Интервью дочери осужденного

Дочь Навального дала интервью изданию «Der Spiegel»

Интервью дочери осужденного

 

Дочь Алексея Навального Дарья дала интервью немецкому журналу Der Spiegel — она рассказала о своем детстве, страхе за жизнь отца, его письмах из колонии и вручении премии имени Сахарова…

**********

 

Выступление в Страсбурге

Дарья Навальная рассказала, что дважды писала отцу с просьбой дать совет в связи с её выступлением в Европарламенте в Страсбурге, где 15 декабря прошло награждение политика премией имени Сахарова.

«Я написала ему: «Пожалуйста, ты должен понять, что это Европейский парламент, а мне всего 20 лет, и я не привыкла к подобным вещам». Он ответил: «Говори от всего сердца!» Это отличный совет, но я никогда не выступала с серьезной речью перед членами парламента, поэтому для меня это оказался не лучший совет. Поэтому я снова написала отцу со словами: «Давай рассмотрим этот вопрос по пунктам. Что мне следует говорить, а что — нет? Вот моя речь». Он посмотрел мою речь и одобрил её«, — рассказала Навальная.

Она отметила, что, безусловно, рада тому факту, что отец выбрал её для получения премии Сахарова от его имени.

Детство и отношения в семье

«Я родилась в нормальной семье, и у меня было нормальное детство. Когда мне было 10 лет, папу впервые задержали, и это было что-то новенькое. Но я поговорила с родителями и поняла, что даже если мы не нравимся полиции, папа все равно поступает правильно», — поделилась Навальная.

Отвечая на вопрос о том, ведутся ли политические дискуссии в их семье, Навальная ответила, что это «не совсем» можно так назвать. «Есть веские причины, по которым никто не соглашается вести с ним дебаты! Но мы действительно обсуждали новости за ужином. Нам с братом было интересно узнать, над какими новыми видео и расследованиями он работает. Хотя он никогда не рассказывал нам об этом заранее», — сказала дочь политика.

По словам Навальной, ее «невероятно тянуло» на протестные акции, но отец выступал против этого. «Он всегда говорил: «Под стражей должен быть только один из Навальных. Ты остаешься дома, чтобы мне не пришлось беспокоиться о том, в каком ИВС ты находишься, пока я заперт в другом месте», — рассказала девушка.

«Я папина дочка, а мой брат — мамин сынок. Я всегда была похожа на своего отца. Я говорю, как он, и двигаюсь, как он. Мама часто упрекает меня за это. Она не хотела, чтобы я перенимала его манеры. Она говорила, что я должна быть более женственной», — отметила Навальная.

Опасения за жизнь

По словам Навальной, впервые она осознала степень опасности, угрожающей отцу, когда в 2017 году ему брызнули зеленкой в лицо, после чего ему потребовалась операция на глазу. «Именно тогда я поняла, что сторонники Кремля готовы на всё, чтобы остановить его», — сказала дочь политика.

Она добавила, что больше опасалась за жизнь и здоровье родителей, чем за свое собственное, поскольку ей казалась «абсурдной» мысль о том, что кто-то может напасть на детей.

Навальная отметила, что «всегда гордилась» отцом, «даже несмотря на опасения за его жизнь» и других членов семьи. «Он хочет лучшего для своей страны. Он хочет, чтобы у нас с моим младшим братом было хорошее будущее в этой стране«, — сказала Навальная.

Отравление отца

Навальная рассказала, что в августе 2020 года она приехала домой из Стэнфордского университета, где училась с 2019 года, и увиделась с отцом перед его отравлением. В день самого отравления — 20 августа — она проснулась рано утром с мыслью о том, что отец скоро вернется из рабочей поездки в Сибирь. По её словам, в этот день они собирались устроить семейный ужин.

«Я проснулась, открыла твиттер и увидела множество сообщений о том, как что-то случилось в самолете, Алексей Навальный потерял сознание и его госпитализировали. Даже не задумываясь, я побежала в мамину комнату, чтобы сказать: «Лети туда, а я останусь здесь с [младшим братом] Захаром. Главное, что тебе нужно быть с папой«. Но к тому моменту её уже не было в квартире«, — поделилась Навальная.

