Французский связной

Французский связной

 

Макрон является безоговорочным фаворитом на грядущих выборах

Главными европейскими выборами уходящего года стала электоральная свара в Германии, чьи результаты пока неясны в силу крайней осторожности победителей и скупости новых руководителей страны на заявления и эмоции.

**********

 

Главными же выборами будущего года станет президентская схватка во Франции. И пока Эрик Земмур, чьи электоральные перспективы выглядят безнадёжно, привлекает к себе всё внимание, незаслуженно незамеченным оказывается действующий президент месье Макрон, для которого грядущий апрель и подводящие к нему пять месяцев окажутся испытанием высшего политического пилотажа.

На беду всей Европе Францию в момент исторического перелома — дело не только в президентских выборах, но и в стремительно таящем весе Пятой республики в международной политике — умудрились назначить временным председателем Евросоюза с начала января.

Да, формально это назначение мало что значит, но жадным до ажиотажа французским политикам такой повод посоревноваться в меткости заявлений придётся очень кстати. На минувшей неделе Макрон объявил о пересмотрах с позиции главы ЕС ряда базовых принципов Единой Европы.

Речь идёт о Шенгенской зоне — похоже, свободному перемещению между странами Евросоюза собираются положить конец. В этом намерении французский президент вторил главе Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен, в начале декабря заявившей о необходимости изменения шенгенских принципов «из-за иммиграционных угроз».

Может показаться, что столь мощное впечатление на Брюссель и действующий в согласии с ним Париж произвёл «перформанс» пары сотен нелегалов на границе Польши и Белоруссии. В таком случае не очень понятно, почему на «иммиграционные угрозы» никак не указал кризис 2015 года или нелегалы, до сих пор переплывающие

Средиземное море в куда больших количествах, чем те, что осаждали польскую границу. Нет, Эммануэль и Урсула вспомнили про иммиграционные угрозы лишь в связи с необходимостью создать в Европе мощный центр консолидации политической воли.

Макрон заявил о том, что будет добиваться создания всеевропейского органа под названием SIS или же ШИС. Шенгенская информационная система будет заведовать выдачей шенгенских виз любому желающему въехать в зону соглашения о свободном перемещении.

Сейчас этот процесс завязан на государства, входящие в соглашение, то есть желающий поехать, скажем, в Австрию должен подавать документы в австрийское посольство. Данные о потенциальном туристе хранятся в министерстве внутренних дел Австрии, а в случае возникновения каких-либо проблем в другой стране ЕС начинается бюрократическая пляска смерти, где множество задействованных лиц не могут разобраться с простой на первый взгляд задачей.

Идея упростить и универсализировать въезд и пребывание на территории Европы видится разумной и очевидной, а очередной орган надгосударственной власти в Единой Европе, регламентирующей своим странам всё, вплоть до количества морковок на грядках у фермеров, не кажется ненужным. Так к чему же нужны разговоры об иммиграционных угрозах?

Макрон ясно понимает свою уязвимость. В своё время слишком дерзкие разговоры о единой европейской армии и о необходимости Европы самостоятельно обеспечивать свою безопасность стоили Франции хороших отношений с США и их президентской администрацией того времени.

Трамп ушёл, но французская идея фикс стать глобальной военной силой за счёт остальной Европы никуда не делась. Речь о едином органе контроля над Шенгенской зоной была произнесена Макроном 9 декабря, и в ходе этой речи подозрительно много внимания уделялось месту ШИС в новой стратегии обороноспособности Евросоюза.

Мягко и ненавязчиво Макрон заявил о необходимости единого настроя европейских оборонных ведомств, даже если альянс НАТО останется эффективным. Толстый намёк как на бесполезность НАТО, так и на французскую ярость по поводу учреждения альянса англофонов вокруг Тихого океана считывается здесь совершенно ясно. Но что же ещё?

Французский президент является безоговорочным фаворитом на грядущих выборах. Его позиции в опросах высоки, его умение держаться на дебатах почти наверняка обеспечит ему победу во втором туре, а его административные возможности легко позволят ему не пустить во власть своих конкурентов. Но Макрон уязвим.

Население недовольно вакцинными паспортами и бесконечными ограничениями, а пресса всё ещё гудит по поводу «тихоокеанского НАТО», оставившего Францию за бортом. История с подводными лодками для Австралии, контракт от 2016 года на которые был аннулирован во имя строительства для Австралии американских подлодок в рамках альянса AUKUS, в конце сентября сильно ударила по репутации Макрона внутри страны.

Сейчас американцы бьют в то же больное место: они перехватили у французской верфи контракт на поставку Греции четырёх новых военных судов и модернизацию нескольких старых фрегатов. Вашингтонские руководители делают это не из любви к деньгам и не из желания снабдить партнёра по НАТО новыми кораблями — они сознательно топят французского президента.

На это он будет вынужден ответить широким жестом протекционистской, патриотической и правой направленности, что могут не оценить друзья Эммануэля в Берлемоне.

Старая мудрость гласит: если политик начал активно трепыхаться и шевелиться в нетипичную для него сторону, это признак надвигающихся выборов. Приближающийся момент необходимости подтверждать своё право на власть превращает умеренных в радикалов, либералов — в анархистов, а патриотов — в националистов. С Макроном это не работает:

французский президент абсолютно исключителен в своём парадоксальном умении сочетать серость номенклатурной крысы и яркость безудержного популиста. Этот выходец из инвестиционного банка Ротшильдов до поры умудрялся в одном образе умещать явную верность Брюсселю и Вашингтону с попытками удержать в руках ускользающее влияние Парижа, а центризм — со странными заявлениями в духе провозглашения себя Юпитером или требования депортации африканцев.

Сейчас, среди четырёх объявивших о своём выдвижении кандидатов, Макрон, этот евробюрократ с замашками правого популиста, является самым левым. Ему противостоят умеренно-правая кандидатка от партии «Республиканцы» и соратница бывшего президента Саркози Валери Пекресс, знакомая российскому читателю Марин Ле Пен, заметно смягчившая свои лозунги, но всё ещё слишком радикальная по европейским меркам, и Эрик Земмур, для описания степени праворадикальности которого французские СМИ, привыкшие обвинять в нацизме Ле Пен, ещё не придумали слов.

И эта компания на всех парах несётся к апрелю 2022 года, по пути влипая во множество скандалов и стараясь лавировать между запросами избирателей и стремительно меняющейся политической действительностью. И пока мир будет увлечённо слушать очередные бредни Земмура, поглядывайте на Макрона — этот уж на сковородке, лавирующий между показательной защитой интересов Франции и верностью Брюсселю, преподнесёт ещё немало сюрпризов.

Кирилл Зайцев

14.12.2021

https://zavtra.ru/blogs/frantcuzskij_svyaznoj