«Я была, есть и буду русской!»

Истории возвращения соотечественников на Родину –  это всегда волнующие, за душу берущие истории. Особенно  — а это случается достаточно часто – если путь домой непрост, если не все складывается гладко.

17.06.2015-1434361497img2

Сегодня о своем опыте переезда в Россию расскажет Наталья Иванова.

Она уехала из украинской Винницы вместе с дочерью Ириной.

Уехала, хотя ей поначалу отказали в участии в программе переселения, — и вот уже два года живет в Калининграде. 

*****

Буквально на днях мама и дочь  Ивановы, наконец, получили гражданство нашей страны. Поздравим Наталью с этим радостным событием и поговорим о том,  какие трудности ей пришлось преодолеть, чтобы навсегда остаться жить в России.

— Наталья, мотивы вашего переезда из Украины в Россию, в  общем, понятны. Каждый, кто следит за ситуацией в некогда «братской» республике знает теперь, что к отъезду вынуждает насильственная ассимиляция, уничтожение русского образования, откровенная русофобия – теперь уже и на государственном уровне. Вы проявили мудрость, которая есть умение предвидеть, и покинули страну до того, как в ней произошел государственный переворот, приведший к ужасам войны, кровопролитию, политическим репрессиям. Поддержать вас было некому, но вы все-таки решились. Страшно было?

— Елена, спасибо за поздравление! Да, было страшно – страшно что не получится, что придётся остаться… Ситуация складывалась тяжёлая, работы не было, попытки устроиться по специальности терпели неудачу. Учитель русского языка и литературы вообще непопулярная профессия в центральной части Украины. Например, в Виннице осталось всего две школы, где было по одному классу с русским языком обучения. Русский язык шёл как второй иностранный, на выбор наравне с немецким, французским, польским… В целом, нет часов – нет вакансий…

Меня всегда удивляли заявления многих политиков, да и простых граждан, что русский язык на Украине не притесняется, кто хочет – говорит на нём. Но ведь этот язык полностью исключён из детских садов, большей частью исключён из школ, вузов, делопроизводства… То есть ещё одно-два поколения – и всё, знать его будут на уровне восприятия на слух; о грамматике, словарном запасе, чтении говорить уже не придётся! Я с уважением отношусь к украинскому языку, знаю его на приличном уровне, но делать его основным языком  как для себя, так и для дочки – не хотела.

Знаете, есть люди, которые могут ассимилироваться, а есть те, которые нет, не могут. Я не смогла стать украинкой, даже при том, что у меня мать украинка, отец русский, т.е. смешались, образно говоря, во мне две культуры, два народа. Но всё равно – я была, есть и буду русской. Это стало основной причиной переезда. Добавились, конечно, и бытовые, материальные факторы – безработица, распалась семья… Никто меня не поддерживал в моих планах, наоборот – отговаривали, пугали всевозможными трудностями…

Смешно. Какие бы ни ждали трудности – пытаться что-то изменить было необходимо. Многие  признаки общественной и политической жизни Украины указывали, просто «кричали» — что-то не так и будет ещё хуже – и  для меня, и для таких, как я. Говорят, что поэты видят явное в неявном. Что ж, это полностью справедливо в моём случае. Опять же, помогла «прозреть» моя работа секретарём избирательного участка на выборах президента как в 2005-ом, так и в 2010-ом годах… Я общалась с самыми разными людьми из разных регионов и даже стран – это расширяет кругозор и заставляет задуматься…

— В первый раз вы подавали документы на участие в госпрограмме переселения соотечественников, еще живя на Украине – и получили отказ, однако это вас не остановило. Каким же образом вам все-таки удалось переехать в Россию, какие шаги пришлось для этого предпринять?

— Да, первая попытка стать участницей программы переселения окончилась неудачно. Я привезла в Киев, в российское консульство, все необходимые документы, вплоть до гарантийного письма об устройстве на работу, однако получила отказ. Что делать, коней на переправе не меняют, как говорится. Однажды начатое надо было продолжать. У меня даже не возникало мысли о том,  что можно всё отменить. Росло убеждение, что надо уезжать  — и поскорее.

