Время хороших мальчиков

Опасны ли конформисты в семье и обществе?


Время хороших мальчиков


Современный россиянин убежден: я — личность, я не такой как все, я способен отстоять свое мнение, я не подчиняюсь большинству! Но ученые утверждают, что за сегодняшними протестными настроениями и кажущимся индивидуализмом на самом деле скрываются типичные конформисты. О том, чем опасно соглашательство в семье и обществе рассказывает психолог Ольга Маховская.

-Давайте прежде уточним, кто такой конформист?

Ольга Маховская: По сути, это хороший мальчик или девочка. Он может изобразить некоторое несогласие, хорошо знает границы дозволенного, но не будет выпендриваться себе во вред.

-А несогласие с кем? С большинством?

Ольга Маховская: Каждый из нас все время испытывает давление каких-то групп: рабочего коллектива, семьи, друзей. А всякая группа бережет свою стабильность. Если экстраполировать эту проблему дальше, на отношение личности и общества, то психологи пришли к выводу, что в основании диктатур и массовых репрессий лежит принцип конформизма. Внегласного, активного или пассивного соглашательства общества с нормами, навязанными извне.

-То есть «хорошие мальчики и девочки» опасны?

Ольга Маховская: По сути, они являются основными проводниками для любых идей. Вспомните, что происходило в фашистской Германии. Именно соглашательское поведение общества послужило причиной тому, что психопат пришел к власти.

На сегодняшнем этапе, конформизм, с моей точки зрения, основной враг профессионализма. Представьте себе хирурга, который, следуя какому-то внешнему давлению, не хочет зашивать шов как полагается, передает помощнику, и человек умирает. Отступление от своей ответственности чревато последствиями. Профессионализм невозможен, если мы будем размывать эти нормы.

-Но почему вдруг сегодня возникла необходимость говорить о конформизме? Ведь конформистское поведение обычно приписывают подросткам…

Ольга Маховская: Для подростков характерно протестное поведение. Они нарушают табу сплошь и рядом. В их среде принято нарушать социальные нормы. Во всех странах подростки — это проблемное сообщество. Говорить о конформизме меня заставили бесконечные разговоры о нем, как о новом коде поведения. При чем, это конформистское поведение проявилось не где-нибудь, а на Манежной и Болотной.

-Хотите сказать, что пришедшие разделяли позицию большинства? Разве они не демонстрировали явно протестное поведение?

Ольга Маховская: На первый взгляд, да. Но при этом они без конца повторяют — «мы не хотим впадать в крайности», «мы будем договариваться»… Конформист хорошо знает границы дозволенного и никогда не нарушит общедоговоренную норму. В данном случае, это уберегло общество от ненужных жертв. С другой стороны, серьезного проявления протестного движения, которое мы наблюдаем за границей, у нас нет. Лейблы, которые мы на себя надеваем, не соответствуют действительности. Мы пытаемся изображать из себя личности, а получаются «послушные мальчики».

-Почему возможно это «послушное несогласие»? Это особенность нашего характера?

Ольга Маховская: В наше общество привнесли философию индивидуального успеха. Но индивидуальный успех предполагает, что личность будет отстаивать свои идеалы и достижения до конца. А момент, когда их придется отстаивать, обязательно наступит. Мы же пока мимикрировали под успешных. Мы постоянно занимаемся выживанием, а выживать можно только кучей, в одиночку очень трудно. Поэтому каждый из нас, несмотря, на свои принципы, пытается участвовать в символических «клубах».

Мы стараемся не ссориться с людьми, с которыми не очень хотелось бы общаться, стараемся оставить их в обойме, а вдруг пригодятся. В итоге мы становимся всем обязанными, потому что иначе просто невозможно подняться. Кроме этого, у нас совершенно не работают социальные лифты снизу наверх. У меня, например, есть вал знакомых и родственников, которые так или иначе хотят делегировать свои проблемы, искренне считая, что я запросто могу их «передать царю-батюшке».

