О положении на Украине компетентно

azarov600

Николай Азаров: в политике нужны не болтуны, а созидатели

От редакции сайта. Из большого интервью Николая Азарова – главы правительства Украины мы предлагаем нашим читателям часть ответов, показавшиеся нам особенно значимыми. Полностью интервью можно прочитать по ссылке

http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=8070

— На Украине бушует непогода. Если судить по лентам новостей, это теперь тема номер один для страны.

— Я три года возглавляю правительство, и все это время погода нас удивляла природными аномалиями. В 2010 году была невероятная засуха и пожары, от которых, кстати, пострадала и Россия. Та засуха стала у нас причиной больших неурожаев. А 2011 год запомнился сильными холодами – впервые за пятьдесят лет столбики термометра в январе-феврале на двадцать дней опустились ниже отметки в минус 35 градусов. И вот теперь третья зима запомнится полноценными холодами — со снегом, метелями и вьюгами. Несколько дней тому назад метели накрыли западные области страны, где выпала трехмесячная норма осадков. Так что погода нас не балует – она нас закаляет. Хотя, я думаю, что мы нашли возможности противостоять погодной стихии.

— Закаляют Вас, наверное, не только погодные условия, но и политические баталии, которые происходят в Верховной раде. Парламент был избран в конце прошлого года, но все три месяца работает с «перебоями». Насколько такая нестабильная работа Рады мешает Кабинету министров?

— Я бы хотел, прежде всего, сказать, что для наших постсоветских стран чрезвычайно важно понять, что в нестабильных государствах не бывает успеха. Добиваются успеха только стабильно развивающиеся страны, где есть стабильная политическая ситуация. Именно поэтому, например, Украина за двадцать лет независимого развития до сих пор еще не вышла на уровень 90-го года. Мне недавно приходилось уже говорить, что по уровню производительных сил валового продукта мы находимся где-то в 80-х годах. При этом вся бюджетная система сориентирована на более высокие показатели, и именно отсюда возникают неразрешимые проблемы. Нам нужно исправлять ситуацию на дорогах, но для этого необходимы колоссальные денежные средства, которые не вкладывались десятилетиями. Нам нужно исправлять ситуацию в ЖКХ, но для этого тоже необходимы огромные деньги, которые не выделялись достаточно долгое время. Поэтому вопрос политической стабильности, стабильности на долгий промежуток времени — это вопрос развития государства. Либо мы будем барахтаться в нынешнем состоянии, либо мы будем развиваться.

К сожалению, политическая культура у нас находится в таком состоянии, что в Верховной раде представители оппозиции могут высказываться оскорбительно в адрес правительства, высказываться с угрозами, в пренебрежительном духе. Это говорит о низкой политической культуре. Люди, которые называют себя демократами, сегодня с кулаками отстаивают свое право на принятие решения. Такого быть не может. В нашем парламенте, к большому сожалению, сейчас присутствует самая настоящая деструктивная сила, которая эту деструкцию переносит из стен парламента в общество. Можно ожидать хороших результатов в экономике, если такая деструкция есть в политической системе? Конечно, нет.

Возвращаясь к вашему вопросу о том, мешают ли нам работать, хочу подчеркнуть, что правительство нацелено на конструктивную работу с парламентом, на максимальный компромисс, потому что мы зависим от Конституции Украины. Очень много решений в стране принимает исключительно парламент. Любое изменение, скажем, в законодательстве, или связанное с налогообложением, таможенными платежами – принимает исключительно Верховная рада. Именно по этой причине правительство не может работать без полноценно действующего парламента…

— Я знаю, что 19 марта на заседании правительства Вы оценили экономическую ситуацию в стране следующим образом: «наша экономика — корабль, который борется со штормом». Скажите, что вызывает у Вас такие серьезные опасения?

— А разве любой экономист, оценивающий основных экономических партнеров Украины, не говорит о том, что есть серьезные экономические опасения? Наш большой торговый экономический партнер – Россия – переживает проблемы с промышленным производством. Возьмем страны Европейского союза: рецессия, спад промышленного производства. А это все означает сокращение потребления наших традиционных экспортных товаров. Возьмем азиатские рынки – там мы наблюдаем замедление темпов экономического роста, снижение цен и спроса на сталь — наш основной экспортный товар.

По сути дела, мировой экономический кризис, который начался в середине 2008 года, не прекратился. Идут различные волны и различные фазы этого кризиса. Но, если говорить о политике таких мощных держав, как США или ЕС, то Штаты сохраняют политику дешевых денег: в экономику идет «выбрасывание» колоссального количества ничем не обеспеченных долларов. Практически такую же политику проводит и ЕС. Привела ли эта политика к стабилизации ситуации? Нельзя сказать, что это так.

