Россотрудничество решает комплексную задачу

12 марта на радиостанции «Голос России» в передаче «Разговор с Константином Косачевым» гостем ведущего стал его предшественник – бывший руководитель Россотрудничества Фарит Мухамешин.


Россотрудничество решает комплексную задачу


Состоялся заинтересованный разговор о том какие направления работы являются приоритетными для Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству?

Программу ведет Константин Косачев.

Косачев:

Этот выпуск программы будет необычным, потому что речь в нем вряд ли пойдет о событии, которое вызвало огромный международный резонанс, но которое имеет очень большое значение для меня. Я получил новое высокое назначение руководителя Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников за рубежом и международному гуманитарному сотрудничеству. И другим указом президента я назначен специальным представителем президента России по делам СНГ.

Гость в студии «Голоса России» — мой предшественник в обоих этих качествах — и спецпредставителя президента, и руководителя Россотрудничества — Фарит Мухаметшин. Фарит Мубаракшевич, спасибо, что вы согласились принять участие в нашей программе. Но прежде чем я начну задавать свои вопросы, поделюсь с вами искренними словами признательности за ту огромную работу, которую вы лично и коллектив Россотрудничества под вашим руководством проделали в последние три года с момента создания Россотрудничества в конце 2008 года.

Работа была почти что с нуля. Понятно, что были предшественники — это и гремевший в свое время на весь мир Союз советских обществ дружбы (ССОД), это и Росзарубежцентр, который на себя какие-то функции ССОД перенял. И все эти сферы деятельности, разумеется, в свое время напрямую затрагивали и наших соотечественников, проживающих за рубежом, и людей, которые симпатизируют нашей стране, будь то Советскому Союзу в свое время, сейчас — Российской Федерации.

Это вопросы, которые всегда получали определенное государственное внимание и поддержку, важные с точки зрения общественного запроса, с точки зрения настроений, существующих в среде соотечественников. Я уверен, многие сегодня нас слушают и, наверное, будут судить по нашему разговору о том, что уже сделано, и о том, что будет сделано впредь.

Есть ощущение, что всегда общественный запрос выше и шире тех реальных возможностей, которые имеются у Россотрудничества. На ваш взгляд, почему в последние три года эта работа и с соотечественниками, и по продвижения наших гуманитарных, культурных, языковых интересов обрела форму федерального агентства? Почему потребовалось преобразовывать Росзарубежцентр, до этого — ССОД именно в федеральное агентство?

Мухаметшин: Спасибо большое за приглашение. Во-первых, я хотел поздравить вас с назначением, со вступлением в должность. У вас прекрасная, интересная работа на будущее. Полагаю, принимая дела в Россотрудничестве, вы еще раз убедитесь, что за короткое время была организована необходимая работа и в кадровом, и в финансовом, и в организационно-техническом плане.

И сегодня наш коллектив способен на более высокие дела. И полагаю, что вам не придется краснеть за коллектив, которым вы руководите.

Второе. Мне кажется, наша встреча двух руководителей — уходящего и приходящего — это явление тоже уникальное. Потому что нечасто бывает в нашей истории, в нашем государстве, чтобы так активно общались бы при передаче дел. Как правило, освобождают, они прощаются и больше не приходят. Абсолютно наша система.

Косачев:

Я с вами абсолютно согласен. Не в моем характере какую-то работу начинать с нуля, во-первых. И я, действительно, полагаюсь на ваши советы, на ваш опыт. Мы очень много общаемся.

Во-вторых, сама по себе тема, объем полномочий настолько серьезен, что здесь подходить к этому сложному процессу вступления в полномочия как-то поверхностно, отрицая опыт, видение предыдущего руководителя, было бы абсолютно безответственно.

Мухаметшин: Спасибо большое за высокую оценку. Поскольку вы нашу работу знаете не понаслышке, мы с вами знакомы, когда вы еще были помощником нескольких премьер-министров нашей страны…

Косачев:

Взаимодействовали много и плодотворно.

Мухаметшин: В то время я был директором департамента аппарата правительства, я еще с тех пор вас хорошо знаю. А последние годы, когда вы были депутатом, руководителем комитета, мы активно сотрудничали. И то, что сегодня получилось, получилось и при поддержке, в том числе, вашей работы, вашего комитета.