По словам Навальной, ей «потребовалось много времени», чтобы решиться рассказать младшему брату о состоянии отца. «Захар весь день играл в PlayStation и был счастлив от того, что мамы нет и ему можно делать то, что ему хочется. В какой-то момент я подошла к нему и сказала: «Захар, папа в больнице. Мы не знаем, что точно случилось, но его отравили». Захар просто продолжал играть [в PlayStation]», — добавила она.

По словам Навальной, после отравления она впервые увидела отца в начале сентября в берлинской клинике «Шарите». «Мы вместе с Захаром прилетели из Москвы в Берлин. Мы зашли в больницу. Это было как в кино. Вы входите, и там кто-то лежит, смотрит на вас, улыбается вам и разговаривает, но потом вы понимаете: он не может нормально говорить или думать. Мы спросили, как он себя чувствует. Я предложила остаться с ним и посмотреть Netflix. Но он не смог произнести и двух предложений подряд. Это было ужасно«, — сказала дочь политика.

Она добавила, что в тот момент не думала, что отец сможет быстро восстановиться. «Но он сделал это. Это мой отец, супергерой!«, — заявила Навальная.

По словам дочери политика, когда она посетила отца в ноябре, он уже «добился огромного прогресса» в своем выздоровлении. «Он скачал простые игры на свой телефон, чтобы попрактиковаться. Например, скачал викторину по странам с флагами. Было интересно наблюдать, как он заново учится чему-то взрослому — ходить, например. Ему пришлось перепрограммировать свой мозг. А когда он вернулся в Москву (Навальный прилетел из Германии в Россию 17 января 2021 года, — прим.) , у меня сложилось впечатление, что он выздоровел«, — рассказала Навальная.

«Я стала повсюду видеть агентов»

Навальная добавила, что была поражена информацией о тщательной подготовке сотрудников ФСБ к покушению на её отца и возможному покушению на мать. «Это была тревожная реальность для меня. Я начала постоянно беспокоиться и превратилась чуть ли не в параноика. Я стала повсюду видеть агентов. Я подумала: если они делают такое в России, кто помешает им также найти папу в немецкой больнице и закончить работу?«, — сказала Навальная.

Она также отметила, что с непониманием относится к предполагаемым отравителям отца. «Тот факт, что они слепо следуют приказам убить человека только потому, что он не согласен с действиями властей — это показывает, что [Владимир] Путин боится моего отца и что мой отец делает что-то правильное! Я действительно боюсь за его жизнь, но еще это означает: он делает что-то правильное«, — подчеркнула дочь политика.

Встречи в колонии

По словам Навальной, она дважды виделась с отцом за время его нахождения во владимирской колонии. Первая встреча прошла сразу после того, как политик прекратил голодовку в апреле 2021 года. «Он был похож на скелет, и я ужасно волновалась. Но мой папа всегда был супер-оптимистом, совершенно милым человеком. Он разговаривал как обычно, но все равно было заметно, что он измотан«, — рассказала дочь политика.

Вторая их встреча состоялась в сентябре. «Он выглядел намного лучше, и было видно, что он стал заниматься спортом. Кроме того, в первые месяцы пребывания в тюрьме он часто ссорился с охранниками. После голодовки он успокоился и решил стать более мягким. Он выглядел гораздо оживленнее и жизнерадостнее. Но мы навещаем его всего несколько раз в год, и это меня огорчает. Встречи длятся четыре часа, а потом я думаю про себя: когда я увижу его в следующий раз?«, — поделилась Навальная.

Она добавила, что нахождение в колонии изменило её отца «не так сильно, как отравление». «Его переполняют идеи о том, что бы он мог сделать [на свободе]. И поскольку сейчас он не в состоянии сделать это сам, он все время советует мне, что я должна делать. И я пишу в ответ: «папа, я учусь!«, — подытожила Навальная.

17.12.2021

https://rus.delfi.lv/news/daily/abroad/ya-prevratilas-chut-li-ne-v-paranoika-doch-navalnogo-dala-intervyu-der-spiegel.d

_________

Как дочь Навального сдала отца, который не пускал собственных детей на митинги

Интервью дочери осужденного 

 Интервью Дарьи Навальной в немецком СМИ Der Spiegel. Скриншот © Spiegel.de

 

Юрист и правозащитник Илья Ремесло — о том, как «борец с режимом» Навальный зовёт на уличные акции чужих детей, а своих предпочитает держать в стороне от незаконных массовых мероприятий.