Такой анализ позволяет говорить, что необходима серьезная программа активизации нашей экономики. И правительство приняло такое решение — это программа реиндустриализации страны. Это программа импортозамещения, программа стимулирования украинского экспорта. Мы должны уходить от столь серьезной зависимости от рынков сбыта нашей продукции. Я не могу не согласиться, что для нас очень серьезным «грузом» являются высокие цены на российский газ. Это снижает конкурентоспособность нашей промышленности, вызывает повышенные валютные затраты, создает нагрузку на нашу валютную систему. И поэтому мы прилагаем усилия, чтобы договориться с Российской Федерацией о пересмотре такого неравноправного контракта, который был заключен в январе 2009 года…

— Вы упомянули более плотное партнерство и сотрудничество с Россией. Ни для кого не секрет, что Москва уже давно зовет Киев присоединиться к Таможенному союзу, объясняет всяческие выгоды этого объединения. Скажите, на каких условиях Киев готов присоединиться к ТС, если вообще такое решение может состояться?

— Я не зря сказал, отвечая на вопрос о Кипре, что даже дружественному государству нельзя диктовать условия. А почему нельзя диктовать? А потому что Украина как независимое государство связано целым рядом международных соглашений. Она раньше России вступила во Всемирную торговую организацию. И, кстати, когда мы вступали в ВТО, то мы пообещали российскому руководству, что будем способствовать присоединению России к этой организации. И, уже будучи полноправными членами ВТО, мы не только не препятствовали, но и способствовали вступлению России во Всемирную торговую организацию.

Таможенный союз – это соглашение трех государств, определяющий уровень таможенной защиты на своих границах. Наше соглашение с ВТО предусматривает другие уровни таможенной защиты. Поэтому перед нами стоит очень простой вопрос: либо мы выходим из ВТО и присоединяемся к Таможенному союзу, либо мы должны пересматривать наши соглашения с ВТО в рамках наших обязательств по Таможенному союзу. Все это чрезвычайно трудно и, будем говорить прямо, малопродуктивно. То есть никто не ставит вопрос, что Украина не хочет присоединиться к Таможенному союзу и не хочет использовать преимущества в нашей взаимной торговле. Мы видели и видим Россию, Беларусь и Казахстан как наших основных торгово-экономических партнеров, на которых приходится больше 40% нашего товарооборота. У нас традиционные связи, традиционные рынки сбыта нашей продукции, традиционные сферы сотрудничества, кооперация во многих сферах. Но еще раз повторяю: мы это должны сделать таким образом, чтобы не нарушать международные обязательства Украины.

Второе — Украина создает Зону свободной торговли в рамках Европейского союза. Это значит, что наши обязательства, которые мы берем на себя в рамках создания Зоны свободной торговли с Европейским союзом, также не должны противоречить нашим обязательствам по Таможенному союзу. Именно поэтому на встрече президентов России и Украины была достигнута договоренность, что мы пойдем поэтапно. На первом этапе мы станем наблюдателями при Таможенном союзе, подготовим секторальное соглашение, к которому мы сможем присоединиться, не нарушая другие международные обязательства Украины. И будем постепенно адаптироваться и приспосабливаться к новому формату сотрудничества со странами, которые вошли в Таможенный союз. Я думаю, что такая настойчивая, последовательная работа по сближению позиций позволит нам равноценно и полноправно сотрудничать с Таможенным союзом…

— А какие сейчас отношения у Украины с Евросоюзом?

— Недавно у нас состоялся саммит руководства Украины с руководством Европейского союза. На этом саммите было принято решение о подписании  в ноябре в Вильнюсе на саммите Восточного партнерства соглашения о Политической ассоциации с ЕС, о зоне свободной торговли и о безвизовом режиме поездок для наших граждан. Это чрезвычайно важное для нас соглашение. Я уже не буду повторяться по Зоне свободной торговли, которая несет для нас как большие выгоды, так, кстати, и большие риски, потому что мы открываем свой рынок.

На этом же саммите был достигнут большой прогресс Украины в деле реализации наших совместных договоренностей в плане проведения различных реформ, например, судебной реформы, принятия нового криминально-процессуального кодекса и целого ряда других изменений.