Отвечу на ваш вопрос.

Наверное, во-первых, пришло время, когда руководство такое решение приняло, когда гражданское общество, общественные организации страны могли бы уже более активно принимать участие во внешнеполитической деятельности нашего государства. Так называемая «мягкая сила» уже сегодня востребована. И три года тому назад это было правильное решение руководства страны создать такое агентство.

Знакомясь с нашей деятельностью, вы заметили, что кроме огромных, массовых акций за рубежом, которые проводит наше агентство при поддержке, конечно, МИД, Министерства культуры, Министерства образования и других министерств, за рубежом, в странах нашего пребывания ведется повседневная большая и кропотливая работа.

Косачев:

Ведется представителями Россотрудничества?

Мухаметшин: Естественно, нашими представительствами. Если у нас центральный аппарат не такой большой — в пределах 250 человек, то за рубежом около 1000 человек работает. То есть в 74 страны мы представляем нашими представительствами или крупными российскими центрами науки и культуры, где работают сотни людей.

Это решение было абсолютно правильное, оно было направлено на злобу дня, так скажем, — это работа с соотечественниками.

Совместно с соответствующими структурами МИДа были созданы координационные советы, общественные организации. Они объединены в какие-то ассоциации, с ними проводилось и проводится огромное количество мероприятий, в том числе по решению Правительственной Комиссии по делам соотечественников, которой руководит Сергей Викторович Лавров.

Это и продвижение русского языка. Этого особо и не было. Если и было, то были всего-навсего какие-то курсы русского языка при наших бывших старых центрах. А сегодня идет широкая пропаганда по продвижению русского языка за рубежом. Если сравнить в количественном отношении, это просто несравнимые цифры.

Мы пошли дальше — это школы, это университеты, это учебные заведения. То есть массовый охват этой работой. Конечно, многое еще не сделано, многое еще впереди в этом плане. Это и продвижение российского образования. За эти годы был увеличен с 7 до 10 тысяч прием в российские вузы на гранты нашего правительства, а увеличение было в основном за счет стран СНГ.

Это и вопросы культуры. Ведь все было брошено, к сожалению, не было такой повседневной, кропотливой, плановой работы. А сегодня совместно с Министерством культуры мы выходим на перспективную плановую работу.

Хотя, должен вам сказать, конечно, здесь очень много еще впереди нужно нам работать. Это вопросы, связанные с инновационной деятельностью. Коротко говоря, решение о создании агентства с таким названием было своевременным и очень правильным.

Косачев:

Все-таки работа агентства — это больше работа с людьми или с институтами? Скажем, в названии агентства есть Содружество независимых государств, и, наверное, одной из основных функций агентства является содействие развитию и укреплению интеграции на постсоветском пространстве, то есть, в первую очередь, разумеется, в рамках СНГ.

Это действительно приоритет в работе Россотрудничества? Или больше речь идет о курсах русского языка, вами упомянутых, о мероприятиях по защите каких-то других интересов и прав соотечественников? Или некорректно сравнивать, что здесь важнее и приоритетнее? По интеграции на постсоветском пространстве как себя агентство позиционирует?

Мухаметшин: Я бы сказал, что это работа комплексная — и с организациями, и с людьми. Здесь широкое поле деятельности для нас, как для центрального аппарата, и для наших центров науки и культуры. Приведу два примера.

С точки зрения интеграционных вопросов, конечно, мы самое активное участие принимали во всех мероприятиях, которые проходят в рамках Содружества.

Особенно в 2010 году, когда Россия председательствовала в СНГ, когда было большое внимание нашего руководства к этому вопросу. Допустим, я в составе делегации во главе с Шуваловым Игорем Ивановичем, мы объехали руководителей всех стран, обсудили и наметили конкретные планы по интеграционным вопросам.

Я много раз по поручению президента и МИД или по общим вопросам ездил в страны СНГ, встречался с руководством, президентами и премьер-министрами и выполнял конкретно поручения по этим вопросам.

В этом же плане, нам, агентству, была поручена разработка очень интересного проекта — Межгосударственной программы инновационного сотрудничества государств СНГ на период до 2020 года.

