Сало по-большевистски

Как большевики насаждали украинизацию.Архивы

Провозвестником всепоглощающей украинизации был Ленин. За что и пострадал…

Кто придумал украинизацию, почему она проводилась даже в Казахстане? Зачем Германия помогла Украине стать государством? Эти и другие вопросы мы задали директору Российского государственного архива социально-политической истории Андрею Сорокину.

Итак, Первая мировая заканчивалась, империи рушили как карточные домики: Российская, Австро-Венгерская, Германская, Османская… А Украина, как известно, с XVII в. входила в состав России. Когда у нее возникла идея независимости?

Андрей Сорокин: Придя к власти в октябре 1917 г., в результате вооруженного переворота, большевики провозгласили право наций на самоопределение в качестве лозунга практической политики. Чем тут же воспользовались многочисленные национальные «окраины» бывшей Российской империи.

На Украине после Февральской революции возникает самопровозглашенная Центральная Рада. Поначалу она была

лояльна к Временному правительству и помышляла лишь об автономии в составе будущей федеративной российской республики. Но после захвата власти большевиками и разгона Учредительного Собрания в январе 1918-го, разрушивших хрупкое национальное согласие, Рада провозглашает независимость Украинской республики и в одностороннем порядке определяет свою территорию. Это девять губерний: Киевская, Волынская, Подольская, Черниговская, Полтавская, Екатеринославская, Харьковская, Херсонская и Таврия без Крыма.

Дело дошло вскоре до того, что Центральная Рада подписала Брест-Литовский мирный договор с кайзеровской Германией на месяц раньше, чем Советская Россия. В одной из украинских исторических работ, между прочим, утверждается, что объявить о независимости представителям Рады рекомендовал член германской делегации, начальник штаба Восточного фронта генерал Гофман. Он был недоволен неуступчивой позицией советской делегации. Генерал Деникин позднее в своих знаменитых мемуарах процитирует его заявление, сделанное в 1919 году: «В действительности Украина — это дело моих рук… Я создал Украину для того, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с частью России».

Получается, что, подружившись со страной, которая была с Россией в состоянии войны, Украина оказалась в стане противника? Германия поддерживала ее в дальнейших спорах о границах?

Андрей Сорокин: Как известно, германские и австро-венгерские войска оккупировали обширные территории бывшей Российской империи, в том числе Прибалтику и Украину. Причем Брестским договором Советская Россия обязывалась «заключить мир с Киевской Радой».

И вот в конце мая в Киеве, опираясь на германские штыки, правительство гетмана Скоропадского вступило в переговоры с Советами. Украинская сторона настаивала на том, что демаркационная линия, отделившая германские оккупационные войска от территории Советской России, это и есть государственная граница. Легитимизация украинской государственности с самого начала зависела не только от политической, но и от военной поддержки со стороны.

Мало того, украинская делегация предъявила претензии на части Воронежской, Курской и других смежных губерний (14 уездов), где большинство населения было будто бы украинским. В сферу ее амбиций попали и области Всевеликого Войска Донского, с населением в три миллиона человек, занятые на тот момент германскими войсками. В письме Ленину один из советских переговорщиков — Раковский упоминает даже о претензиях… на часть Сибири.

То есть в основу размежевания собирались положить опасный принцип национальной принадлежности? Кому тогда досталась бы Одесса, где живет 100 национальностей?

Андрей Сорокин: Ее Рада объявила вольным городом. Впрочем, Украина сразу же получила контрпретензию: Москва потребовала внести в повестку дня вопрос о проведении этнографической границы и по всему Черноморскому побережью вплоть до Бессарабии, потому что на этих землях проживают русские. Это на некоторое время отрезвило украинцев и заставило умерить аппетиты в претензиях на южнорусские территории.

А как обстояли дела с Крымом, который, как вы сказали, не был сначала в зоне геополитических интересов Украинской республики?

Андрей Сорокин: Он тоже претендует на независимость. Впрочем, как и другие протогосударства, возникшие на обломках империи — на Дону, на Кубани… «Парад суверенитетов» практически лишает Советскую Россию возможности продолжать переговоры о территориальном размежевании. Именно тогда и возникла проблема Крыма. Из Москвы шли директивы: «настаивать на опросе населения Крымского полуострова, сохранение которого за Советской Федерацией считается основой существования Черноморского флота и выхода на Черное море».

В июне 1918-го накал страстей вокруг Крыма достигает апогея. Член советской делегации Мануильский сообщает наркому иностранных дел Чичерину, что Украина готова признать автономию Крыма, если ей будет уступлен Севастополь.

