Литовский туризм подсчитал убытки

Литовский туризм подсчитал убытки

 

Литва: не плачьте по мне, отели, музеи и рестораны!

Фото: Пажайслисский монастырь

Помогли ли местные туристы компенсировать отсутствие иностранцев?

Пандемия нанесла тяжелый удар по туристической отрасли, которая создает около 3,5% ВВП страны.

**********

Хотя многие надеялись, что нехватку иностранцев в отелях и ресторанах на отечественных курортах компенсируют местные, этого не случилось. Турсектор понес серьезный урон – гостиницы, санатории, рестораны и авиаперевозчики увольняют сотни сотрудников, а туроператоры сетуют, что литовцы скупы на траты у себя дома.

Ожидалось, что 2020 год станет рекордно прибыльным для туристической отрасли страны, но коронавирус нарушил эти планы. В начале марта местные владельцы гостиниц хватались за голову, позже немало бизнесменов возлагали надежды на так называемый местный туризм. Мол, если границы закрыты, самолеты летают с перебоями, а на излюбленных курортах в Испании, Италии и Турции небезопасно, жители Литвы будут отдыхать дома.

Эпидемиологическая ситуация в стране благоволила к таким прогнозам — Литва, как и другие страны Балтии, довольно быстро совладала с первой волной пандемии и уже в мае наслаждалась жизнью без сколь бы то ни было отягчающих ограничений. Однако турсектор так и не смог нивелировать потери за февраль-апрель.

Балтийский пузырь для Литвы лопнул

Литовский туризм подсчитал убытки

 

Вожаки литовской туриндустрии в лице ведущих туроператоров и руководителей госагентства «Путешествуй по Литве» возлагали большие надежды на то, что за неимением гостей из Западной Европы страну заполонят соседи — латыши и эстонцы, так как передвижение между тремя странами было свободным. Летом казалось, что так и произошло, но цифры говорят об обратном.

По данным Департамента статистики, за девять месяцев 2020 года — в период за январь-сентябрь — Литву посетили 52 000 туристов из Латвии и 31 000 из Эстонии. Это в разы меньше, чем в 2019 году — на 48,9% и 27,3% соответственно.

Между тем сами литовцы не сидели дома. В отличие от соседей, жители Литвы активно пользовались возможностью изучить латвийское направление. В период за июль-сентябрь Латвию посетили около 121 000 туристов из Литвы — это на 56% больше, чем за аналогичный промежуток в 2019 году. По итогам всех трех кварталов в Латвии побывали 175 000 литовских туристов — на 6% больше, чем годом ранее.

«Очевидно, что победителем в этом «пузыре» стала Латвия. Можем лишь спросить себя, почему так получилось. Может, это предопределил тот факт, что госагентство «Путешествуй по Литве» так и не смогло запустить рекламные акции в Латвии и в Эстонии? А может это связано с тем, что наши туристические объекты в соотношении цены-качества сильно отстают от соседей?», — сокрушается глава одного из турагентств Удрюс Армалис, вице-президент Литовской ассоциации делового туризма.

По его словам, оптимистичные прогнозы, что, мол, отели, гостевые дома, мотели и санатории в Литве заполонят истосковавшиеся по отдыху соотечественники, тоже не оправдались.

Посетители – не туристы

По итогам трех кварталов в Литве приняли 1,86 млн туристов — это на 41,9% меньше, чем годом ранее. Большую часть гостей в тех или иных учреждениях, которые оказывают услугу по заселению, составили жители Литвы. Всего в период за январь-сентябрь было размещено 1,39 млн литовцев — на 16,4% меньше, чем в 2019 году. Иностранных туристов въехало в разы меньше – 468 000 человек, почти на 70% меньше, чем годом ранее. Такие потери можно назвать фатальными.

Жителей Литвы также нельзя назвать активными. Статистика говорит о том, что лишь в Неринге по итогам трех кварталов приняли больше литовских туристов, чем годом ранее — рост составил 13,9%, но в других городах ситуация выглядела иначе. В приморской Паланге число местных отдыхающих уменьшилось на 0,5%, в известных во всем Балтийском регионе здравницах Бирштонаса и Друскининкай — на 16,6% и 13,8% соответственно. Иными словами, говорить о том, что из-за пандемии отечественные курорты процветали, как минимум, некорректно.

В больших городах положение еще хуже. Если в гостиницах на взморье и в санаториях бальнеологических курортов на юге Литвы еще теплилась жизнь, то в Вильнюсе количество местных туристов уменьшилось на 39,4% , а в Каунасе – на 30,9%.