Для меня это было тоже неожиданным. Мы экономикой мало занимаемся, специалистов нет, но в данном случае мы аккумулировали с учетом нашего мандата, данного премьер-министрами 8 стран, создали национальные разработчики за полтора года такую программу. Головным разработчиком у нас была Высшая школа экономики. В данном случае огромная благодарность ректору Кузьминову, который прекрасно эти вещи понимает.

Я докладывал на заседаниях Совета глав правительств, на каждый этап мы докладывали. Осенью прошлого года такая программа принята, и уже оператором этой программы Экономсоветом СНГ утверждено «Сколково». Мы уже провели презентацию оператора. Окончательное согласование всех планов деятельности в плане реализации утверждается в мае этого года на заседании Совета глав правительств. Это один из крупных проектов.

Косачев:

Все-таки это работа по распространению передовых инновационных технологий, которые наработаны уже в одном государстве, на остальное пространство, либо это больше складывание воедино усилий соответствующих команд, которые работают в инновационной сфере, чтобы вместе производить какой-то конечный продукт?

Мухаметшин: Это масштабный и комплексный проект. Он обращен в будущее и нацелен на то, чтобы стимулировать интеграционные процессы на новом базисе. В этом плане — это складывание. То есть то, что наработано в разных странах-участницах, эта программа складывается в единую экспертную оценку. И в этом плане вопросы финансирования, вопросы продвижения как раз под единой программой. Тут всем очень выгодно.

Если какая-то страна-участница выдвигает свою программу, может найти финансирование в общем плане.

Там два направление. Первое: если это международные целевые программы, там одна дорога, там идет финансирование через бюджет. Если это коммерческие, если это от стартапа до реализации, допустим, то может финансироваться привлеченными средствами, в том числе институтами развития — это банки, это соответствующие структуры, фонд «Сколково». Это очень интересная программа.

Это как раз вклад в интеграционный процесс в рамках СНГ.

Косачев:

Вы уже начали говорить о программах в сфере обучения русскому языку. Известно, что эта тема очень политизирована во многих странах. Мы недавно видели референдум в Латвии. Я сейчас даже не про результаты, а про атмосферу вокруг этого референдума, когда многие воспринимали его исход чуть ли не как вопрос о том, быть или не быть латвийской государственности.

Известно, что статус русского языка пока недостаточно высок во многих странах, где есть огромный общественный запрос на повышение такого статуса. И здесь речь и об Украине, здесь речь о центрально-азиатских республиках. С точки зрения работы агентства вы ощущаете повышение интереса к русскому языку?

Кто приходит на курсы, которые организует Россотрудничество?

Это наши соотечественники, которые не желают, чтобы их дети утратили этот русский язык, или это и люди, представляющие коренные национальности соответствующих государств, желающие овладеть русским языком для того, чтобы сохранять себя, если хотите, в единой коммуникационной сфере, в единой культурной сфере, пользоваться этим языком, как языком межгосударственного общения? Что это за люди, которые пользуются возможностями изучения русского языка?

Мухаметшин: Это и те и другие. Конечно, в первую очередь, те, которые стремятся сохранить свой язык, свою культуру и через знание языка иметь прямой доступ к достижениям Российской Федерации. Это дети соотечественников, это молодые соотечественники. В основном в странах СНГ пока еще многие школы русского языка сохранились, после школы они продолжают обучаться в российских вузах — это одна категория людей. Это от страны зависит.

Косачев:

За три года, когда вы возглавляли агентство, количество таких людей сокращается, возрастает, остается примерно таким же? Как выглядит запрос?

Мухаметшин: Зависит от страны. В последние три года отношение к этому вопросу очень динамично развивается. Можно судить по курсам. Ежегодно увеличивается желающих обучаться на десятки тысяч людей — на наших курсах в центрах русского языка, создание кафедр русского языка, славянских языков. Это филиалы наших вузов за рубежом. Это комплексная работа. Допустим, МГУ за три года создал четыре филиала в странах СНГ.