Кстати, история с гарантийным письмом очень укрепила меня в принятом решении. Я два года не могла найти работу в Виннице, дошло до того что устраивалась работать на хлебозавод, рабочей — и это педагог с высшим образованием, специалист первой категории! Весь мой опыт работы, умения и навыки были не нужны ни в Виннице, ни на Украине вообще…

А в России, в Калининграде, я нашла работу буквально за две минуты – по телефону! Нашла в интернете вакансию, позвонила из Винницы по обычному городскому телефону, поговорила, объяснила ситуацию – и вопрос решился! Невероятно. Начальница отдела кадров предприятия в Калининграде, где я собиралась работать, даже выслала факсом в  консульство РФ в Киеве копию гарантийного письма! Эта история, а также рассказы моих друзей из России показали мне, что в России кто хочет работать – всегда найдёт работу. Для Калининграда это точно на сто процентов.

В общем, после отказа в участии в программе я начала собирать документы для выезда собственными силами. Продала жильё, наняла контейнер для вещей, сдала паспорт и получила листок убытия – всё это решилось. Купила билет на самолёт – и улетели мы с дочкой в новую жизнь. Ну, для неё – новую, для меня – знакомую и родную. Жильё на первое время в Калининграде нашла по интернету, первые дни жили в гостинице, потом  сняли комнату. Сейчас у нас с дочкой своя квартира в центре Калининграда.

 — Порой наши соотечественники сетуют на то, что условия возвращения не способствуют тому, чтобы переезжать, как они говорят, с комфортом. Мне приходилось слышать рассуждения о том, что переезжать вообще  стоит лишь в том случае, если таким образом можно добиться новых материальных благ, повысить социальный статус. Что вы думаете по этому поводу?

— Статистические исследования показывают, что переселенцам во всём мире необходимо два-три года для того, чтобы «встать на ноги». Глупо ожидать, что путь переселения будет усыпан розами. Я – не ожидала. Материальные блага, социальный статус – всё это хорошо, но надо расставлять приоритеты, решить, что для вас самое важное. Для меня самым важным было другое. Помню, первые дни после переезда в Россию я ходила по улицам с улыбкой, не могла удержать её – всё вокруг было на русском языке! Все вывески, речь прохожих… Все документы – на русском языке. Школа для дочки – обычная русская школа. Это было необычно. То, что для местных жителей было естественно, для меня – необычно и радостно. Я уже забыла, что так может быть…

Недавно был последний звонок в школе у дочки, заиграл гимн России, и я поймала себя на мысли: «Господи, хорошо-то как! Никакой «Щэ нэ вмэрла»…  Если это прочитают мои друзья из Украины – пусть не обижаются. Кто-то из них поймёт меня, кто-то —  нет… Но я так чувствую и ничего не могу с этим поделать.

Так или иначе, я ни о чём не жалею. Были и трудности, конечно. Но  если я практически в одиночку смогла преодолеть их, может быть, эти трудности были не так уж и страшны?

— Ваша жизнь в Калининграде после переезда сложилась относительно благополучно. Вы нашли работу, оформили РВП, ваша дочь, насколько мне известно, не испытывала в школе особых трудностей, хотя ей пришлось учиться уже по российским образовательным программам. И вы подали документы на участие в госпрограмме переселения — уже во второй раз. Но почему получение российского гражданства, которое по закону вам должны были предоставить  через три месяца после вступления в программу, так затянулось?

— Да, я старалась всё делать по правилам в смысле документов. Регистрация, медицинские справки, разрешение на временное проживание… Основная сложность заключалась в том, что я плохо знала город. Хотя я бывала здесь и  раньше (у меня жили в Калининграде бабушка и дедушка), но прошло много времени, и географию города я основательно подзабыла. Интернета у нас первое время не было, приходилось искать многие учреждения «вслепую». Местные жители, впрочем, довольно благожелательны, всегда подскажут, если спрашиваешь.

17.06.2015-КО-natalia-2

Школу для дочки нашли сразу же, взяли её без проблем, есть же  федеральный закон «Об образовании в РФ».

