Новость не из рядовых…

Свершилось? Начата национализация российских компаний

Новость не из рядовых...

 

1 марта (2022г.- ред.) случилось очень важное событие, оставшееся для многих в тени военных сводок.

Премьер-министр Мишустин приказал Министерству финансов массово скупать акции российских компаний.

Для этого из Фонда национального благосостояния будет выделен триллион рублей.

Что это означает? А это означает начало национализации.

**********

До сих пор более 80 процентов находящихся в свободном обращении акций российских компаний контролировали «нерезиденты» – то есть либо иностранные компании, либо «оффшорники». После начала спецоперации на Украине стоимость акций российских компаний рухнула; и одновременно с этим Центробанк (надо понимать, под нажимом) запретил выплачивать проценты по ценным бумагам в иностранные юрисдикции. Это означает, что теперь иностранные держатели акций наших предприятий не могут ни получать по ним дивиденды, ни продать (продать-то могут, но кто же такое купит).

А купит только российское государство – причём за бесценок! И не только акции государственных компании («Газпром», «Роснефть», «Сбер»), но и о частных – таких, как «Лукойл» или «Северсталь»!

А это и есть национализация. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло…

Конечно, это не та национализация, о которой мы привыкли мечтать, вспоминая учебник истории. Революционных матросов и конфискации в пользу трудового народа не будет. Частные компании, скорее всего, даже не сменят своих хозяев. Но!..

Они теперь не смогут выводить прибыль в офшоры (запрещено также 1 марта, впору назначать эту дату национальным праздником) и налоги им придётся платить в российскую казну.

Значит ли это, что Центробанк начал «прогибаться», или «стал договороспособным», или даже «сменил хозяев»? Скоро увидим. Ждём западных санкций на импорт сырья и как следствие – понижения г-жой Набиуллиной кредитной ставки.

Низкая кредитная ставка необходима промышленному производству – то есть производству лекарств, запчастей, хлеба и колбасы. При высокой стоимости кредита производство работать не может – потому что оно не окупается так быстро, как торговля сырьём или спекуляция валютой.

Новость не из рядовых...

Установленная Набиуллиной ставка 20% – это «всё, можно закрывать производство».

Её нужно отменять.

Да, в этом случае нас ждёт значительный рост инфляции. Но, что лучше: быстрая инфляция при наличии промышленного производства (грубо говоря «продукты стоят дорого, но они есть») – или медленная инфляция при невозможности заниматься промышленным производством (продукты дорожают постепенно – но и постепенно исчезают, а когда их начинает не хватать, всё равно наступает инфляционный обвал)?

Для потребителя этот вопрос, конечно, «философский» – что лучше, когда не хватает денег на еду, или когда не хватает самой еды. «Оба хуже». Но с точки зрения выживания государства развивать промышленное производство необходимо. Государства – как люди: кто не работает, тот не ест. Можно конечно, распродавать имущество (ресурсы) но это так себе бизнес-план.

Теперь – особенно.

2.03.2022

https://zen.yandex.ru/luchik