30 лет назад — день за днём

Анатомия «перестройки»: от ГКЧП – до распада Советского Союза

30 лет назад - день за днём

 

Валентин Павлов и Горбачёв. Фото: worldcrisis.ru

Избавившись от Николая Рыжкова на посту главы правительства, Горбачёв явно недооценил Валентина Павлова как государственника…

**********

 

С 1991 года не прекращаются споры на тему, так ли легко М. С. Горбачеву и его команде разрушителей удалось сломать «каркас» СССР в виде КПСС, или всё-таки в партии имелись здравые силы, стремившиеся не к развалу страны, а к подлинному обновлению? Кто перед судом над ГКЧП, последовательно отстаивал свою точку зрения, а кто проявил нерешительность, уже через несколько месяцев обернувшуюся трагическим развалом СССР?

На эти и другие вопросы, приоткрывающие тайну тридцатилетней давности, согласился ответить нашему изданию бывший помощник первого секретаря ЦК Компартии РФСФР Василий Глаголев. С его предыдущим интервью из серии «Анатомия перестройки» можно ознакомиться здесь.

И. Латунский. Владимир Сергеевич, мы беседуем с Вами в преддверии 30-летнего «юбилея» ГКЧП, ставшего, как показали последующие события, очередных этапом на пути к развалу СССР. Как утверждает со ссылкой на документы историк Евгений Спицын, едва ли не с 1985 года, после избрания Генеральным секретарём ЦК КПСС Горбачёв вполне осознанно вёл страну по гибельному пути. Имелись ли, на Ваш взгляд, в ЦК КПСС и в Верховном Совете или где-либо ещё силы, способные  хотя бы как-то повлиять на ситуацию, к примеру, избавив руководство СССР от его первого (и последнего) президента?

В. Глаголев. Давайте вспомним, что предшествовало ГКЧП. Четвертого августа 1991 года в Москве состоялся пленум ЦК Компартии РСФСР, на котором Иван Кузьмич Полозков был освобождён от обязанностей первого секретаря и на его место избран Купцов, работавший до этого секретарем ЦК КПСС, и как бы «приглядывавший» за Компартией России.

И. Латунский. А, что же стало с Полозковым, и куда, и зачем его перевели?

В. Глаголев. Иван Кузьмич переходил на должность заместителя Министра заготовок СССР. Он уже имел согласие премьер-министра СССР В. Павлова, а я же, его помощник, переходил на работу советника премьер-министра СССР. Павлова Валентина Сергеевича я хорошо знал ещё по Госплану СССР, работая как в газете «Правда», так и помощником члена Политбюро, Секретаря ЦК КПСС Николая Никитовича Слюнькова. На пленуме должен был присутствовать Горбачев, но он с женой, Раисой Максимовной, улетел на отдых в Форос.

От руководства ЦК КПСС присутствовал Олег Семёнович Шенин. Как говорил мне Иван Кузьмич Полозков, предварительная договоренность с Горбачёвым о его участии была. Но за несколько дней до пленума Ивану Кузьмичу позвонил Олег Семёнович и сказал, что Горбачёв улетает. И эту информацию подтвердил начальник Девятого Управления КГБ СССР генерал Плеханов. Полозков снова позвонил Горбачеву, и тот заверил его, что обязательно будет.

И. Латунский. А всё же, что же предполагалось провести на этом пленуме? Разве не было уже очевидным, что Горбачёв ведёт страну к развалу?

В. Глаголев. Съезжавшиеся на пленум многие секретари обкомов и крайкомов партии заходили ко мне и говорили, что они потребуют отставки Горбачёва. Я присутствовал на пленуме. Могу свидетельствовать, что когда они узнали, что Горбачёва нет, то их возмущение дошло до точки кипения, но пар уже был выпущен…

И. Латунский. А Вы, Владимир Сергеевич, не думаете, что Горбачев мог от кого-то узнать или догадывался о том, что пленум может потребовать его отставки, как это было с Н. Хрущевым в 1961 году?

В. Глаголев. Может быть.

И. Латунский. А как сложились дальнейшие события, которые предшествовали трём дням ГКЧП, и какие перестановки произошли в Компартии?

В. Глаголев. К Купцову перешел мой коллега Г. Пирогов, а я стал ожидать решения Политбюро ЦК КПСС о переводе на работу в Совет Министров СССР. 19 августа я по радио узнал о создании Государственного Комитета по Чрезвычайному Положению в СССР и как обычно приехал на службу. И тут пошли тревожные звонки, звонил даже Олег Табаков. Пришел мой бывший шеф Николай Никитович Слюньков. Но так, как я был уже «не удел», что происходило в руководстве Компартии РСФСР и его намерениях, я не знал.

И. Латунский А, по Вашему мнению, достойно повели себя Зюганов с Купцовым в те далёкие дни тридцатилетней давности ГКЧП?

