Останется ли русский язык «великим и могучим»?


Останется ли русский язык «великим и могучим»?


Есть мнение, что говорить красиво и грамотно сегодня необязательно. Огромные информационные потоки, общение в интернет-пространстве, разговоры с помощью компьютерной программы «ICQ» и телефонных СМС меняют язык до неузнаваемости. В преддверии праздника мы поинтересовались у тюменцев: следят ли они за чистотой и правильностью своей речи и надо ли нам беречь русский язык?

Игорь Безвернов, выпускник филологического факультета, модератор интернет-форумов:

— Широкое распространение Интернета, безусловно, влияет на развитие нашего языка. Недаром ведь появился термин «олбанский язык». На мой взгляд, в нем нет ничего плохого. Другой вопрос, как ты к этому явлению относишься. Например, в онлайне я легко могу писать слова «кросавчег», «превед», потому что там так принято. Можно назвать это даже своеобразным этикетом. А в обычной жизни использую нормальные слова и выражения. Хотя, не скрою, носителем идеально правильного языка себя не считаю.

Светлана Сысоева, журналист:

— Помните, какие слова Максима Горького были написаны на форзаце школьного учебника по русскому? Небрежность в письме — проявление неуважения к адресату. Считаю, стилистически и грамматически правильное письмо гораздо приятнее читать, нежели написанное кое-как.

Многие мои знакомые — в жизни очень приятные девушки, хорошие мамы, любящие жёны и потрясающие хозяйки — в Интернете пишут ужасающе безграмотно. Но если и в Интернете слова коверкать, и в обычной жизни говорить, глотая буквы или заменяя одни другими, то ничего хорошего не выйдет. Для начала такую речь примут за образец подрастающие дети, а потом и сами мамочки позабудут, как правильно говорить: «класть» или «ложить». Можно будет поставить крест на «великом и могучем», ему на смену придёт «хилый и ущербный».

Елизавета Барнёва, сотрудник пресс-службы:

— По-моему, сегодня большинство людей не следят за грамотностью речи. Мне кажется, это вопрос воспитания: если дома, в семье, затем в школе прививают нормы правильной речи, культурного поведения, то они остаются на всю жизнь. Увы, на фоне всеобщего падения нравов наблюдается и снижение качества речи — а это следствие деградации нации. Наш язык — это наше лицо. И сейчас оно не в лучшей форме.

Юрий Иванов, выпускник девятого класса:

— В школе недавно писали сочинение о том, как надо относиться к русскому языку. Все одноклассники утверждали, что язык надо беречь. Но в реальности мы знаем его так плохо и пишем с такими чудовищными ошибками, что за это сочинение все получили тройки и двойки!

Татьяна Приходько, пенсионер:

— Недавно стояла в очереди. Рядом молодая девушка говорила по телефону: «Сдаю хату, капусту надо…» И весь разговор на непонятном языке. Так противно стало, что я перешла в другую очередь. Если уж наша русская молодежь не хочет говорить нормально, то что сказать о гражданах республик бывшего Советского Союза? Там русская речь стала редкостью. Да и у нас, внутри страны, каждая нация стала говорить по-своему. Национальное самосознание — это, конечно, хорошо. Но русский язык всегда нас связывал…

Наталия Тимонова, музыкант, недавно переехала из Тюмени в Венгрию:

— Из-за стремления сохранить родную речь мне трудно дается венгерский. Русский язык — это основная составляющая русской культуры. В Будапеште хожу в русский культурный центр, общаюсь с соотечественниками, которые учат русский. Его обязательно надо беречь, сохранять, корректно исправлять неточности в речи тех, кто осваивает наш язык. Я стала больше ценить родной язык, когда уехала из России…

Дарья Петрова, специалист по международным отношениям:

— Уже давно переехала из Тюмени в Китай и могу отметить, что русский среди национального населения больше не популярен. В таких культурных, туристических и финансовых центрах, как Пекин и Шанхай, факультеты русской филологии пустеют. Сейчас распространен испанский и английский. В Болгарии — на моей второй родине — молодежь уже ни словечка по-русски не знает. За рубежом речь на родном языке хорошо сплачивает русскоговорящих. Русский в мировом пространстве не исчезнет хотя бы потому, что там полно выходцев из бывшего СССР.

Екатерина Соловьева, выпускница ТюмГУ, поэтесса:

— От того, насколько сказанное нами будет соответствовать нормам и правилам русского языка, настолько благоприятным окажется и впечатление от общения с нами. Мы должны достойно выполнить свою языковую миссию, о которой так прекрасно сказала в стихах Анна Ахматова: «…Свободным и чистым тебя пронесем, и внукам дадим, и от плена спасем. Навеки!»