Вместе с тем Европейский союз выдвинул ряд требований к Украине, которыми он обуславливает возможность последующей ратификации этого соглашения, поскольку кроме подписания этого соглашения потребуется еще ратификация договора парламентами стран Европейского союза. Так вот возникает вопрос – а эти требования: насколько они объективны, насколько они учитывают наш суверенитет, наши законные права. Почему нас кто-то может обвинять в каких-то нарушениях? Мы исходим из того, что Украина – это независимая страна, которая строит демократическое общество в интересах, прежде всего, своих граждан. Поэтому, конечно, возникают определенные разногласия, которые мы стараемся урегулировать путем переговоров, путем проведения консультаций и разъяснений.

— Есть мнение, что руководство Евросоюза не спешит подписывать с Украиной соглашение об Ассоциации, пока Юлия Тимошенко и Юрий Луценко отбывают свои тюремные сроки. Об этом, в частности, говорила президент Литвы Даля Грибаускайте на совместной пресс-конференции глав Украины и Литвы. Как Вы можете это прокомментировать?

— Есть такое понятия как суверенитет Украины, независимая судебная система. И есть те нарушения, которые указанные лица (Юлия Тимошенко и Юрий Луценко – прим. МТРК «МИр») допустили. Эти нарушения были рассмотрены судами. Решения принимались через целый ряд инстанций, включая первую и апелляционную инстанции. И все осуществлялось в рамках действующего в Украине законодательства.

И народ Украины, в общем-то, с пониманием отнесся к тем фактам, которые были озвучены на этих судебных процессах. Он прекрасно понимает, кому обязан сложной экономической ситуацией и знает то, как в 2009 году с нарушением всех действующих законодательных актов заключался газовый контракт. Поэтому правовая сторона вопроса, в принципе, абсолютно ясна. И решения, которые могут быть приняты, лежат исключительно в правовой плоскости.

Правительство не имеет никаких механизмов и возможностей в данном вопросе принять какие-либо решения. У президента есть право на помилование, но это помилование по закону может состояться только в результате обращения к нему упомянутых граждан. А все другие попытки заставить нас что-то сделать… Ну, не могу же я заставить суд изменить решение!

Поэтому можно высказывать какие угодно свои предположения. Мы, безусловно, заинтересованы, чтобы у нас не было этого препятствия на пути подписания Соглашения. Но еще раз подчеркиваю, что любое решение может находиться только в правовой плоскости.

— Юлия Тимошенко отбывает срок за превышение служебных полномочий при подписании газовых контрактов с Россией в 2009 году. Теперь ей грозит еще одно уголовное дело, уже не связанное с газовыми соглашениями. Может так случиться, что ей увеличат тюремный срок?

— Давайте не будем на этот счет высказываться, поскольку идет процесс судебного разбирательства. Я – премьер-министр, поэтому мое любое заявление может быть воспринято как давление на суд. Я не хотел бы говорить об этом деле еще и потому, что не знаком с самим процессом. Поэтому давайте доверим суду провести все эти процедуры, тем более, что процесс идет максимально открыто. О нем информируется общественность, никто не делает никаких тайн и любой желающий юрист может ознакомиться с этими материалами и сделать выводы самостоятельно. Я могу сказать только одно: можно гарантировать, что никто не осудит человека без достаточных на то улик и доказательств, тем более по такому серьезному обвинению. Я не представляю себе суд, который возьмет на себя ответственность без необходимых доказательств вынести обвинительный приговор в данном деле. Это для меня однозначно.

— Как премьер-министр Вы не можете высказываться на эту тему. Но Вы еще и руководитель крупнейшей партии, то есть политик. И, безусловно, не можете не знать о том, что ваши политические оппоненты говорят о том, что все уголовные дела, которые заведены против Юлии Тимошенко, преследуют политические цели. Как Вы считаете — именно как политик, как руководитель крупной партии, насколько правомочны такие заявления?

— Они абсолютно неправомочны. На этом же месте полгода тому назад сидел корреспондент телеканала ARD из Германии и задавал такие же вопросы. Более того – вы тактично их задаете, а он задавал, в общем-то, с обвинительным уклоном, подразумевая, что мы расправляемся с политическими оппонентами и решаем какие-то политические задачи. Я ему сказал, что, судя по тому, как он меня спрашивает, он не доверяет украинскому правосудию. «Да, не доверяю», — отвечает он. Я ему: «Это ваше право. А вы доверяете американскому правосудию и американской судебной системе». Он говорит: «Да, доверяю». Причем так сразу оживился. «Так вот, — говорю, — я могу вас познакомить с заключением, по которому был осужден господин Лазаренко, бывший премьер-министр Украины в Соединенных Штатах Америки. Вот этот документ, подписанный, с печатями. Пожалуйста, почитайте: тут на каждой странице написано, что Тимошенко была сообщницей Лазаренко. Что она обвиняется в мошенничестве». Он говорит: «Я могу об этом сказать в эфире?». Я говорю: «Пожалуйста. Вот у вас документ, вы можете с ним делать все, что хотите».