Это целая система. Это и славянские университеты в странах Содружества, четыре славянских университета. И в ряде стран, особенно в дальнем зарубежье, создаются российские центры науки и культуры, которые объединяют не только курсы, которые на базе, но и в вузах, в школах. Таким образом, охват увеличивается. За три года он увеличился на 60-70 процентов.

У нас такой график есть. Потому что есть платные курсы, есть бесплатные курсы. Есть курсы в 14 странах, куда мы направляем русистов, специалистов, докторов наук, кандидатов, специалистов. А в некоторых странах мы берем на месте таких людей, допустим, в СНГ многих специалистов мы берем на месте.

Косачев:

Конечно, эту работу агентства я считаю одной из важнейших. Понятно, что изучение русского языка — этот проект не сиюминутный. Если человек на это решается, он настраивает себя на годы серьезной и кропотливой работы. Здесь должна быть мотивация, должна быть инфраструктура, должны быть возможности, курсы.

В этом смысле очень многое зависит от того, что происходит в нашей стране, что происходит в России, как развивается ее экономика, насколько она привлекательна в качестве инвестиционного рынка, в качестве инновационного центра. Это и многие другие темы, которые уже связаны не столько с гуманитарной сферой, сколько со сферой политики и экономики, со многими другими областями, где в последние годы, на мой взгляд, достаточно уверенно Россия продвигается вперед.

Мухаметшин:

Я хотел два примера привести. Нужна системная работа, нужна структурная работа. А просто желание кого-то из наших соотечественников маловато. Нужна помощь, учебники по высшим квалификациям специалистов, преподавателей русского языка и предметников на русском языке.

Это и международные мероприятия, которые привлекали бы этих людей к повседневной работе. В этой связи есть два инструмента, которые мы запустили с вами. Первое — мы в прошлом году переработали Минобрнаукой федеральную целевую программу «Русский язык». Впервые мы стали госзаказчиками.

Косачев:

Если я не ошибаюсь, на пять лет она рассчитана.

Мухаметшин: Да, до 2015 года. И государство выделило около двух миллиардов на эту программу. Это целая программа, на что эти средства будут тратиться, по каким регионам, по каким странам, и каким образом будут вовлечены не только наши центры, но и Минобрнауки, различные учебные заведения, допустим, Институт русского языка имени Пушкина, ряд других вузов. Здесь как раз мы сумели создать такое сообщество для работы за рубежом.

Допустим, только по линии нашего агентства на эти пять лет более 800 миллионов рублей на учебники, на семинары, на круглые столы, на повышение квалификации в Российской Федерации, на региональные семинары, оснащение русских школ необходимыми учебными методическими центрами и так далее.

В этой связи во всех странах СНГ сейчас создается Центр русского языка, как я уже говорил.

Вторая проблема связана с комплексностью, чтобы не только наше агентство, а все заинтересованные структуры могли иметь прямое отношение и поручение государства, правительства. В этом плане есть два вопроса, которые я бы отметил.

Есть поручение президента разработать государственную концепцию поддержки русского языка за рубежом, госконцепция. Значит, это будет уже задача государства, а не только частного агентства, хотя еще мы являемся государственным исполнительным органом.

И второе: концепция русской школы за рубежом. Ведь когда начинаем работать, непонятно, а что за школа за рубежом, какая она — по нашим стандартам, по соглашению с зарубежной стороной, с иностранным государством?

Сегодня обе эти концепции разработаны. Они сейчас проходят межведомственное согласование. Полагаю, что с 2013 года эти две программы получат финансирование.

Тогда получается второй еще механизм, инструмент для того, чтобы все уже комплексно работало. Агентство под руководством МИДа, Минобрнауки, методические центры будут. И все институты и вузы, которые будут иметь к этому прямое отношение, будут получать финансирование, допустим.

А Институт русского языка имени Пушкина получит мандат Международного методического центра русского языка. Опыт у них есть. Таким образом, эти два инструмента могут быть хорошим подспорьем для дальнейшей работы.

Косачев:

Еще один вопрос, близко связанный со сферой языковой — это распространение российской культуры за рубежом. Думаю, что это не менее важная тема. Я знаю, что на этом направлении многое делается, разумеется, и профильным министерством, Министерством культуры, но и Росзарубежцентром, Россотрудничеством, как мы теперь называем, в части, касающейся деятельности наших центров науки и культуры за рубежом.