В. Глаголев. Мне кажется, что они не совсем осознавали ситуацию.

И. Латунский. И что же было дальше?

В. Глаголев. Финал ГКЧП хорошо известен. А вот о чем мне поведал после освобождения из тюрьмы Валентин Сергеевич Павлов. Ельцин находился в отъезде. Государственный Комитет по Чрезвычайному положению поручил Валентину Сергеевичу после прилета встретить его. Условились, что о времени прилета Ельцина В.С. Павлову на дачу позвонит В. Крючков. Валентин Сергеевич до полуночи ждал звонка. Потом решил сам позвонить. И услышал, что Ельцин благополучно доехал до своей дачи. И Павлов понял, что это конец. Обложив Крючкова семиэтажным матом, он свалился с глубоким гипертоническим кризисом.

И. Латунский. Мне, одному из первых журналистов, удалось взять интервью у героя Советского Союза, генерал-майора КГБ СССР, начальника группы «А» В. Карпухина. Он рассказал, что 18 августа 1991 года он с частью подразделения группы «А», выдвигался в окрестность аэропорта «Чкаловский», куда прилетал из Казахстана Ельцин. Но никаких команд о его задержании не поступило!.. А что было потом с Павловым после такого потрясения?

В. Глаголев. На другой день он с трудом появился на работе. В печати, по радио и по телевидению широко пойдет гулять информация о том, что Валентин Сергеевич был сильно пьян. Первыми эту ложь озвучили Генеральный прокурор РФСФР Степанков и его заместитель Лисов.

И. Латунский. Кстати, мне приходилось слышать подобные утверждение, даже от ряда бывших работников Девятого Управления КГБ СССР, которые пошли работать в одну коммерческую структуру и которые якобы чуть ли не доставили его на дачу в непотребном виде, а что же, Владимир Сергеевич, было на самом деле?

В. Глаголев. На каждый роток не накинешь платок. Позже через суд Павлов докажет, что это было сознательное враньё. Он напишет правдивую книгу, которую начнёт писать еще в тюрьме: «Горбачев – путч. Август 1991 года».

И. Латунский. Мне приходилось слышать, в том числе и от ваших коллег по ЦК КПСС, о том, что до поры до времени Горбачев и Павлов были якобы друзьями. Но когда Валентин Сергеевич выступил против зависимости нашей экономии от США, или, как сейчас говорят, глобального Запада и объявил, что льготное налогообложение совместных с иностранцами предприятий – это целенаправленный подрыв нашей экономики, то попал в главные враги Михаила Горбачева…

В. Глаголев. Первый удар Горбачева был закономерно направлен против премьер-министра. Его указ от 22 августа 1991 г. об освобождении В. Павлова от должности премьера незаконен – как по юридической процедуре, поскольку Верховный Совет не дал согласия на такое действие 25 августа 1991 года, так и в связи с возбуждением Прокуратурой СССР уголовного дела за участие и за создание антиконституционного заговора. В действительности против В.С. Павлова такого дела Прокуратура СССР никогда не возбуждала.

И. Латунский. Получается, что Горбачёв нарушил самый главный закон нашей страны, Конституцию СССР и Уголовный Кодекс РСФСР, действуя из-за личной неприязни к Валентину Павлову. И какая реакция на это была у Прокуратуры СССР?

В. Глаголев. Тем самым Горбачёв дал прямую директиву прокуратуре, какое дело и против кого возбуждать. Следствие, понимая всю абсурдность обвинения в «измене Родины» в отношении всех членов ГКЧП и каждого в отдельности, так и не могло отойти от заданной линии вплоть до отставки Горбачёва с поста президента и развала СССР при его участии и благословлении.

И. Латунский. Не будем забывать и о судьбе Н. Рыжкова, который был соратником Горбачева. Чем же Николай Иванович не угодил Горбачеву? И кто, по Вашему мнению, Рыжков или Павлов, более подходили к должности главы правительства, и кто из них смелее докладывал об экономической обстановке в стране президенту СССР?

В. Глаголев. Избавившись от Рыжкова, Горбачёв явно недооценил В. Павлова, как государственника, стал искать ему сменщика. Не случайно со своим «недругом» Ельциным они обсуждали кандидатуру Назарбаева вместо Павлова. И Рыжков Николай Иванович, и Валентин Сергеевич Павлов вместе с Борисом Олейниковым воздали Горбачёву должное в книге под названием «Иуда. Анатомия предательства Горбачева».

Кстати, спецслужбы нашей страны зафиксировали тот звонок Павлова, о котором я Вам рассказывал выше, и следствие долго допытывалось – что это был за звонок?

Валентин Сергеевич так ничего об этом не сказал.

