Нет денег — нет товара

Нет денег — нет товара

 

 

Ну, вот и осталось всего ничего до того момента, как в Европе наступит вселенская энергетическая катастрофа.

По её же вине. Из-за политического упрямства.

Они не хотят платить в рублях за наш товар — нефть и газ.

Мы не собираемся больше продавать наши ресурсы недружественным странам за их валюту.

**********

 

Не нравится — не покупай. В такой ситуации, как ни крути, все европейские метания на тему постепенного отказа от российских газа и нефти, все разговоры о ступенчатом снижении зависимости, поиски альтернативы у заливников — всё зря. Нет денег — нет товара. Продажи остановят. Шок и последствия будут моментальны. Масштаб трудно преувеличить.

Уже сейчас европейцев трясёт от растущих цен на всё на фоне принятых против России санкций. Министр сельского хозяйства федеральной земли Баден-Вюртемберг Петер Хаук на полном серьёзе советует пережить следующую зиму в свитере и холодной квартире. Никто, мол, не умирал в +15. Но никто из немцев и не подписывался под тем, чтобы мёрзнуть назло русским, потому что правительство не хочет покупать необходимое для нормального отопительного сезона топливо по нормальным ценам. Газ ведь есть, бери — не хочу.

На фоне таких советов и разговоров люди вспомнили о старом добром способе согреться — дровах. Из Баварии приходят сообщения о том, что там началась незаконная вырубка леса, участились кражи уже заготовленной древесины. Так что местным властям пришлось ввести усиленную охрану лесных массивов.

Смех смехом, но есть и серьёзные цифры — исследование, которое провёл университет Бонна и Кёльна ECONtribute. Сценарий — полное прекращение поставок энергоносителей из России. В таком случае, считают учёные, «ВВП Германии снизится примерно на 0,5—3%. Это эквивалентно от €200 до €1200 на душу населения». Ну а дальше начнут отключать от газоснабжения промышленность.

Что это значит на практике? Взять, допустим, химический концерн BASF — крупнейшее в мире химическое предприятие. В случае даже 50%-ного сокращения подачи газа его придётся останавливать. На одном из заводов в Людвигсхафене работают около 40 тыс. сотрудников. Они остаются без работы, а все товары выпадают из мировой логистической цепочки. Цепочки рвутся, перебои вызывают дефицит и рост цен. Замены на всё не найдёшь. В том же исследовании пишут, что придётся создавать приюты для людей, чьи квартиры отключат от отопления, возможны ограничения в работе больниц, не исключают закрытия школ и детских садов, нарушится работа молочных заводов, охлаждать молоко смогут в течение максимум десяти дней.

Шольцу на эти расчёты указали журналисты, спросили, что думает. Канцлер, который всячески выступал против европейских санкций именно в энергетической сфере, был раздражён и резок. Сказал, что учёные видят всё неправильно и делать какие-то математические модели развития ситуации безответственно. Раздражение, безусловно, понятно. Оказаться в неудачном, невыгодном, сложном положении у пропасти, отчасти против своей воли, но под громкие, дружные, подгоняющие к обрыву вопли соседей — то ещё удовольствие. Как в том мультике про вредных воробьёв и аиста, когда все вначале радуются тому, что могут скинуть аиста с провода, дубасят клювом по его лапкам, а потом, когда понимают, чем всё это для них обернётся, останавливаются, но уже поздно. И сами остаются с голой пятой точкой, без перьев.

Вторая по величине экономика Европы, Франция, тоже просчитывает различные сценарии: кого отключать в первую очередь, кого — позже. Экономить жёстко нужно уже сейчас — этого требуют власти от промышленности, сферы услуг, госструктур и каждого француза.