И уступили? То есть ситуация была далеко не в пользу России, если Украина диктовала свои условия? Были на то серьезные основания?

Андрей Сорокин: Шаткость положения Советов, создание в Крыму собственного правительства, его оккупация германскими войсками дали возможность Украине претендовать и на полуостров. При этом и внутри советской делегации, и некоторые большевистские лидеры в Москве считали возможным идти на уступки, вплоть до «отдачи в случае крайней надобности даже всего Крыма». Считали, что гораздо важнее отнести как можно западнее границы на «континенте». В сентябре все в Киеве ожидали возвращения гетмана Скоропадского после консультаций в Берлине, чтобы объявить о слиянии Крыма с Украиной… Но Первая мировая закончилась, Германия капитулировала, кайзера свергли, а Россия денонсировала Брестский договор и погрузилась в Гражданскую войну. В Киеве пал режим Скоропадского, к власти пришел Петлюра. И прежние договоренности на время стали не актуальными.

 12.12.14-Украина-600

Т.н. этнографический принцип национально-территориального размежевания провозгласил Версальский мир, который подвел итоги Первой мировой. Где-нибудь он был удачно применен?

Андрей Сорокин: Действительно, его придерживались представители и Антанты и американского правительства, становившегося уже в тот период активным участником европейского политического процесса, к нему апеллируют и поляки, обсуждая размежевание Польши с Украиной, Литвой, Белоруссией. Но все это была, по большому счету, демагогия. На деле Судетская область, населенная немцами, была передана Чехословакии в прямом противоречии с «этнографическим принципом» с целью ослабить Германию и усилить новое — Чехословацкое — государство.

Мало того, одной из таких территорий, на которые простирались претензии Польши, под тем предлогом, что там живут поляки, стала Волынь. Спустя двадцать лет там развернется трагедия Волынской резни, и украинские националисты физически уничтожат несколько десятков тысяч поляков (по подсчетам польской стороны).

Впрочем, ровно такими же устремлениями руководствовались все правительства самостоятельной Украины, последовательно сменявшие друг друга — Центральная Рада, правительство Скоропадского, Директория во главе с Винниченко и режим Петлюры. Они декларировали свою власть на произвольно провозглашенных «своими» территориях, вспоминали о пресловутом «этнографическом принципе» исключительно в спорах с Советской Россией о южнорусских территориях и забывали о нем во всех остальных спорных случаях.

Недавно МИД Польши сравнил Украину с африканской колонией… Откуда такая риторика? Это отзвуки 20-х годов прошлого века?

Андрей Сорокин: 25 апреля 1920 года польские войска перешли западные украинские границы на всем их протяжении, начав советско-польскую войну. По мнению руководителей советской дипломатии, в планах польских руководителей был захват всей Украины и «превращение ее в колонию Польши с созданным ею правительством». Однако колониальный характер предстоявшей Украине зависимости — наверное, некоторое преувеличение. Но за год до этих событий представители польского политического истеблишмента во время переговоров в Париже всерьез рассматривали либо федерализацию украинских земель, либо прямую их инкорпорацию в состав Польской республики. В конечном итоге к Польше отошли западные области Украины, Белоруссии и Литвы.

Мало кто сегодня знает, что знаменитый Рижский договор, завершивший советско-польскую войну 18 марта 1921 года, был подписан объединенной российско-украинской делегацией. Большевики России и Украины тесно взаимодействовали, и Москва не раз направляла на Украину своих эмиссаров, которые затем инкорпорировались во властные структуры. Дело дошло до того, что 4-й съезд советов Украины принял решение о вхождении в состав РСФСР.

Почему этого не произошло?

Андрей Сорокин: Независимость Украины была важным элементом международной дипломатии этого времени.

Следующий политический шаг — всепоглощающая украинизация?

Андрей Сорокин: Ее разгар пришелся на середину 1920-х годов. Провозвестником этой политики большевиков был Ленин, но следует уточнить, что не большевикам принадлежит авторство этого курса. Проводить его систематически начал главный атаман Украинской народной республики Симон Петлюра. А большевики верно оценили его мобилизационные возможности на Украине. В апреле 1923 года XII съезд РКП(б) объявил коренизацию своим официальным курсом в национальном вопросе. Тогда же партконференция формально независимой советской Украины принимает аналогичные решения о политике украинизации. Под нажимом компартии украинизация в 1920-е — начале 1930-х проводилась на Кубани, Ставропольском крае, Курской и Воронежской областях РСФСР и даже в одном из районов Казахстана, где компактно проживали выходцы с Украины. Безусловно, национальное самоопределение для украинских элит было определяющим. И левые, включая большевиков, не являлись исключением.

