Арабские нефтяники готовы уничтожить США

Арабские нефтяники готовы уничтожить США

 

Текущие события на Украине — лишь часть огромной геополитической мозаики, отражающей идущие (часто абсолютно незаметно для обычного наблюдателя) тектонические процессы.

Нередко события, происходящие в тихих высоких кабинетах, гораздо более значимы, чем рев ракет и грохот артиллерии.

**********

В прошедшую пятницу, 18 марта, в столицу Объединенных Арабских Эмиратов прибыл президент Сирии Башар Асад.

Действующего главу арабской республики встречал Мохаммед ибн Рашид Аль Мактум, занимающий сразу три ключевые должности. Аль Мактум одновременно исполняет обязанности вице-президента, премьер-министра и министра обороны, но за спинками столь высоких аппаратных стульев скрываются гораздо более интересные факты. Эмир Дубая, а это еще одна должность шейха Мохаммеда, на родине пользуется заслуженной славой человека, который стоял у истоков и всячески способствовал развитию транснациональных проектов на территории ОАЭ, привлечению инвестиций в страну.

Например, именно ему в заслугу ставят создание авиакомпании Emirates, портового оператора DP World, который всего за шесть лет с момента создания стал третьим по величине в мире оператором международных морских портов. Возведение всемирно известного небоскреба «Бурдж Халифа» также не обошлось без участия Аль Мактума.

Мы позволили себе потратить время на перечисление заслуг принимающей стороны, чтобы читатель осознал важность происходящего, а также масштаб событий, в том числе пока только ожидаемых, речь о которых пойдет ниже.

Визит Асада в ОАЭ — исторический.

Начиная с 2011 года, когда в САР вспыхнули подпитываемые извне массовые протесты, позднее вылившиеся в затяжной кровавый гражданский конфликт, встреч на высоком уровне между сирийцами и представителями ОАЭ не было. По итогам встречи шейх Аль Мактум заявил, что Эмираты чрезвычайно заинтересованы в восстановлении нормальных отношений между двумя арабскими странами, приветствуют установление мира и будут рекомендовать вернуть Сирию в Лигу арабских государств, откуда она была исключена во все том же 2011 году, когда ОАЭ и прочие союзники США на Ближнем Востоке хоть и не вмешивались напрямую, но и не противились попыткам свержения Асада.

Чрезвычайно симптоматично, что американский Госдеп практически мгновенно осудил эту встречу — и нервозность Вашингтона более чем понятна.

Две недели назад, то есть спустя неделю после начала спецоперации, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия синхронно отказали США в наращивании добычи нефти. Напомним, что развязанная администрацией Байдена санкционная война против России привела к рекордной инфляции и росту цен на топливо внутри самих Штатов.

Здесь следует обязательно отметить даже не сам факт отказа, а его форму. Наследный саудовский принц Мухаммед ибн Салман и его коллега из ОАЭ шейх Мохаммед бин Зайд отказались говорить с Джо Байденом даже по телефону. В дипломатическом мире, где строжайше блюдется протокол и представители даже воюющих между собой стран общаются подчеркнуто вежливо и жмут друг другу руки при встрече, это равносильно прилюдной пощечине.

Авральные попытки Белого дома купировать растущее недовольство населения вполне понятны, равно как не вызывают удивления и стороны, к помощи которых пытался обратиться Джо Байден.

Под его руководством находится самая автомобильная страна планеты, где только официально на 329 миллионов населения приходится 284 миллиона машин. И рекордные цены на бензин в четыре-пять долларов за галлон привели к вполне ожидаемому результату. Платные политологи усиленно рисуют Байдену и Демократической партии уровень поддержки населения в 42 процента. При этом независимый опрос, проведенный американским телеканалом CNN, показывает, что Байден — президент с самым низким рейтингом одобрения в истории. Политику и результаты работы действующего главы государства одобряют всего 36 процентов респондентов.