И. Латунский. Сразу же после ареста членов ГКЧП на пост руководителя телевидения, вместо Л. Кравченко был назначен бывший «ленинец», а с 1991 года ярый демократ Е. Яковлев. И по ТВ был показан номер телефона, по которому можно было звонить и сообщать, кто и как вёл себя в три дня с 19 по 22 августа 1991 года… Каким образом было проведено увольнение или поиск компромата на сотрудников аппарата ЦК КПСС и ЦК Компартии РСФСР, связанных с ГКЧП?

В. Глаголев. В день разгона аппарата ЦК КПСС меня не было. Как переходящий на другую работу, я имел право «свободного посещения» заседаний. Но, по словам очевидцев, в том числе моего бывшего коллеги Генриха Пирогова, это было уничижительное и унизительное зрелище, проходившее под улюлюканье, в основном, молодёжной толпы. Сразу же после переворота (как бы сказали сегодня, «майдана»), в здании ЦК партии была заменена охрана. Это были, в основном, периферийные милиционеры. Они не разбирались во внутренних ходах помещений. На следующий день я с помощью одного технического сотрудника, который сказал: «Этот со мной!» прошёл в свой кабинет, который оказался неопечатанным. Опечатали лишь кабинеты секретарей ЦК. С помощью бумагорезки я уничтожил все документы, которые готовил к передаче дел. Затем знакомый прапорщик вывел меня на улицу.

И. Латунский. А чем же для Горбачева, по Вашему мнению, был опасен В. Павлов?

В. Глаголев. В.С. Павлов, как я уже говорил, был государственником, сторонником единого Союза и немаловажная деталь – без согласия Горбачева он распорядился 17 августа публиковать для обсуждения проект Союзного договора.

И. Латунский. Владимир Сергеевич, мне приходилось слышать от бывших подчиненных Филиппа Денисовича Бобкова, особенно от тех, кто после 1991 года, хоть и пошёл в охранный бизнес, сохранив связи со спецслужбами, разные мнения, как о нем, так и о В. Павлове.

Например, что они содействовали созданию Национального Еврейского Конгресса, который был занят поисками талантливых учёных, особенно военных разработчиков ВПК СССР, особенно в космической сфере, для выезда этих ученых в Израиль или США. А поиск их в России вела служба безопасности «Мост-Банка» принадлежавшего Гусинскому.

Что Вы могли бы, как очевидец и знавший и того и другого, сказать по этому поводу?

В. Глаголев. Валентин Сергеевич Павлов и Филипп Денисович Бобков были патриотами своей страны. Они с большой теплотой и симпатией относились друг к другу, после своей отставки продолжали встречаться. Я многократно присутствовал на этих встречах. Вспоминая годы невзгод, в том числе и август 1991 года, Валентин Сергеевич сетовал на то, что в это время Филипп Денисович не был на своем посту. Но история не имеет сослагательного наклонения. А все остальное даже в мельчайших подробностях описано в газетных и журнальных статьях, порой в недостоверных и неточных, к сожалению, в книгах, показано по телевидению. А акт позорной капитуляции жалкого Горбачева перед гадливо – злорадной ухмылкой Ельцина навечно документально запечатлен.

И. Латунский. Филипп Денисович Бобков в личной беседе со мной как-то сказал: «Да, я работаю и осуществляю безопасность, как руководства, так и работников «Мост-Банка». Но это, на мой взгляд, честнее, чем продать свои знания, полученные во время работы в спецслужбах Великой Державы – СССР, а потом употребить их, работая уже на другую государственную систему, забыв завет Дзержинского, что органы социалистической страны, в отличие от сегодняшнего времени капитала, должны быть защищающими, а не карающими народ и его страну!»

В. Глаголев. Ф.Д. Бобков прав. Я работал вместе с ним. Один умный человек сказал: «Осуждают то, чего не понимают!»

И. Латунский. Если Вы так подробно рассказали о судьбе последнего Премьера СССР В. Павлова, то в ряде передач, особенно по ТВ России, прошло утверждение, что В. Павлов успел закачать в ряд коммерческих структур то самое «Золото партии», разыскиваемое Прокуратурой России, особенно следователем по особо важным делам Лисовым?

В. Глаголев. Это, простите меня за выражение, бред сивой кобылы…

И. Латунский. А, что же тогда было с Лисовонником и Кручиной?

В. Глаголев. С Кручиной я был знаком. Могу заявить, что это был честный и порядочный человек. Но я не могу сказать точно, сам ли он выбросился из окна.

И. Латунский А он мог знать, кто и как разбазаривал народное имущество в перестроечное время начала формирования рынка кооперации СССР?

В. Глаголев. Наверное, мог…

Интервью провел И. Латунский

31/07/2021

https://vpoanalytics.com/2021/07/31/anatomiya-perestrojki-ot-gkchp-do-raspada-sovetskogo-soyuza/