Дипломаты по сути стрессоустойчивы

10.02.2017-Титов-1486638260img2

 

С какими трудностями сталкиваются российские дипломаты за рубежом?

Как правильно и как неправильно вести переговоры с партнерами?

Могут ли дружить дипломаты из разных стран?

Об этом и многом другом рассказал первый заместитель министра иностранных дел России Владимир Титов накануне Дня дипломатического работника, который каждый год отмечается в нашей стране 10 февраля.*******

— Конец минувшего года омрачился огромной трагедией для российской дипломатии — убийством посла России в Турции Андрея Геннадьевича Карлова. Какие меры с нашей стороны были приняты для усиления безопасности сотрудников зарубежных дипмиссий? Можно ли впредь избежать таких трагедий?

— Мы живем в эпоху, когда терроризм стал угрозой «номер один» в мире. Экстремисты прибегают к все более изощренным способам совершения терактов, стремятся наносить удары там, где их не ждут. Поэтому гарантировать, что трагедий можно избежать, пока, к сожалению, невозможно. Но необходимо делать все, чтобы свести риски к минимуму.

После подлого убийства в Турции нашего коллеги Андрея Карлова по поручению Президента России Владимира Путина подготовлен целый комплекс дополнительных мероприятий по обеспечению безопасности наших загранучреждений и их сотрудников. Добиваемся и от властей стран пребывания всех необходимых мер по охране наших диппредставительств, исходя из того, что это вытекает из положений Венских конвенций о дипломатических и консульских сношениях 1961 и 1963 годов. Целый ряд стран выделил руководителям наших дипмиссий личное вооруженное сопровождение.

— Только ли страна пребывания обеспечивает охрану дипломатов? И что известно о том, как продвигается расследование убийства Андрея Карлова?

— Основой физической защиты посольств и консульств является служба дежурных комендантов, которая в основном формируется за счет прошедших специальную подготовку военнослужащих — пограничников. Для охраны послов, других сотрудников используются и российские специальные подразделения. Такие группы работают в странах с наиболее высокой террористической угрозой, разумеется, с согласия страны пребывания. К обеспечению безопасности многих наших загранучреждений, других российских объектов за рубежом привлекаем также местные частные охранные предприятия.

Расследование убийства Андрея Карлова осуществляется совместно правоохранительными органами России и Турции. Убежден, что в итоге все виновные в этом преступлении будут найдены и понесут наказание.

— В декабре 2016 года уходящая администрация Барака Обамы не только выслала из страны 35 российских дипломатов, но и закрыла нашей дипмиссии доступ к двум объектам недвижимости в штатах Мэриленд и Нью-Йорк. Что это за объекты, кому они принадлежат?

— Перед тем, как покинуть Белый дом, Барак Обама в «пожарном порядке» принял целый ряд мер антироссийской направленности, призванных максимально затруднить новому Президенту Дональду Трампу возможности по восстановлению отношений между нашими странами. В дополнение к выдворению наших дипломатов из США американские власти, не зная, как еще «насолить» нам, необоснованно запретили доступ российских представителей к принадлежащим России на правах собственности еще с советских времен объектам недвижимости Посольства в Вашингтоне и Постоянного представительства при ООН в Нью-Йорке. Было даже объявлено, что с этих объектов снимается дипломатический иммунитет. Такого история дипломатии еще не знала.

— Можно ли оспорить решение американцев?

— Эти объекты являются частью дипломатических представительств, на них распространяется иммунитет от юрисдикции страны пребывания, то есть они являются неприкосновенными. Попытка экспроприации нашего имущества полностью противоречит международно-правовым нормам и даже внутреннему законодательству США. Ведь речь идет не только о невыполнении Венской конвенции, но и о посягательстве на право частной собственности, на незыблемости которого строится «американская демократия». Мы заявили протест. Поскольку решение бывшего американского руководства носило явно выраженный политический характер, будем пытаться урегулировать ситуацию в диалоге с новыми властями, но не исключаем и других вариантов.

— Недавно в МИД рассказали о случаях давления на российских дипломатов в США, о попытках их завербовать, а также о новых ограничениях их передвижения по стране. Отразились ли сложности в наших отношениях с Западом на работе дипломатов в других странах?

— Провокационные действия со стороны американских спецслужб в отношении наших сотрудников в США, к сожалению, давно стали распространенной практикой. Не секрет, что схожие акции организуются с американской подачи или непосредственно самими спецслужбами США и в третьих странах. Это, конечно, недостойная практика, но дипломаты по сути своей профессии — стрессоустойчивы.

— Как по сравнению с теми же девяностыми годами изменилась «мирная» жизнь российских дипломатов? Стало ли в ней больше свободы или, наоборот, ограничений и изоляции?

— На общем фоне стабилизации экономической ситуации в России и благодаря, в первую очередь, поддержке руководства страны улучшилось материальное положение сотрудников МИД России, возрос авторитет профессии. Находясь за рубежом, наши сотрудники скорее не ограничены в свободах, а привержены дисциплине, вызванной спецификой работы. Понятно, что в странах с неблагоприятной внутренней обстановкой дипломаты и члены их семей лимитированы в передвижении и нормальном досуге. Неслучайно наша работа называется службой. Поэтому те, кто приходит в МИД, осознают и престиж профессии, ее востребованность и готовы к тяготам этой службы вне родного дома.

— А кто учит детей наших дипломатов за рубежом?

— Получить образование они могут в одной из 85 школ при российских загранучреждениях. Их педагогический состав формируется из высококвалифицированных преподавателей, как правило, командируемых из России. Там, где наших школ нет, дети учатся в местных учебных заведениях, что естественно, сопряжено с определенными трудностями, так как зачастую ребенку в короткие сроки приходится учить чужой язык.

— Существуют ли особенности «национальной дипломатии»? Чем российский дипломатический этикет отличается, к примеру, от американского, европейского или китайского?

— Смысл дипломатии — универсален, надо договариваться. А стиль, конечно, имеет национальные особенности. «Дипломатический этикет», по сути, мало чем отличается от общего понятия правил хорошего тона и поведения в обществе. Другое дело — дипломатический протокол, который в зависимости от страны может иметь свою специфику. Это и форма, и стиль дипломатической переписки, правила и церемониал осуществления визитов, вручения верительных грамот иностранными послами главе государства пребывания, «хореография» организации переговоров, порядок тостов и так далее. Одно из преимуществ российской дипломатии заключается в том, что у нас хорошие традиции формирования «региональных школ» работников, которые умеют говорить с партнерами на понятном языке. Если в Иране, например, считают, что огурец — это не овощ, а фрукт, то не надо утруждать себя, доказывая обратное.

— Бывает дружба между дипломатами из разных стран?

— Дружба между дипломатами различных стран, конечно, бывает. Симпатии и взаимное уважение — это чувства, которые не знают границ.

09.02.2017

Екатерина Забродина

Российская Газета

http://www.ruvek.ru/media/2017/02/1486638260img

28.09.2015-1_34027391