Отказ саудитов и представителей Эмиратов говорит, во-первых, о том, что их сильно и уже совершенно явно тяготит роль «резервного бензобака Америки». Именно такая схема межгосударственных отношений во многом добровольно-принудительно была навязана Вашингтоном арабам взамен на обещания всемерной военной помощи и защиты. Однако полнейший провал американской операции в Афганистане, неспособность решить конфликт в Йемене и текущий прецедент, когда Вашингтон годами науськивал Киев, накачивая его оружием, против России, но в критический момент бросил, очевидно изменил настроения среди богатых нефтью арабов.

Во-вторых, показательный демарш Саудовской Аравии и ОАЭ свидетельствует, что из рук Америки выскальзывают рычаги влияния на мировой рынок нефти, когда Штаты фактически могли приказывать ведущим добытчикам и экспортерам. США в настоящий момент являются главным производителем нефти: с показателем 18,6 миллиона баррелей в сутки они удерживают 20 процентов мировой добычи. Однако сразу за ними идут Саудовская Аравия (12 процентов) и Россия (11 процентов), ОАЭ и Иран расположились на седьмой и девятой строчках соответственно. Ни Дубай, ни Абу-Даби не горят желанием ради спасения рейтинга Байдена жертвовать отношениями внутри картелей ОПЕК и ОПЕК+, которые совокупно контролируют половину мировой добычи и экспорта нефти.

Позиция арабов совершенно логична и обоснованна. Только во время первой волны COVID-19, когда рухнули привычные схемы поставок, а цены на энергоносители устроили затяжную пляску святого Витта, Саудовская Аравия, по разным подсчетам, понесла прямые убытки в размере 20-25 миллиардов долларов.На фоне всего перечисленного нельзя не отметить и еще один крайне важный сигнал.

Всего неделю назад прошли саудовско-китайские переговоры, на которых, если отбросить словесную шелуху, главной темой был уход от расчетов в долларах при совершении сделок с нефтью. По последним данным, саудиты добывают 11 миллионов баррелей нефти в сутки, четверть из которых уходит в Китай. При этом расчеты (как и 75 процентов всех прочих сделок с жидким черным золотом) они проводят в долларах. Для обозначения данного явления давно придуман соответствующий термин: «петродоллар», от petrol — топливо.

Еще немного цифр.

Объем ежегодной торговли нефтью оценивается в 14 триллионов долларов, причем мировой валютный резерв имеет объем восемь триллионов, 7,1 из которых приходится на американскую валюту. У евро 2,5 триллиона, у британского фунта 0,6 триллиона, а китайский юань довольствуется скромными 0,2 триллиона. Отвязка от петродоллара приведет к резкому скачку значимости юаня, а также не менее стремительному увеличению его монетарной массы. Говоря по-простому, на поддержание стоимости и важности американской валюты больше не будет работать весь мир, а текущая практически неконтролируемая печать американских банкнот приведет к тому, к чему и должна — к гиперинфляции. По цепочке это потянет снижение уровня жизни, рост цен на ключевые категории товаров, топливо, энергоносители и услуги.

Чтобы не создавать ошибочное впечатление, оговоримся, что нефтедобытчики ездят не только в Пекин. Лишь за последний месяц глава российского МИД успел встретиться с главой МАГАТЭ и своим коллегой из Катара, еще одним ключевым игроком на рынке углеводородов. В это же самое время министр обороны Сергей Шойгу побывал с визитом в Дамаске и провел личную встречу с Башаром Асадом, с которого и начался наш сегодняшний разговор. До злополучного 2011 года Сирия добывала полмиллиона баррелей нефти в сутки, и текущие события намекают на то, что её профильная промышленность может рассчитывать на всестороннюю помощь.

События на Украине — лишь отголосок глобальных процессов. Китай занимает позицию совершенно очевидного пророссийского нейтралитета, а демарш арабских нефтедобытчиков намекает на то, что однополярный мир с тотальным американским диктатом надоел не только Москве и Пекину.

И это — мягко говоря.

Сергей Савчук

22.03.22

https://zen.yandex.ru/media/ria/arabskie-neftianiki-gotovy-unichtojit-ssha-62385a4e8d70de4bf0a0c061?&