Мы немного поговорили об инновациях. А что делается Россотрудничеством в части, касающейся культуры? Какую роль здесь играют центры?

Мухаметшин: Самый трудный вопрос, на который можно ответить с перспективой на будущее. Во-первых, определенные средства выделяются для проведения за рубежом крупных акций, во-первых, в рамках перекрестных годов культуры. В основном, конечно, культуры. Там и образование, и наука. В рамках этих годов десятки тысяч мероприятий, которые проводят все государственные учреждения, кому поручают, в том числе, и мы.

Но за нами закреплено три направления. Первое — это детские программы, это молодежные программы и массовые программы. То есть работа не в рамках театров и концертных залов, а, допустим, проведение на Марсовом поле в Париже представления Российской Федерации, ее национальной культуры с приглашением всех желающих парижан. Вы представляете, все Марсово поле заполнено, у Эйфелевой башни.

Конечно, это было трудно сначала. Потому что это нужно иметь специалистов, иметь соответствующую программную деятельность там и здесь. Но вот мы сейчас накопили определенный опыт. Мы же провели такие перекрестные года: Китай, Болгария, Индия, Франция. В прошлом году Испания, Италия. Все эти мероприятия проводятся с участием руководства страны. Это очень ответственное мероприятие.

Это новая форма для нашего агентства, я думаю, и для всех заинтересованных министерств культуры. Мы же делаем совместно с Министерством культуры, общественными союзами. В этом году обширная программа готовится для проведения Года Россия-Германия. Это новое. А повседневно в наших центрах проводятся традиционные юбилейные мероприятия, концертные программы, в том числе с выездом по стране.

Это работа библиотек, кинотек.

Мы сейчас во многих центрах создали так называемое домашнее кино, оборудовали наши центры хорошими кинозалами. И перспектива у нас очень интересная с точки зрения возможности использования современных технологий, IT-технологии. Допустим, создается видеоконференцзал, и пилотный проект в пяти странах сегодня.

Таким образом, через два-три года мы будем иметь единую сеть в виде конференцсвязи для того, чтобы, в том числе, и культурную программу транслировать из центра в желающих странах.

Косачев:

Наше время, к сожалению, подошло к концу. Во-первых, спасибо вам большое за то, что вы согласились принять участие в программе. Мы многие вопросы по касательной прошли — это и взаимодействие с неправительственными организациями, и объединения соотечественников, и Общества дружбы, и есть масса других направлений в работе агентства.

Все они имеют большое значение, и, поскольку у нас есть аудитория, которая очень близка к сфере деятельности Россотрудничества, я имею в виду и дальше пользоваться своим правом автора этой программы для того, чтобы говорить о различных направлениях в деятельности агентства. Но уже более глубоко, приглашая сюда специалистов по той или иной теме — русский язык, защита прав соотечественников, народная дипломатия.

Чтобы наши радиослушатели имели возможность лучше понимать и представлять себе объем полномочий агентства. И, может быть, что важнее, имели бы возможность пользоваться этой информацией, чтобы строже спрашивать и с Центрального аппарата Россотрудничества здесь, в Москве, и с наших представителей, Центров науки и культуры за рубежом, с которыми наши соотечественники, и не только они, разумеется, работают непосредственно.

В этом будет смысл наших последующих разговоров. И я уверен, что польза будет взаимовыгодной. Фарид Мубаракшевич, вам новых успехов на новых высоких государственных постах. Спасибо большое за участие в нашей программе.

Мухаметшин: Спасибо вам за возможность высказать какие-то соображения о нашей работе. Я полагаю, здесь многие из наших коллег, смогут рассказать параллельно о новых фондах, которые были созданы, — Фонд правовой защиты прав соотечественников, который с января этого года приступил к работе, это и Фонд Горчакова, это, наверное, другие фонды, которые за три года в нашей стране по решению руководства были созданы. Как раз они дополняют нашу работу.

Косачев:

Вы раскрыли мои творческие планы. В этом направлении я и имел в виду работать. Спасибо огромное за этот совет и подсказку.

15.03.2012

«Голос России»