Зачем это нужно было Москве?

Андрей Сорокин: Умиротворение национального энтузиазма украинцев стало одной из ее главных задач, одним из самых масштабных проектов. Как сказал Лазарь Каганович (1-й секретарь ЦК КП(б)У), Украина должна была послужить для западных народов «образцом и примером разрешения пролетариатом проблемы национального освобождения угнетенных масс, проблемы государственного строительства национальных республик, в рамках советской системы».

12.12.14-Укр-600+

Но ведь известно, что именно он призывал и бороться с украинским шовинизмом …

Андрей Сорокин: Причем, сравнивал его по опасности с великорусским… «Геть вид Москви» — лозунг, процитированный Кагановичем на одном из пленумов, получил, судя по всему, широкое распространение в среде украинской интеллигенции, в том числе и левой. Как выражение стремления к интеграции в европейскую культурную среду, увы, — через отталкивание и отрицание русской культуры. Большевистская идеология и политическая практика готова была соединять несоединимое — украинизацию и борьбу с украинским шовинизмом. Большевиков беспокоило одно: если они сами не займутся украинизацией, то как бы ею не занялись их враги. И к июлю 1926 года в госучреждениях Украины процент делопроизводства на украинском языке достигает 65, в то время как в начале предшествующего года он равнялся 20 процентам. Низшая школа украинизирована на 80 процентов (остальная часть обслуживает нацменьшинства). А пресса — на 60. Насаждается украинский язык, еще в период германской оккупации признанный, наконец, самостоятельным языком, а не наречием.

А что стало с границами? Претензии на Сибирь так и не были удовлетворены? Мы остановились на том, что переговорам о размежевании Украины с Россией помешала Гражданская война…

Андрей Сорокин: И здесь все непросто. Административная комиссия при Президиуме ЦИК в январе 1927 года, заслушивая вопрос «о границах между РСФСР и УСР в районах Брянской, Воронежской и Курской губерний» в большинстве случаев отказывается передавать конкретные территориальные образования из РСФСР в Украину… Еще раньше в жесткой форме отказались рассматривать претензии украинской стороны белгородские власти.

Каганович дважды обращается к Сталину с просьбой помочь, но к лету следующего года Сталин заговорит о «перехлестах в политике украинизации».

Западная Украина 20 лет была в составе Польши… Ее пришлось украинизировать?

Андрей Сорокин: Помимо умиротворения собственной украинской вся эта политика имела адресатом и внешнюю аудиторию — вызвать «живое сочувствие к УССР среди трудящихся украинских масс, территории которых захвачены соседними буржуазными государствами». Вопрос о западных границах вновь встанет двадцать лет спустя своего «решения» Рижским договором. В соответствии с секретным протоколом к пакту Молотова-Риббентропа Польша потеряет приобретенные ею в ходе советско-польской войны территории, а в состав Украины будут включены «западно-украинские земли», право на которые правительства Скоропадского и Петлюры неудачно пытались закрепить за собой вооруженным путем в 1918-1919 годах.

Так что Каганович, в общем, был прав, когда 4 октября 1939 года в речи на партийно-хозяйственном активе наркомата путей сообщения заявил: «Мы решили большую принципиальную проблему — национальную, мы соединили Украину, единую Украину, единую Белоруссию создали». Задача закрепления в составе УССР этих новых областей (Львовской, Станиславской, Тернопольской) вновь решалась средствами политики украинизации и вытеснения на этот раз польского языка и польской культуры, которые шли рука об руку с политикой советизации.

Заседания Политбюро, как правило, не протоколировались, и мы можем только догадываться об аргументах, которыми руководствовалось Политбюро и «лично товарищ Сталин», принимая решение о приобретении новых территорий на западе. Ясно, что его решения находились вполне в русле европейской теории и практики того времени. Отодвинуть границы подальше от жизненно важных центров государства — идея, которая принадлежит отнюдь не Сталину. Кажется, большевики так и не отрефлексировали проблему, на которую обращали свое внимание двумя десятилетиями ранее «склонные к трезвости» польские политики, опасавшиеся размывания национального состава своего государства. Скорее всего, просто думали, что западных украинцев успешно украинизируют на советский лад. Однако достичь этого так и не удалось.

