Лицемерие СМИ

Настоящим бедствием для СМИ стала дезинформация, борцами с которой объявили себя некоторые самозваные царьки

Лицемерие СМИ

 

Комиссия по нарушениям в информации при Институте Аспена (Aspen) недавно выпустила отчет, в котором на недостоверную информацию была возложена вина за ряд социальных проблем.

**********

 

«Нарушения в информации – это кризис, который усугубляет все другие кризисы. Нарушения в информации делают любые проблемы со здоровьем более опасными. Они замедляют время нашей реакции на изменение климата. Они подрывают демократию. Они создают традиции, которые позволяют воспринимать расистские, этнические и гендерные атаки как решение проблем, а не как сами проблемы. Сегодня недостоверная информация и дезинформация стали движущей силой в углублении самых острых проблем в нашем обществе. Сотни миллионов людей ежедневно расплачиваются за мир, разрушаемый ложью».

Лицемерие СМИ

Благодаря вливанию $65 млн. от таких инвесторов, как Джордж Сорос и Рид Хоффман (Reid Hoffman), недавно организованный Project for Good Information, также обещает бороться с фальшивыми новостями.

Как сообщает вебсайт Recode, в маркетинговых материалах группы говорится: «Традиционные СМИ проигрывают. Дезинформация процветает. Пришло время для нового типа средств массовой информации». Проектом руководит активный член демократической партии Тара МакГоуэн (Tara MacGowan), чья компания ACRONYM создала приложение, использование которого с треском провалило голосование на предварительных выборах Демократической партии в Айове в 2020 г.

Как сообщил Бен Смит (Ber Smith) в The New York Times, Центр Шоренштейна (Shorenstein Center) при Гарвардском университете провел серию встреч с руководителями крупных СМИ, чтобы «помочь руководителям редакций бороться с дезинформацией и манипулированием СМИ». Даже основатель Facebook Марк Цукерберг извинился за роль своей платформы в распространении дезинформации.

Начало этой новой волны злобных заявлений и выкручивания рук можно отнести к годам правления Трампа. В статье в Harper’s Magazine Джозеф Бернштейн (Joseph Bernstein) назвал это явление Большой Дезинформацией (Big Disinfo). Объем дезинформации значительно вырос за счет объединения усилий средств массовой информации, научных кругов и политических исследований.

Бернштейн утверждает, что «Потребление ложной информации должно вызывать изменения в убеждениях или поведении людей».

Большая Дезинформация приобрела популярность в главных СМИ отчасти потому, что сваливает вину за это на кого угодно, кроме самих СМИ. Фактически, те, кто диагностируют нашу болезнь и назначают лекарства, сами являются поставщиками «инфодемии», которую, как они утверждают, создаем мы сами.

В комиссию Института Аспена, например, входит несколько человек, которые активно создавали дезинформацию. Как сообщал Washington Free Beacon, один из советников Комиссии, Йоэль Рот (Yoel Roth), был администратором Twitter, который заблокировал пользователям своего сайта возможность поделиться историей из New York Post о ноутбуке Хантера Байдена незадолго до выборов 2020 г.

Советник Рени ДиРеста (Renee DiResta) является просто вундеркиндом дезинформации. Она была советником компании American Engagement Technologies, которая, как сообщает Beacon, представляет собой «технологическую компанию, создававшую онлайн фальшивые личности, чтобы помешать республиканцам голосовать на выборах в Сенат в 2017 г. в Алабаме».

Сопредседатель комиссии Кэти Курик (Katie Couric) также знакома с манипулированием фактами для получения благоприятных результатов. В своих недавно опубликованных мемуарах она призналась, что отредактировала заявления судьи Верховного суда Рут Гинзбург о спортсменах, протестующих против исполнения государственного гимна. Курик опасалась, что критика членом Верховного суда таких спортсменов могла разозлить ее коллег-либералов.

Член комиссии Рашад Робинсон (Rashad Robinson), глава группы активистов Color of change, также способствовал распространению дезинформации, пропагандируя мистификацию преступления на почве ненависти Джусси Смоллеттом даже после того, как актер был осужден по уголовным обвинениям в постановке атаки на него. А еще одним членом комиссии является принц Гарри, бывший член королевской семьи с весьма сомнительными взглядами (например, одевался в нацистскую форму, жаловался Опре на свою семью, которая финансирует его роскошный образ жизни). А еще в этом году Гарри объявил Первую поправку «полным бредом».

В отчете комиссии Аспена говорится, что не существует такой вещи, как «арбитр истины», и тем не менее, наши СМИ считают себя блюстителями истины.

Рассмотрим тот факт, что Russiagate – многолетняя попытка доказать, что Дональда Трампа шантажировали и контролировали, оказалась ложной, но беспрерывно освещалась СМИ, в то время как история с ноутбуком Хантера Байдена, которая оказалась правдой, умалчивалась ​​с явной целью не уменьшить шансы Джо Байдена стать президентом. Мы живем в сюрреалистический информационный момент, когда лжи выделялось обширное эфирное время и она широко освещалась в печати, в то время как правда была задушена и названа дезинформацией.

«Четвертая власть» с готовностью взяла на себя роль главного информационного цензора от имени кандидата от демократов в президенты.

В недостоверной информации и дезинформации нет ничего нового. Пропаганда, политические грязные трюки и заведомая ложь существуют давно и часто были предметом гордости для людей, занимающихся этим. Не так давно Бен Роудс (Ben Rhodes), в то время главный помощник президента Барака Обамы, хвастался созданием «эхо-камеры» в СМИ для распространения ложной информации о деталях ядерной сделки Обамы с Ираном.

Это правда, что недостоверная информация приобрела большое влияние благодаря скорости распространения информации в социальных сетях.

Как заметил Бернштейн, в некотором смысле «дезинформация – это просто неофициальное партнерство между Big Tech, корпоративными СМИ, элитными университетами и богатыми фондами». Борьба против дезинформации является как бы зеркальным отражением войны Дональда Трампа против «фейковых новостей».

Контроль над информацией – это контроль над одной из самых главных ценностей в развитом мире: вниманием людей. И люди хотят подтверждения своим предубеждениям. Но учёные и члены комиссии, изучающие недостоверную информацию, также страдают от предвзятости.

Вопреки предложениям групп и комиссий по недостоверной информации, самое радикальное, что мы могли бы сделать прямо сейчас, – это не дать элитам и правительству больше власти по контролю над информацией.Среди недавних «достижений» прессы – Russiagate, Хантер Байден, школьники из Ковингтона, гипотеза об утечке из лаборатории в Ухане, офицеры пограничного патруля с кнутами, суд над Кайлом Риттенхаусом.

Было бы намного лучше для здоровья «информационной экосистемы», на которую всегда ссылаются эти так называемые эксперты, если бы репортеры сосредоточились на укреплении основополагающих принципов журналистики – баланса, надежных и достоверных источников информации, независимости и скептицизма по отношению к власти. Вместо этого они выполняют роль прислужников власти.

Christine RosenNew York Post. Перевод Эльзы Герштейн

16.12.2021

https://kontinentusa.com/licemerie-smi/