Она училась в Виннице в русском классе, одном из двух, оставшихся в городе, так что адаптировалась в калининградской школе легко. Сейчас сдаёт ЕГЭ, получила 90 баллов из 100 по русскому языку, это пятёрка.

Ира всегда любила читать, у неё хорошая грамматические знания, может быть, лучшие в классе. Классная руководительница в её школе, Ерёмина Ирина Николаевна, шутила что, мол,  приехали из Украины поднимать русскую словесность!

О том, что я могу снова подать документы на участие в программе переселения, уже приехав в Калининград, я узнала от инспектора ФМС и воспользовалась её советом. Во второй раз я получила разрешение, и это значительно упростило нашу жизнь и позволило строить новые  планы.

Например, то, что у нас уже есть гражданство и паспорта РФ, позволяет пересмотреть условия поступления моей дочери в вуз, получение послешкольного образования стало более доступным. Безусловно, и в плане устройства на работу для меня появилось больше возможностей. Хотя на момент получения паспорта я уже работала педагогом, работой своей вполне довольна и менять её не собираюсь.

В том, что затянулось получение гражданства, есть и моя вина, т.к. я совершенно не «документный» человек, каждая справка для меня мученье… Так было всегда, государственные организации Калининграда тут ни при чём. Наверно, человеческий фактор сыграл свою роль, но в целом всё хорошо, что хорошо кончается – мы получили гражданство и паспорта, спасибо всем кто поддерживал меня в этом трудном пути.

— Наталья, вы – человек творческий, пишущий, вы принимаете участие в литературной жизни Калининграда, публикуетесь. И по-прежнему поддерживаете отношения с собратьями по перу из Украины, пытаясь сохранить те связи, которые, казалось бы, разорваны навсегда. Вы по-прежнему верите в то, что Украина может вернуться к миру? Если да, то каким образом, по-вашему, это могло бы произойти?

— Совершенно верно, творческая, литературная деятельность всегда была важной составляющей моей жизни. Я познакомилась в Калининграде с многими интересными людьми, поэтами, музыкантами, художниками… Сразу  после переезда сделала презентацию о литературно-фестивальной жизни Украины в одном из литобъединений города, люди интересовались, задавали вопросы, приняли информацию доброжелательно и с интересом.

На тот момент казалось, что литературно-поэтические связи не разорваны, поэзия не зависит от географических, социальных, политических, временных и прочих условий. Как показало будущее – это не совсем так. Нынешняя ситуация в отношениях России и Украины сильно повлияла на уровень общения между творческими людьми разных стран…

Я верю, что это пройдёт, и с радостью нахожу единомышленников как в России, так и на Украине. Многие верят, что Украина может вернуться к миру, серая сиюминутная пена уйдёт из умов, и люди будут налаживать связи – литературные, творческие, дружеские, родственные, экономические и так далее.  Слишком много общего между нашими народами, чтобы можно было это навсегда откинуть. Да, я не слишком много могу сделать в нынешней ситуации, но то, что могу – делаю. Я стараюсь сохранить все те дружеские и родственные связи, что есть у меня на Украине. Это – задел на будущее, это – надежда.

15.06.2015

Елена Ефимова

http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=9806

Комментарий Анатолия Лавритова:

-Отличный материал и для соотечественников , не имеющих российского гражданства, и для граждан России непосредственно в ней самой, чтобы понять и оценить, в каком действительно демократическом государстве они живут, к каким тяжёлым последствиям привела суверенизация  с «проглатыванием националистами»  разных республик Советского Союза  его лакомых кусков по окраинам. Российская Федерация до сих пор не использовала все права правопреемства и терпеливо продолжает вразумлять народы бывшего СССР, что они  пережили и продолжают переживать после «геополитической катастрофы» прошлого века.

А ведь процесс заглатывания составных частей Советского Союза уже принимает интервенционистский характер, так как США и Европейский Союз со своей «оборонительной структурой» НАТО  уже ставят мир на гран очередной  геополитической катастрофы, после которой население планеты может вообще погибнуть. И тогда все  бюрократические препоны, встающие ныне перед беженцами из разных стран, бегущих от ужасов войны на Украине и в арабских странах- в Африке и на Ближнем Востоке покажутся запретами  детсадовских воспитателей.