С любовью к драчунам и плаксам

6.07.2014-mal-tass250

Детская писательница Екатерина Мурашова о том, как определить, что ребенок талантлив

Текст: Людмила Безрукова

Детский психолог Екатерина Мурашова «по совместительству» — детский писатель, двукратный номинант на престижную международную премию имени Астрид Линдгрен. Ее проза — это фантастические истории из реальной жизни. Творческое осмысление практики общения с непростыми детьми в возрасте «от трех до семнадцати». Кстати, психологические уроки Мурашовой также полны фантастических приемов и парадоксальных решений.

Российская газета: Одна мама рассказала мне о вас, Екатерина, что вы предложили ее 11-летнему сыну учить школьные уроки, которые он категорически не желал делать, катаясь на велосипеде. Так и было?

Екатерина Мурашова: Помню этого мальчика. Гиперактивный! И трех минут не мог усидеть на месте. Стала с ним разговаривать, выяснилось, любит погонять на велосипеде. Тогда и предложила его маме «перенести» домашние занятия на велодорожку. По крайней мере, те из них, что не требовали письменного исполнения. Был и другой случай, когда посоветовала мальчишке читать параграфы из учебника, вися на турнике, в том числе вниз головой. Дети все разные — это аксиома. Соответственно, и решения должны быть для каждого свои. К слову, вот эта прикольная «игрушка с гвоздиками», которая так вам понравилась, подарена одним бывшим моим пациентом. Он считался трудным подростком. Чуть ли из школы не выгоняли. Его родители почти смирились с тем, что «вырастет хулиганом». А вырос из него способный бизнесмен. Открыл свое дело, как я поняла, вполне успешное. Выпускает среди прочего и такие вот забавные штуки.

РГ: То есть, можно сказать, подтвердил своим примером известный постулат о том, что все дети рождаются с талантом, надо только суметь его разглядеть и не растерять?

Мурашова: На самом деле большинство ребятишек самые обычные. Есть, разумеется, исключения — дети с врожденными способностями. Кому-то хорошее воспитание и раннее развитие помогают проявить их уже в детстве, кому-то нет. Я видела таких детей. Привели как-то ко мне девочку 3,5 года от роду. Сказали: очень злая, чуть что не по ней — сразу в крик, всех кусает, спасу нет. Старшая сестра, которая и привела ее ко мне, устав ждать, когда это сделают родители, попросила совета, как отучить малышку кусаться и драться. Я стала подсовывать ей разные игрушки. Реакция — ноль. «Лучше дайте ей лист бумаги и карандаш, сразу успокоится», — подсказала сестра. И точно: кроха оборвала свой крик, что называется, на полуслове, стремительно начала рисовать. И то, как она рисовала, — ни с чем не сравнить, не спутать!

РГ: А что было на ее рисунках?

Мурашова: С одной стороны, они соответствовали возрасту — это были разнообразные головоноги. С другой — сумасшедшая экспрессия, очень взрослое видение мира. Своим картинкам девчушка сама давала названия, в частности, такие: «Падший ангел», «Поцелуй». «Как ты их придумываешь?» — спросила я у нее. В ответ: «Они сами ко мне приходят». Посоветовала отдать ее учиться в художественную школу. Но сестра только плечами пожала: мне, мол, по барабану ее способности, сплю и вижу, как слинять из семьи. Там у отца с матерью, кажется, семеро по лавкам, никто детворой не занимается… Показываю теперь ее рисунки своим студентам на факультете психологии СПбГУ. Есть чему поучиться.

РГ: Неужели пропадет такой талант?

Мурашова: Не факт. Девчушка явно с характером, напористая. Думаю, пробьется. Если, конечно, не «сгорит» лет в 16-18. Ранний успех, излишняя шумиха в этом возрасте — большая нагрузка на психику ребенка. Помните гениальную девочку Надю Рушеву, скончавшуюся в 17 лет? Да, официально — от болезни сердца. Но можно ли быть стопроцентно уверенным, что не усугубили ситуацию многочисленные презентации, интервью, выставки? Или Ника Турбина. Какие удивительные стихи сочиняла она в детстве! А в 27 лет покончила с собой, устав жить.

РГ: Но если так, то ни один гений не дожил бы до взрослых лет…

Мурашова: Многие ли из них доживают хотя бы до 40?..

РГ: Как маме с папой определить, что их ребенок не бездарный? Что необходимо делать, чтобы способности «проклюнулись» и с годами не потерялись?

Мурашова: Во-первых, нужно пробовать. Во-вторых, дети чаще всего сами подают сигналы о том, что им интересно, к чему их тянет. Надо только внимательно слушать своих малышей, а не давить на них, подстраивая «под себя». Ребенок собирает жуков из-под камешков, а мама чуть не силком тащит его в теннис, мучает иностранными языками. Вместо того чтобы отвести, скажем, в биологический кружок. Разве мало подобных примеров? У меня был на приеме один мальчишка 14 лет, страстно увлеченный уличными танцами. Пришел с матерью. Та жалуется: не учится, хулиганит. На ее предложение заняться бальными танцами, только истерично расхохотался.

Я посоветовала женщине не препятствовать сыну в его увлечении. И что? Он собрал единомышленников из числа ровесников, создал с ними прекрасную команду и — танцует! Я не могу сказать, что мне самой нравятся их танцы, потому что они вне моих эстетических пристрастий. Но тут важно, что у паренька есть некая идея. Сначала она ограничивалась брейк-дансом. Потом разрослась до целого представления. Скольким ребятам его возраста ни черта вообще не хочется, слоняются бесцельно по улицам и подворотням. Современный мир избыточен. Сориентироваться в нем даже взрослому бывает трудно. Дети же нередко теряются в этой избыточности, предпочитая вообще ничем не заниматься.