Кроме того, нужно понимать, что местные всегда тратят меньше, чем иностранцы. Многие литовцы в этом году действительно воспользовались представившимся случаем проехаться по интересным местам на родине, но это еще не означает, что их можно называть туристами.

«Что представляет собой литовский путешественник? Во-первых, это житель города, чаще всего — виленчанин. Он выбирает объекты, до которых можно легко добраться на машине за один-два часа, а после поездки он возвращается ночевать домой, при этом почти не посещает те места, где нужно платить, а питается чаще всего бутербродами и закусками, купленными на бензоколонках. Житель Каунаса почти никогда не ночует в Вильнюсе, а виленчанин — в Каунасе. А если ты живешь на севере Литвы, то, без сомнений, для ознакомления и отдыха выберешь Латвию, а не поездки в Вильнюс, — вздыхает Удрюс Армалис. — Почему же цифры не соответствуют тому, что мы видели летом, ведь, казалось бы, пешие природно-познавательные тропы заполнены, а на пляжах было не протолкнуться? Все это легко объясняет один факт: те, кого мы видели, это посетители, а не туристы. Посетители — это категория путешественников, которые ездят по стране без ночевок».

Удар по отелям

Очевидно, что отчеты о доходах турсектора по итогам четвертого квартала 2020 года будут еще более плачевными. Большинство предпринимателей надеялись наверстать упущенное во время рождественских каникул, но в декабре эпидемиологическая ситуация ухудшилась, власти ввели небывалые ограничения — движение между городами было остановлено, покинуть тот или иной муниципалитет до сих пор разрешается лишь по уважительным причинам, поэтому все надежды отельного бизнеса обернулись прахом. Постояльцев стало еще меньше.

Ограничения и финансовые потери неизбежно сказываются и на людях. Вслед за убытками начались увольнения. Так, одна из крупнейших сетей литовских здравниц «Eglė» сообщила, что вынуждена уволить 356 сотрудников в Друскининкай и Бирштонасе — свыше половины всех работников. Позже компания немного изменила свои планы — было решено, что работы лишатся 226 служащих. Первые увольнения начались в январе этого года.

«В этом году поток клиентов сократился больше, чем наполовину <…>. Нет никаких знаков, что в январе и феврале что-то будет лучше. Чтобы сохранить рабочие места оставшихся людей, пришлось предпринять очень тяжелые действия, — говорил в декабре руководитель санаториев Артурас Салда. — Очень надеемся, что весной клиенты начнут возвращаться и что хотя бы часть работников, которых сейчас приходится увольнять, мы сможем позвать снова».

Сетевым гостиницам также приходится несладко. В зимний период многие живут за счет так называемого делового туризма, но и этот сегмент отрасли сжался. Администратор отеля Amberton Hotel Klaipeda — крупнейшего в Клайпеде — Даниил Домненко говорит, что карантинные ограничения больно ударили по работе.

Литовский туризм подсчитал убытки

 

Даниил Домненко

«Я по-прежнему в числе сотрудников, но сейчас отправлен в простой, так как работы нет, — рассказывает Даниил. — Почти половина персонала в том же положении, что и я. Загруженность сильно упала: в некоторые дни у нас вообще не было регистраций — ни одного человека, чего раньше никогда не случалось. В гостиницу заезжали лишь те, кто просто приезжал и хотел взять номер без предварительных резерваций. Негативное влияние оказало и то, что движение между городами закрыты, надежды на внутренний туризм нет, а в номера мы можем заселять лишь по одному человеку или тех, кто принадлежит к одному домхозяйству».

Особенности национального туризма

Как говорят старожилы отечественной туротрасли, говорить об усилении местного туризма нужно, но расходы литовских туристов несравнимы по объемам с тратами иностранцев. Надеяться на соседей-латышей или поляков тоже не стоит.

В департаменте статистики подсчитано: если условный американец или англичанин тратит за четыре дня в отеле 400 евро, житель Латвии — около 220 евро. В среднем литовский турист готов потратить на путешествие или отдых на родине 75 евро, а среднестатистический иностранец — 338 евро. Кроме того, если речь идет о Паланге — главном отечественном курорте, — основную долю гостей там составляют приезжие из России и Беларуси. Как правило, белорусы и россияне приезжают на неделю или две, что выгодно для отелей. Разумеется, их траты на отдых несопоставимы с тем, сколько готовы оставить местные.

До пандемии Литва принимала свыше 1,5 млн иностранных туристов. Чтобы компенсировать эти потери, необходимо, чтобы литовцы начали путешествовать по стране в три-четыре раза больше. Таким образом, республика никогда не восполнит утрату в лице иностранцев местными, как бы ей этого не хотелось.

