics.com/2022/02/22/kazahstanu-i-vsej-tsentralnoj-azii-ugrozhaet-nevidimyj-legion-dzhihada-ii/