История и культура как причины украинского кризиса

Революционные события на Украине вновь выводят на первый план вопросы истории и культуры

27.01.14.2news_bigpic

Эта публикация основана на статье «Чем Украина не Россия» из газеты «Ведомости» от 27.01.2014, №11 (3515).

Революционные события на Украине вновь подчеркнули огромную роль разделения страны на запад и восток: не будь в стране западных регионов — не было бы и евромайдана. Причем, вопреки классикам марксизма-ленинизма, не экономические, а культурные факторы определяют различия между двумя частями страны.

История

Географическое расположение западных регионов Украины (прежде всего Ивано-Франковской, Львовской и Тернопольской областей), конечно, важно. Но важно не само по себе, а в связи с имперским наследием. Многие из этих территорий никогда не входили в состав Российской империи. Земли современных Ивано-Франковской, Львовской и Тернопольской областей когда-то образовывали независимое Галицкое княжество. Оно не было завоевано Золотой ордой, но в XIV в. вошло в состав Литвы и Польши. В конце XVIII в. территория нынешней Западной Украины в результате разделов Речи Посполитой вошла в состав Австрии. После распада Австро-Венгрии в 1918 г. на Западной Украине была создана Западно-Украинская народная республика, которую уже в июле 1919 г. оккупировали польские войска.

После советско-польской войны 1920 г. Западная Украина оказалась разделена между несколькими государствами: большая часть ее территории вошла в состав Польши, Черновицкая область стала частью Румынии, Закарпатскую область с центром в Ужгороде присоединили к Чехословакии. Большая часть Западной Украины вошла в состав СССР согласно пакту Молотова — Риббентропа, Черновицкая область — в 1940 г., а Закарпатье — в 1945 г.

Империя

Ирена Гросфельд и Екатерина Журавская сравнили наследие трех империй — прусской, российской и австро-венгерской — между которыми территории современной Польши и части нынешней Украины были поделены в силу исторических обстоятельств (статья Persistent Effects of Empires: Evidence from the Partitions of Poland). Оказывается, что наследие всех трех империй до сих пор влияет на ценности и поведение поляков: в сравнении с российской частью Польши ее прусская часть до сих пор лучше развита экономически.

Поляки, живущие на австрийской стороне, отличаются повышенными уровнями поддержки демократии (в сравнении с российской частью страны). Причина, по мысли авторов, в том, что Австро-Венгрия была единственной среди трех империй введшей самоуправление и электоральные институты на территории подвластных провинций. Демократический опыт сформировал историческую память, которая и объясняет уникальность бывших провинций Австро-Венгрии (в том числе украинской Галиции). Неясно, однако, каким образом этот демократический опыт передавался из поколения в поколение после распада Австро-Венгрии.

Другие исследователи, Кит Дарден и Анна-Мария Грзимала-Бюссе (в статье The Great Divide, 2006), говорят о том, что основы нации в регионе формирует та политическая сила, которая первой вводит в нем институты массового образования. Переход от устной к письменной массовой культуре закладывает основы национального самосознания, а значит, установление массового школьного образования Габсбургами на территории Галиции обусловило прозападную ориентацию региона и передачу «западного опыта» во времени. Авторы показывают, что во всех странах Центральной и Восточной Европы (Польша, Венгрия, Словения), где введение массового школьного образования предшествовало приходу коммунистической власти, национальное сопротивление власти СССР было особенно сильным.

В частности, на Западной Украине антисоветское национальное движение использовало докоммунистические символы: желто-голубой флаг и трезубец. Но и это объяснение явно не исчерпывает тему. К тому же Западная Украина при всей своей особости всегда осознавала себя частью именно Украины, а не Австрии или Польши. Вот как об этом пишет бывший президент Украины Леонид Кучма: «Западная Украина <…> никогда не мыслила своего отдельного будущего. И те политические силы и лица, которых в Советском Союзе называли прогрессивными, и те, которых — реакционными, мечтали о Великой Украине, о соборности, о воссоединении украинских земель, о независимости».