Вернувшись, он показал этот сюжет по немецкому телевидению. Госпожа Тимошенко поручила своим адвокатам возбудить в Германии иск в суде. Она обвинила меня в том, что я сказал неправду, и потребовала, во-первых, выплатить ей денежную компенсацию, а, во-вторых, потребовала запретить мне говорить об этом. Земельный суд Гамбурга начал этот процесс. Откровенно говоря, я не обращал внимания на этот процесс, так как считал, что меня это не касается. И вот в конце прошлого года этот суд вынес свое решение — отказать в иске, поскольку премьер-министр Украины не сказал ничего такого, что не соответствовало бы действительности. Таким образом, европейский суд подтвердил то, что было сказано в обвинительном заключении американского суда.

И, наконец, третье обстоятельство, на которое указал суд Гамбурга в своем решении. То, что она не была привлечена Соединенными Штатами к уголовной ответственности по тем обвинениям, что содержались в деле Лазаренко, вовсе не означает, что она невиновна. Это означает лишь то, что она в этот момент не находилась на территории Соединенных Штатов и не подлежала юрисдикции американского суда.

Вы понимаете, независимый европейский суд, к которому нет подозрений в политической предвзятости, установил то, что всему украинскому народу и всей Украине давным-давно было известно. Что была такая группа «Тимошенко-Лазаренко», совершавшая операции по выводу денег с территории Украины, за что Лазаренко и получил уголовное наказание. Тимошенко его не получила просто по той простой причине, что она была депутатом и пользовалась депутатской неприкосновенностью. Но разве то, что она была у власти, означает, что она невиновна? Нет, не означает. И решение Гамбургского суда, наверное, ставит под сомнение те белые одежды, в которые рядятся наши оппоненты?

Я никаких политических обвинений или намеков по этому делу не признаю. Еще раз подчеркиваю: ни один судья не решится признать человека невиновным при таком внимании мировой общественности, юридической общественности. У нас действует комиссия наблюдателей от Европейского парламента в составе бывшего президента Польши Квасьневского, бывшего главы Европарламента Кокса. С ними приезжают обычно значительное количество юристов. Они изучают все эти материалы. Ну, кто в таких условиях решился бы, скажем, идти на какую-то подмену понятий или незаконное принятие решений?…

 

— В своих интервью вы говорите о политике, работе и очень редко об увлечениях. Все же, может быть, расскажете, как проводите досуг?

— К сожалению, работа оставляет мало возможностей для различных увлечений. Но, вместе с тем, безусловно, у меня есть свои интересы. Я очень люблю музыку, в основном – классическую. Собираю пластинки, записи хороших оркестров и хороших певцов. Почему пластинки? Потому что считаю, что прижизненная запись сохраняет дух той эпохи, то звучание. Да, пусть аппаратура не та была, но она сохраняет исполнителя – без всяких, скажем так, изменений и корректировок, которые часто наша современная техника допускает.

Я очень люблю живопись. Не то, чтобы я ее собираю, но, во всяком случае, у меня дома есть определенные картины и громадное количество альбомов. Конечно, люблю прогулки по лесу, природу люблю. У меня много увлечений, но главное, чтобы на них было время. Я активно занимаюсь спортом: практически каждое утро перед работой плаваю.

Я иногда говорю: хватит скулить. Возьмите лопату, сажайте картофель, капусту, делайте свою жизнь легче. У меня дома есть огород, на котором произрастает все, что необходимо. Вот сейчас моя супруга вырастила рассаду, помидоры, еще что-то… К сожалению, сейчас холодно и несколько дней назад она все это в теплицу перенесла. Так что уже в апреле у нас своя трава точно будет: укроп, петрушка. Это созидательно.

У меня в свое время, когда я кадры подбирал, был такой принцип: стоит ли человек доверия? А что он сделал? Болтать языком у нас в парламенте все могут. Осуждать, выступать с критикой, рассуждать… А вот что ты сделал своими руками? Дом построил? Умеешь ли доску прибить? Если умеешь, уже спасибо тебе за это. А если умеешь только языком болтать, а претендуешь на роль президента, мэра, пэра, кого угодно? А ты знаешь, как работает канализационная система города? Как работает система отопления? А сколько битума нужно использовать? Это все нужно знать…

15.05.2013

Беседовала Екатерина Абрамова

МТРК «Мир»