РГ: То есть родителей учить надо? Вы поэтому стали книжки писать?

Мурашова: Я писала рассказы, будучи еще школьницей. Одноклассники и учителя хвалили. Потом был период, довольно долгий, когда вообще ничего не писала, не хотелось. У меня в поликлинике что ни прием, то готовый роман. Такие случаются встречи!.. Подвигли же меня на книги, сами того не ведая, родители, которые приходили ко мне с детьми на прием. Выслушают, спросят совета и обязательно поинтересуются, что можно почитать «на заданную тему». Кроме американской специальной литературы, которая далека от наших реальностей, ничего не могла им предложить. Пришлось самой засесть за книги.

РГ: Ваши книги для родителей из серии «Беседы с психологом» («Родители с любовью?!.» и «Когда создавать семью») часто переиздают. Но еще чаще все желающие просто скачивают их из Интернета…

Мурашова: И хорошо. Пусть скачивают, раз надо. Я не в претензии.

РГ: Вы пишете, обращаясь к родителям, чтобы не губили своих деток. Что имеется в виду?

Мурашова: Чем родители могут погубить? А встать в позу: у нас растет гений, не мешайте ему! Принимая за гениальность раннюю одаренность. Которая с возрастом оказывается ничем иным как ранним развитием. Скажем, научился читать по перевернутой газете и шпарит в 5 лет наизусть целые статьи, удивляя родных и знакомых. Или еще пример — был у меня мальчик 4 лет, который один раз услышав на пластинке оперу «Юнона и Авось», сумел целиком воспроизвести ее, ни разу не сфальшивив. Другой ребенок в 3 года легко производил математические действия с числами до 100… Главное, чтобы родители правильно себя вели. Помогали развитию способностей, а не подчиняли все бездумной суете вокруг своего чада.

Я ни про одного из детей, с кем общалась за долгие годы работы психологом, не могу сказать, что он не способный или не умный. У кого-то прекрасно развито пространственное мышление, но проблемы с абстрактным, у кого-то — замечательные коммуникативные качества, но нарушена концентрация внимания, у третьих еще что-то. Понятия «умный — не умный» по отношению к детям вообще, мне кажется, неприменимы. Для меня глупый человек не тот, кто чего-то не знает, а тот, кто знать не хочет.

РГ: Какие наши дети сегодня? Сильно отличаются от тех, какими были их ровесники, например, 20 лет назад?

Мурашова: Нынешние, несомненно, свободнее рассуждают, причем обо всем, в том числе о высоких материях. Двадцать лет назад 13-15-летние подростки вообще не могли внятно изложить свои мысли.

Молодые и несчастные

В год, отмеченный двадцатилетием распада Советского Союза, мы спросили у читателей: чем прекрасно поколение, которое никогда не жило в СССР (www.rg.ru/ussr-poll).

-«Новое поколение может «креативить», быть непохожим на всех. Речь не о внешнем виде, а о свободе мыслить, высказывать свои мысли, не бояться психушки. Сейчас больше возможностей воплотить свои способности.

Лиада (Пермский край, 42 года)

-«Прекрасные черты у молодежи остались на генном уровне. К сожалению, нынешняя жизнь заставляет их работать локтями, а это несвойственно советскому народу».

Виктор (Солнечногорск, 62 года)

-«Отсутствием каких-либо надежд и планов на будущее. Если мы еще по старой памяти куда-то и пытаемся грести, то новое поколение сразу говорит, что ничего не выйдет, и не тратит силы на «прожекты»».

Надежда (Братск, 40 лет)

-«Новое поколение прекрасно лишь тем, что оно как минимум моложе. Многие ругают молодежь: мол, они хамы, без стыда и совести. Позвольте, господа и дамы — ведь молодежь это мы с вами! То есть то, что мы в них вложили, то и получили сполна. Я вот помню начало 90-х: развал страны, военные конфликты, безработица и даже где-то голод. Вспомните себя! Многие из вас показывали хороший пример подрастающему поколению? То-то же…»

Любовь (Челябинская область, 31 год)

-«Свободой личности».

Максим (Москва, 23 года)

-«Я сама отношусь к людям поколения, которые не жили в СССР, но тем не менее, я испытываю очень нежные и светлые чувства к Союзу.

Елена (Санкт-Петербург, 18 лет)

-«Поколение , которое не знает, что такое счастливое детство».

Леонид (Орск, 57 лет)

-«Новое поколение — это ишак, которому придется долго и тяжело тащить груз проблем, накопленный за 20 лет. Хватило бы им здоровья и животного терпения!»

Илья (Санкт-Петербург, 40 лет)

Сергей Волков, учитель русского языка и литературы школы N 57, финалист конкурса «Учитель года»:

— Поколение, которое никогда не жило в СССР — это современные дети, а они очень во многом напоминают детей прошлых лет. Первое, что хочу сказать: они живые, любознательные, очень открыты миру, быстрее ориентируются в этом мире сумасшедших скоростей. Для них Земля приобрела свой полновесный масштаб, и я им в этом смысле завидую.

Но свобода, отсутствие границ — это палка о двух концах. В чем-то они катастрофически отстают. Мы в свое время должны были пойти в библиотеку, заказать книгу, прочитать. Так человек наполнял знаниями свою внутреннюю вселенную. Сегодня дети ничего не знают, но знают, откуда взять. И главное, они не могут понять, что мир не всегда так будет устроен. А что если у нас нет электричества? С чем мы остаемся? С тем, что внутри нас. И боюсь, что этого «внутри» у людей, выросших в другую эпоху, окажется больше, чем у современных детей. Это не их вина, но их беда, о которой они даже не подозревают.

Подготовила  Адиля Зарипова

http://www.rg.ru/2011/08/02/talant.html