Иначе зимой будет плохо. Но многим плохо уже сейчас. Ведь цены на бензин растут сумасшедшими темпами. А впереди посевная. Вообще фермерам сейчас не позавидуешь. У них и так адский труд, который мало кто понимает и ценит. Продукцию берут у них за копейки, а затраты всё растут. Содержать хозяйство в 600 коров во Франции стало на €64 тыс. в год дороже, только на еду каждого животного в день приходится выкладывать на 18 центов больше, чем раньше. Это без учёта стоимости топлива.

В итоге в СМИ то и дело попадают интервью, в которые верится с трудом. Приведу цитатой то, что ответил один из аграриев, пойманный журналистом на заправке: «Это вам покажется немного странным, но я принимаю душ раз в два дня, я подставляю бутылку под кран, чтобы лишняя капля не упала в раковину. У меня нет отопления, так что ношу свитера, куртку целый день, ночью сплю в штанах, стараюсь меньше есть, экономлю абсолютно на всём, это больше не жизнь. На заправку будет уходить на €40 больше, придётся выбирать между работой и едой». Это было до очередного исторического повышения цены, которая побила все рекорды. Отсюда забастовки и в Испании, и во Франции, и в других странах.

Испанцы, кстати, добились разрешения отвязать цену на газ от цены на электричество. У них много ветряков, солнечных батарей, да и газ идёт в основном из Африки, логистически проще. А в остальных странах эта привязка по-прежнему есть. И цены на свет, а вместе с тем на обогрев зданий удваивают и даже утраивают бюджет.

В городке Уассель в Нормандии закрыли бассейн и муниципальные здания, там расходы на электричество возросли в десять раз, местные власти сказали, что денег на такое содержание в бюджете нет. Моей соседке в Бельгии подняли ежемесячный счёт за свет почти в два раза, чтобы она, хотя бы в теории, смогла оплатить итоговую годовую фактуру, покрывающую разницу того, что уже уплачено, и того, сколько на самом деле стоило использованное ею электричество. По опросам, каждый второй бельгиец не уверен, сможет ли оплатить счёт за свет в ближайшие месяцы. При этом Бельгия зависит от России в поставках газа на 40%. Франция — меньше, около четверти газа идёт туда из нашей страны. Но если поток резко прекратится…

Ещё одна цитата простого, обычного гражданина Пятой республики, который пришёл на встречу Макрона с избирателями (предвыборная кампания в стране вышла на финишную прямую).

«Я понимаю, что вы мне хотите рассказать про Украину и про Путина… Легко сказать: снизьте температуру дома на два-три градуса. Я не нуждаюсь в том, чтобы мне это говорили, я уже до этого это сделал… Это ужасно, месье президент. Ужасно ходить в магазин… ужасно! Это ужасно — заправляться. Скажу вам честно, месье президент, у меня была зарплата, которая позволяла мне жить достойно, я мог откладывать с получки деньги, я мог поехать в отпуск. Сегодня я стал нищим… я стал нищим служащим, я не могу воспользоваться своей зарплатой, я плачу за счета, и у меня ничего не остаётся… Моему ребёнку 15 лет, и мне приходит в голову мысль, что я не смогу отправить его в университет, потому что мы считаем каждый цент. В этом проблема. Я понимаю, что государство не может всё сделать. Но положение катастрофическое. Я в катастрофическом положении, я заправляю топливом бак своей машины и остаюсь ни с чем. Как можно заправить топливом бак, если это обходится в €140. Это ужасно… Я спрашиваю себя, что мне делать — ехать ли мне на работу в центр города или остаться дома… Цена топлива поднялась на 30 центов за 48 часов, как это возможно?!»

Увы, возможно и не такое, особенно в условиях ими же вводимых санкций и отсутствия у них же ресурсов. Так, может, всё же унять свой гонор и согласиться платить нам в рублях?

Нет денег — нет товара

 

Анастасия Попова

Шеф европейского бюро ВГТРК

30 марта 2022

https://russian.rt.com/opinion/983363-popova-rossiya-gaz-krizis-evropa