-А вы считаете себя «хорошей»?

Ольга Маховская: У меня есть свои идеи, которые не вписываются в общий тренд. Например, мне не нравится наша позиция относительно международных браков. Мы готовы защищать женщин, которые вышли замуж за иностранцев, во что бы то ни стало. Что бы они там ни делали — мы все равно будем их защищать.

Лично я чувствую себя оскорбленной, потому что я, работающая женщина, не получаю и сотой доли внимания от государственных структур, которые так яростно защищают женщин, выходящих замуж за иностранцев и бросающих своих детей. Вот когда государственные интересы превыше здравого смысла — это мне кажется просто чрезвычайным. Этот конформизм — «отстоять своих во что бы то ни стало» — приводит к тому, что групповая норма становится выше, чем элементарный здравый смысл.

-Конформизм в семье тоже плох?

Ольга Маховская: Когда я на «Фейсбуке» выложила свои размышления о конформизме как о психологии выживания в диком капитализме, многие стали писать мне, что в семейной жизни это — хорошо. Я считаю, что в семейной жизни должен быть компромисс, но не конформизм. Есть нормы, которые нужно отстаивать. Ну, например, кто должен принимать ответственные решения? Муж и жена или жена и ее мама? У нас обычно решение принимает жена и мама, жена и подружки. В конце концов семья разваливается.

-Почему муж и жена предпочитают быть «хорошими»?

Ольга Маховская: Потому что они боятся задавать друг другу вопросы. Иногда легче промолчать. И только когда люди идут на развод, они засыпают друг друга вопросами, при чем такими мелкими, что в свое время могли бы их элементарно решить. Кого-то раздражает, что зубная щетка не так стоит, кого-то задевает, что ему не говорят, что он талантливый человек и т.д. На самом деле люди просто не хотели лишний раз друг друга беспокоить, боялись, что начнется серьезный разговор. У нас нет опыта вести дискуссию. Нет опыта выработки каких-то промежуточных норм. Новых норм.

-Получается, что конформизм — это «болезнь» современного человека?

Ольга Маховская: Конформизм — это всеядность, и в конце концов равнодушие. Вы правы, и вы правы, и вы тоже правы… Кроме этого, современный человек не хочет, как в старые времена, прожить только свою уникальную жизнь. Он хочет прожить несколько жизней. Интернет дает нам ощущение, что нам удалось объять многое. Но это иллюзия. То же самое происходит с семьей, мы увлекаемся одним человеком, потом бежим к другому, как многостаночники.

Еще один момент — борьба со старостью. Индустрия красоты пытается если не умножить эту жизнь, то хотя бы продлить ее. А идея клонирования? Современному человеку хочется нахапать побольше, как в магазине. Мир превратился в какой-то супермаркет. Хочется всего и быстро. Но любить по-быстрому нельзя, ребенка вырастить по-быстрому нельзя.

И что же делать?

Ольга Маховская: Фишка ведь не в том, чтобы одни пошли налево, другие направо. Фишка в том, чтобы мы самоопределились в пределах этого общества. Мы живем в стране Россия. И я должна понять, чего я хочу, и должна высказать это. Но этого обсуждения или нет, или оно происходит в закрытых сообществах. Консолидация и конформизм — это разные вещи. При консолидации я отстаиваю свое, будучи заинтересованной в других группах, но я умею с ними договариваться.

Например, онкологи не пускают к больным психологов, хотя те нуждаются в психологической помощи. Не могут между собой договориться и психологи со священниками. Идет борьба за мнение. Новые нормы не вырабатываются, но внешне мы ведем себя, как истинные конформисты, — комфортно для всех. Конформист живет одним днем. И хочет жить так вечно. Но так не бывает!

Жизнь конечна, и зрелый человек должен понимать, что для него важнее жизни. Свобода? Ребенок? Бабло? На это и ориентироваться.

Татьяна Владыкина

Опубликовано в РГ от 12 мая 2012 г.


Время хороших мальчиков

Т.Владыкина