В прошлом многие люди (и я в их числе), видя большое количество подростков на митингах Навального, задавались вопросами: а где же дети самого Навального? Почему Навальный считает возможным втягивать в незаконную активность чужих детей, даже обещая им 10 тысяч евро (кстати, обещание он так и не сдержал), а своих детей предпочитает держать в стороне от незаконных массовых мероприятий?

Сегодня эта странность наконец разъяснилась. В интервью немецкому СМИ Der Spiegel Дарья Навальная признала, что отец запретил ей посещать митинги.

DER SPIEGEL: Is it true that he didn’t want you to go to demonstrations?

Navalnaya: I was incredibly drawn to them, but he always said: There should only be one Navalny in custody. You stay at home, so that I don’t have to worry about which detention center you’re in while I’m locked in a different one.

«Чтобы я не беспокоился, а то вдруг нас обоих задержат, пусть уже сидит кто-то один», — так мотивировал своё решение заботливый отец.

Добавлю, что Дарья не посещала вообще никаких митингов — даже тех, на которые не ходил Навальный. Так что запрет явно был мотивирован желанием оградить Дарью Навальную от неприятностей с законом, которым подвергались рядовые митингующие. По моим данным, решение об этом приняла Юлия Навальная, которая как глава семьи никогда не позволила бы Алексею вовлечь во что-то нехорошее дочь.

Такую заботу о своих детях можно было бы только похвалить, если бы она не сопровождалась призывами к другим, «не особенным» детям выходить на акции. Ведь сам Навальный и его соратники неоднократно утверждали, что в вовлечении детей в незаконные акции нет ничего зазорного.

Есть в этой истории и ещё один пласт — вопрос о равенстве, к которому так любят взывать борцы с режимом. И Навальный в своих роликах любил «бичевать» кумовство чиновников и бизнесменов по отношению к своим детям, пытаясь вызвать таким образом зависть и разжечь социальную рознь у молодёжи. Мол, этим хозяевам жизни плевать на вас, а мне нет. Поэтому идите за мной, я знаю, как надо. Тот, кто был никем, станет всем!

Но реальность оказалась прозаичнее. Дочь Навального, не обладая какими-то заслугами и талантами, «по блату» поступила в Стэнфорд, воздерживалась по настоянию отца от участия в митингах, и у неё всё хорошо, она, без сомнения, станет значимой фигурой в западном мире. А назначенные на роль пушечного мяса исполняли свою роль и садились пачками, пока Навальный получал от неизвестных благодетелей миллионы долларов в криптовалюте и деньгах.

Получалось как-то странно — ведь борец с режимом и за равенство не может быть «наполовину революционером». Он обязан подавать всем сторонникам личный пример, у него не может быть двойной морали — одно «хорошо и плохо» для семьи, другое — для остальных.

Эта двойная мораль дала о себе знать уже давно — от неё систематически страдали и соратники Навального, которых он, в отличие от семьи, оставлял в трудную минуту. Сломавший ногу на «дачинге» Денис Лебедев, арестованный волонтёр Туровский, получивший многомиллионный штраф Денис Михайлов, глава «Альянса врачей»* (Организация включена в реестр СМИ-иноагентов) Анастасия Васильева, руководитель московского штаба Виталий Серуканов — это лишь наиболее известные примеры.

Всем этим людям довелось узнать, что Навальный относится к проблемам своей семьи куда более трепетно, чем к проблемам соратников. Всегда как-то так получалось, что отвечать перед законом должен кто-то другой, но не сам Навальный. А потом бумеранг правосудия таки вернулся. И теперь «борцу с режимом» пришлось самому ощутить впечатления тех «чужих», кто садился ранее из-за него. Итог печален — и даже выданная «на отвали» грамота Европарламента с нарочитыми ошибками в имени награждённого, как нарочно, подчёркивает пустоту и ложность «борца с режимом».

Организация включена в реестр СМИ-иноагентов.

Илья Ремесло

17 декабря

https://life.ru/p/1457738