Помимо этого, нужно понимать, что отсутствие туристов в гостиницах и хостелах тянет за собой вниз и другие отрасли — индустрию развлечений, рестораны, музеи. Жители Литвы по музеям и галереям не ходят. По крайней мере, делают это гораздо меньше, чем приезжие: так, в 2018-2020 годы совокупный доход музеев в Ниде варьировался в пределах 180 000 евро. В 2020 году удалось получить всего 10 000 евро.

Ни дельфинов, ни ресторанов

Литовский туризм подсчитал убытки

 

Работники музеев, галерей и всевозможных культурно-ознакомительных парков тоже в незавидном положении.

С учетом того, что большинство из них находятся на довольствии министерства культуры, зарплаты сотрудникам пока платят, но если в этом году ситуация не улучшится, не исключено, что на повестку вынесут вопрос об увольнениях.

Даже самый популярный в стране Литовский морской музей и дельфинарий переживают трудности, что уж говорить об остальных.

«Зависимость от карантина лучше всего демонстрирует динамика посетителей музея и цифры: в 2019 году мы приняли 592 460 человек, по итогам 2020 года — 377 357. В прошлом году музей и дельфинарий из-за карантинных ограничений были закрыты на четыре месяца. При этом даже в то время, когда музей работал, мы теряли посетителей, так как число тех, кого мы могли принять, было ограниченным. Это особенно чувствовалось во время представлений дельфинов: мы не могли проводить их в зале, проводили в бассейне на открытом воздухе, где количество мест ограничено. Поскольку латыши составили вплоть до одной пятой всех наших посетителей, мы очень хорошо прочувствовали на себе урон от закрытых границ во время карантина», — рассказывает глава отдела музея по связям с общественностью Нина Путейкене.

Литовский туризм подсчитал убытки

 

Нина Путейкене

В то же время, по её словам, работники и научные сотрудники музея не унывают, а интенсивно готовятся к новому сезону. Поскольку на базе музея работает центр по реабилитации морских млекопитающих и птиц, работы меньше не стало.

«Этот год — год столетия Литвы как морского государства, — говорит Путейкене. — Очевидно, что такими свободными, как все привыкли, сразу мы не станем, но надеемся, что вакцинация и сформировавшийся естественным образом иммунитет позволит путешествовать хотя бы с наступлением лета».

В свою очередь, сфера питания пострадала наравне с отелями и музеями. Безусловно, многие приспособились к новым реалиям, однако большинство предпринимателей признаются — нехватка туристов летом подкосила статьи доходов. Сетевые рестораны справляются и работают в иных условиях, нежели те бары и заведения, которые специализируются на высокой кухне.

Многие предприниматели говорят открыто: мы работаем в минус, но занимаемся доставкой блюд и обслуживанием навынос лишь для того, чтобы клиенты не забыли о нашем существовании, когда все это закончится.Конечно, государство разработало механизм поддержки, но, как говорят скептики, перед смертью не надышишься.

Один из руководителей клайпедского ресторана «Gaisrinė» Евгений Соколов отозвался о предпринятых мерах следующим образом:

Литовский туризм подсчитал убытки

 

«Ту помощь, которая была во время прошлого карантина, частично можно назвать обманкой.

Было сказано, что будет компенсировано 90% расходов по заработной плате сотрудникам тех или иных компаний. Предположим, работник получает около 450 евро, а работодателю — после всех возможных восполненных потерь — он будет обходиться более, чем в 200 евро, поскольку подоходный налог никто не компенсирует. Таким образом, в реальности владельцу возместят лишь около 50%.

Спрашивается, каким образом фирма с нулевым доходом может содержать и тратиться на сотрудников каждый месяц, когда она не работает вообще? Нет работы — нет прибыли. До этого карантин длился три месяца. Допустим, что у работодателя есть 20 сотрудников — за каждого нужно платить по 200-300 евро. Получается, что за месяц предприятие где-то должно найти 5 000 евро, а за три месяца — 15 000 евро. Естественно, что у фирм с нулевым доходом таких денег нет. Гораздо проще уволить людей, закрыть двери, а потом нанять их снова. Это данность. Таким образом, государство обманывает граждан», — подытожил собеседник, но при этом ответил, что их бар закрываться не планирует и будет продолжать работать, пока есть силы.

Литовский туризм подсчитал убытки

Денис Параскевич-Кишиневский

http://novayagazeta.e

2010/02/01

e/articles/34846/