Религия

Третьей причиной уникальности Галиции может являться ее особая религиозная традиция, ставшая результатом вхождения православных территорий Галицко-Волынского княжества в состав Речи Посполитой. Оказавшись под польским влиянием, православные области были вынуждены подчиниться власти римского папы и признать католическую догматику, сохранив при этом обряд и язык богослужений (так называемый восточный обряд). Эта церковь (современная Украинская грекокатолическая церковь, УГКЦ) была создана в результате Брестской унии 1596 г. УГКЦ сыграла важнейшую роль в последующем развитии регионов.

Как отмечает Фарид Закария (в книге «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами»), граница, прошедшая между западным и восточным христианством в XVI в., сегодня отделяет сравнительно либеральные режимы от неблагополучных и нелиберальных <…> Эта граница ощущается и на Балканах: в Словении и Хорватии переходные процессы прошли быстрее, чем в Сербии и Албании, находящихся на восточной стороне.

В отличие от Российской империи, насаждавшей православие на подвластных территориях, Габсбурги сохранили религиозную специфику Галиции. Особая обрядовость УГКЦ, продолжавшая византийскую традицию, обеспечивала сбережение украинской самобытности. С установлением советской власти по мере уничтожения институтов оппозиции роль грекокатоличества на Украине увеличилась, поскольку УГКЦ оставалась последним оплотом сопротивления новому режиму. С этим связан массовый переход галичан в грекокатоличество в тот период.

Поскольку советское правительство осознавало идущую от УГКЦ националистическую угрозу, в 1946 г. церковь была формально ликвидирована, тысячи священников и верующих отправлены в лагеря, а ее приходы переданы православной церкви. Однако УГКЦ продолжала существовать нелегально: по данным Института истории церкви, в начале 1980-х гг. в Галицкой и Закарпатской областях насчитывалось около 800 священников формально не существующей УГКЦ. Катакомбная грекокатолическая церковь (вновь легализованная только в 1990 г.) стала источником сохранения национального самосознания Западной Украины.

Эндрю Драммонд и Яцек Любецки (в статье Reconstructing Galicia: Mapping the Cultural and Civic Traditions of the Former Austrian Galicia in Poland and Ukraine, 2010) отмечают, что сегодня польские и украинские регионы, где распространено грекокатоличество, отличаются ярче выраженной гражданственностью: высокими показателями явки на выборах (выше среднестрановых) и активной поддержкой пронационалистических и либеральных (антикоммунистических) партий. На Украине эффект грекокатоличества доминирует над эффектом Габсбургской империи, поскольку сходное политическое поведение отличает даже те западные регионы страны (Буковина, Закарпатская область), которые исторически не входили в Австро-Венгрию, но где распространено грекокатоличество.

Влияние грекокатолической церкви в западных регионах Украины и сегодня превосходит авторитет светской власти. Посещаемость служб здесь выше, чем в среднем по стране. Церковь играет важную роль и в текущих революционных событиях. УГКЦ, например, проводит регулярные публичные богослужения на площадях, в том числе на майдане Незалежности в Киеве. Пару недель назад руководство минкультуры Украины обратилось к главе УГКЦ с угрозой судебных исков и лишения легального статуса церкви за участие ее духовенства в протестных акциях. Очевидно, что власти Украины хорошо осознают роль грекокатоличества в самоопределении украинской нации.

Комбинация причин

Вероятнее всего уникальность западных областей Украины определяется комбинацией всех рассмотренных факторов. Снова процитируем Кучму. Вот что он, уроженец Черниговской области на севере Украины, пишет о галичанах: «И как бы меня ни раздражали наиболее громкие и невежественные “профессиональные украинцы” Галиции, насколько бы ни затрудняли они политическую жизнь страны, я не забываю, что они относятся к той части нашего народа, которая лучше всех сохранила украинство, украинский язык…»

Мария Снеговая
Vedomosti.ru

27.01.2014

Автор — научный сотрудник лаборатории социокультурных исследований НИУ «Высшая школа экономики», аспирант Колумбийского университета (Нью-Йорк)

Эксперты написали четыре сценария для Украины

27.01.14.news_bigpic