Продолжение темы

«Обкомы Донецкий, Днепропетровский, Одесский занимаются делом украинизации недостаточно»

В 11-м номере журнала «Родина» опубликована статья кандидата исторических наук Елены Борисенок по теме сегодняшней беседы. Из приведенных документов хорошо видно, что нынешние киевские руководители должны быть благодарны Ленину и его сподвижникам, которые еще задолго до майдана показали, как надо проводить украинизацию. Особенно в Донецкой, Днепропетровской, Одесской и Харьковской областях. Приведем лишь некоторые факты из статьи.

В УССР украинизация проводилась в рамках провозглашенной в 1923 году XII съездом РКП(б) политики коренизации партийного и государственного аппарата в национальных республиках…

Украинизация должна была проводиться на всей территории Украины, то есть и в восточных и южных частях республики — хотя там она часто вызывала у рядовых партийцев недоумение. Вот, например, какая записка поступила в президиум собрания партактива, прошедшего в Одессе в январе 1926 года: «Для вас более чем для кого другого должно быть ясным, что подавляющее большинство населения в Одессе и на Одесщине составляют русские и евреи… нынешняя линия ведет к искусственному ассимилированию русского и еврейского населения среди привилегированной украинской нации… Надо же снять, наконец, шоры с глаз и не душить свободу языка неукраинской нации. Долго ли ЦК КП(б)У будет заниматься насильственной украинизацией, и к чему это поведет?»…

По имеющимся данным о разговорном языке рабочих и служащих Украины за 1926 год, на русском говорили 66 процентов, на украинском — 33,2 процента, на еврейском — 7,5 процента и на других языках — 3,1 процента. Из грамотных рабочих на русском языке читали 91,2 процента, на украинском — 40,2 процента, на еврейском — 7,1 процента и на других языках — 6,2 процента. Поэтому не удивительно, что перевод на украинский язык школ и периодической печати вызывал острую реакцию у русского населения Украины. Были случаи, когда рабочие срывали объявления, написанные по-украински. Имели место случаи, когда составленные на украинском языке коллективные договоры забрасывались грязью…

Рабочие говорили: «Украинизации нам не нужно, жили без нее и еще сумеем прожить»; «А разве украинизация не петлюровская идея?»; «Зачем нам нужна украинская культура, если мы интернационалисты?»…

Тем не менее украинизация востока и юга Украины продолжалась. К 1932 году украинизация прессы достигла 87,5 процента…

10 сентября 1935 года политбюро ЦК КП(б)У рассмотрело вопрос «Об украинизации в областях». В принятом постановлении говорилось: «ЦК КП(б)У считает, что обкомы Донецкий, Днепропетровский, Одесский занимаются делом украинизации недостаточно…

9 октября 1935 года в киевский ЦК поступила записка «О состоянии украинизации в Днепропетровской области». Проверяющие отметили «несомненно недостаточную работу по выдвижению украинских кадров на руководящую партийную работу»: из первых секретарей райкомов украинцев было только 24, тогда как русских — 20, евреев — 20, представителей других национальностей — 9…

29 октября 1936 года секретариат ЦК КП(б)У рассматривал вопрос об итогах чистки Харьковской и Днепропетровской областных парторганизаций. Особое внимание при этом уделили национальному составу руководящих кадров. Секретариат отметил, что «харьковской партийной организацией не выполнено указание XII съезда ЦК КП(б)У о выдвижении на партийную работу украинских большевистских кадров. В составе первых секретарей РК в 1933 г. украинцев было 59%, в 1934 г. — 46,9%, в 1935 г. — 44,5%, на 1.1.36 г. осталось лишь 31%…»

Однако украинизационное рвение республиканского руководства порой вызывало недоумение в Москве. Осенью 1937 года заведующий отделом печати и издательств ЦК ВКП(б) Лев Мехлис (уроженец Одессы) констатировал: «…Ни в одной из 12 областей УССР, кроме Донбасса, не выходит ни одна областная газета на русском языке… В Донбассе издается на русском языке областная газета «Социалистический Донбасс». Все остальные газеты Донбасса выходят преимущественно смешанными — часть материала на русском языке, другая — на украинском. Эти газеты какие-то ублюдочные»…

Что до школьного образования, то к весне 1938 года на Украине имелось 21 656 школ, из них с украинским языком преподавания — 18 101 школа, а с русским — 1550…

Текст: Елена Новоселова

27.11.2014

http://www.rg.ru/2014/11/28/ukrainizatsiya.html