Ольга Трофимова, заведующая кафедрой русского языка ТюмГУ, профессор:

— Хотелось бы уточнить одну из формулировок вопроса… Если язык меняется «до неузнаваемости», то он перестает быть средством общения. Появляется новый язык — и общество раскалывается: на тех, кто этот язык знает или хотя бы «узнает», и — прочих. Изменения языка — это следствие изменения окружающего мира. Вопрос только в количестве и в качестве этих изменений.

Всё просто: если хочешь быть понятым — сохрани в своей речи то, что понятно другим. А чтобы понять тебя было легче — пользуйся общими правилами. Тот, кто следит за чистотой и правильностью своей речи, открыт миру и хочет быть услышанным. Значит, ему есть что сказать другим.

В окружающей нас русской речи действительно много неточностей, ошибок. Но это следствие и незнания, и сомнения, и творческого поиска: богатый русский язык дает каждому возможность выбора наиболее уместного слова и целой фразы, наиболее значимой в той или иной ситуации интонации. Мы часто ленимся учиться, надеясь на интуицию и на «авось». Но, помня о самовыражении, забываем об окружающих.

Мне кажется, если «в лучшую сторону» изменится общая ситуация в стране, повысится общая культура населения, мы захотим и сможем друг друга уважать, — в ту же сторону изменится и язык. Поэтому специальные мероприятия, наверное, и не особо нужны (хотя есть конференции, конкурсы, «Тотальный диктант», рубрика «Кафедра» в вашей газете). Только как напоминание… Нужна постоянная работа, в том числе и работа души. А это дело индивидуальное и сокровенное… Хотя язык — явление общественное.

06.06.2012

Александра Бучинская

«Тюменские известия»

___________________

Комментарии

Анатолия Лавритова:

-На русский язык я смотрю с точки зрения правоведа. Много лет назад я стал военным юристом — до окончания Университета потому, что обладал не только правильной русской речью после окончания средней школы в гор.Тарту Эстонской ССР, Ленинградского Военно-инженерного училища, что приобрел опыт работы военным дознавателем, но и благодаря высокому уровню общей грамотности. А это было чрезвычайно важно было при оформлении процессуальных документов в точном соответствии с законами!

20 лет следственно-прокурорской работы и службы и последующее участие в правозащитной деятельности приучили меня к ЗНАЧИМОСТИ каждого слова при разрешении правовых конфликтов. В связи с этим считаю, что ГОСУДАРСТВО РОССИЙСКОЕ было и остается ГАРАНТОМ сохранения официального русского языка.

Не каждый читатель сможет осилить официальные приложения к «Российской газете», в которых на нормально русском языке безо всяких сленгов и упрощений изложены правовые основы нашей жизни. Именно это, а не испохабленное изъяснение друг с другом далеких от настоящей грамотности людей, и спасет ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК, о котором мы узнали от великих людей российского государства 19 и 20 века.


Останется ли русский язык «великим и могучим»?


А как разговаривали и в те времена не имевшие достаточного образования люди, мы уже и не знаем. Их язык ушел из жизни вместе с ними!

-Наталья Малинина, выпускница Тюменского университета, ныне жительница Клайпеды

Ольга Трофимова вела у нас лекции по русскому языку, а теперь уже стала зав. кафедры!

Перед поступлением в университет мне моя сельская учительница говорила: — Потом ты будешь всю жизнь исправлять и свои, и чужие ошибки! Так и есть! Стараюсь в корректной форме делать замечания, обращать внимание собеседников на правильность русской речи!

Расскажу несколько историй из своей практики дополнительных занятий с детьми.

Часто детей из русскоязычных семей родители отправляют в литовские садики. И затем на дополнительных занятиях с русским педагогом таким детям порой очень сложно подобрать подходящие русские слова к определенному тексту, описанию. Они их заменяют на литовские.

Влияние литовского языка прослеживается в образовании слов, чуждых русскому языку -«замного», «замало», «не можно» и т.п.

У школьников очень скудный словарный запас и поэтому описание чего бы то ни было становится сухим, безжизненным. Это проблема распространена повсеместно, связана она с тенденцией уменьшения интереса к чтению.

На занятиях мы часто обращаемся к стихам, детям нравятся упражнения в стихотворной форме, где нужно менять окончания в словах. Так в детях побуждается интерес к слову, желание творить и придумывать самим, слышать мелодику и улавливать особенности в произношении и звучании русской речи.

А.Бучинская