Галицийский вопрос


Галицийский вопрос


Президент Украины В. Ющенко в своем последнем новогоднем обращении к народу Украины не смог не упомянуть о «единой украинской нации от Карпат и до Донбасса». Возникает вопрос: зачем упоминать об этом? Неужели народ не помнит и не знает об этом. Возможно, такая украинская нация есть проект самого В. Ющенко? Только подобное представление «украинской нации» напоминает сильно урезанный австро-германский проект Украины периода Первой Мировой войны: «Украина от Карпат и до Кавказа!»

Что же случилось с нацией? Почему она так географически сократилась? Возможно, она просто искусственный проект зарубежных сил, направленный на раскол русского народа и искусственное объединение двух, абсолютно противоположных наций в рамках одного государства?

Проект подобной Украины – сначала до Кавказа, а теперь до Донбасса, возник в Галиции. Но, является ли она, строго говоря, Украиной? Попытаемся рассмотреть.

С давних времен Галиция являлась спорной территорией между Русью и Польшей. Она была присоединена к Руси князем Владимиром Крестителем, а в период Ярослава Мудрого несколько раз переходила из рук в руки, от Руси к Польше и снова к Руси.

Дореволюционный русский историк, профессор Императорского Новороссийского университета, И.А. Линниченко первым обратил внимание на отличия Галицкого княжества от всех остальных Русских княжеств в период феодальной раздробленности.

Во-первых, сепаратизм: Галич не участвовал в борьбе за Киев, а, напротив, пытался от него отложиться.

Во-вторых, Галицкое княжество было в большей степени вовлечено в европейские дела (отношения с Польшей и Венгрией), нежели в общерусские, и культурно, династически и политически было в большей степени связано с западными соседями, нежели с Русскими княжествами.


Галицийский вопрос


Таким образом, вполне закономерно, что Галиция отпала от остальной Руси и вошла в состав Польши, хотя сохраняла свое русское название: вначале «королевство Русское», а затем «воеводство Русское». В составе же Австрийской империи она именовалась «королевство Галиции и Лодомерии». Административный центр ее был Львов (называемый австрийцами Лемберг), город, в котором большинство населения в XIX – начале XX веков определяло себя поляками, а не украинцами, как пытаются представить современные украинские историки.

В Галиции местное делопроизводство и преподавание происходило на польском языке. Так называемый украинский язык, конструируемый М. Грушевским, использовался целенаправленно: для издания антироссийской подрывной литературы, то есть, именно для российской аудитории.

Более того, даже после занятия Львова Русской армией в 1914 г. администрация «Временного военного генерал-губернаторства Галиции, Буковины, земель Австро-Венгрии, занятых по праву войны» вынуждена была издавать свои распоряжения на польском языке. Возможности, русификации городского населения края (в особенности города Львова), были весьма ограниченными.

В течение вт. пол. XIX – нач. XX вв. Галиция была ареной борьбы Российской и Австро-Венгерской империй. По мнению же Б. Андерсона, Австро-Венгрия поддерживала украинский национализм как контрбаланс польскому в Галиции(1). Данное утверждение представляется спорным: в этом случае стимулировался бы русинский национализм, но это было бы опасно для целостности империи, поскольку русинский национализм предполагал возможную лояльность к России.

Украинский же национализм был вполне приемлем для Габсбургской монархии. Его мобилизационный потенциал был направлен на дезинтеграцию России, а не Австро-Венгрии. Более того, предполагалось создание единой украинской нации из двух частей: русин Галиции и малороссов России под скипетром Габсбургов. Галиция выступала здесь в качестве «украинского Пьемонта»(2).

Таким образом, Галиция, с одной стороны, для Австро-Венгрии Галиция была базой украинского сепаратизма России, а, с другой стороны, для России – русской ирредентой в Австро-Венгрии. Кем же она на самом деле была: «украинским Пьемонтом» или «русским Эльзасом»? В действительности – ни тем, ни другим. Попытаемся это доказать.

То, что Галиция была базой украинского сепаратизма, направленного против России, несомненно. Но, можно ли ее назвать «Пьемонтом»? Определение «Галиция – украинский Пьемонт» было введено М.С. Грушевским, вся деятельность которого была направлена на конструирование украинской этнической нации путем искусственного объединения русин Австро-Венгрии и малороссов России. Им же был создан миф о «тысячелетнем украинском народе, разделенном империями».

Некоторые зарубежные исследователи (Дж. Хоскинг, Э. Хобсбаум) полагают, что в Российской Империи малороссы были абсолютно лояльны к России, не обладали общим национальным самосознанием и стремлением к государственности(3). Э. Хобсбаум также отмечает лояльность и отсутствие стремления к государственности у украинцев (русин) Австро-Венгрии(4).

Однако идеи М.С. Грушевского нашли свое отражение, как в современных украинских школьных учебниках истории, так и в речах нынешнего президента Украины В. Ющенко(5). В действительности, – «Галиция – украинский Пьемонт» – не что иное как пропагандистский миф украинского сепаратизма.

Во-первых, Пьемонт, как центр объединения Италии, был независимым государством. Галиция – подвластная Габсбургам территория.

Во-вторых, задача Пьемонта была – создать Италию, как новое независимое государство, в которое Пьемонт вошел составной частью. В случае Галиции не предполагалось, что она станет частью Украины, но останется в составе Австрии как «коронный край», и параллельно будет создано «украинское королевство» с представителем дома Габсбургов во главе.

Таким образом, Галиция подчеркивала свою отличительность от «Великой Украины» или «Поднепрянщины», и при этом весьма странно понималось «национально-освободительная» миссия «украинского Пьемонта»: «освобождение Украины за Збручем от московского ярма», но не своей земли от Австрии.

Возникает очень неудобный для украинских идеологов вопрос: какой смысл навязывать освобождение другим, при этом самим оставаться несвободными? Объективный ответ на него приведет к выводу об искусственном, австрийском, происхождении и патронате украинского сепаратизма.

В дополнении, здесь следует упомянуть также, о так называемых «украинских сечевых стрелках» (УСС), созданных в Австрии, якобы для борьбы за «независимость Украины». В современных украинских школьных учебниках истории они рассматриваются как «зародыш украинской армии», созданный «украинскими патриотами»(6). Тиражируется миф, что якобы они принимали присягу «на верность Украине».

В действительности, они принимали присягу на верность австрийскому императору и воевали под знаменем Австро-Венгерской империи. В частности, на фотографии «Украинские сечевые стрелки. 16 мая 1915 г.», помещенной в учебнике Ф.Г. Турченко, на их знамени отчетливо виден двуглавый австро-венгерский орел(7). Формирование легиона УСС носило не столько военный, сколько пропагандистский характер. Об этом говорят факты.

Во-первых, крайняя малочисленность их подразделения (менее 1 тыс. человек). Во-вторых, находясь в тылу германских войск, на Волыни, они в 1916-1917 гг. занимались организацией «украинских школ, где учителями были рядовые стрелки и офицеры»(8).

Кроме того, особенностью украинского национализма в Австро-Венгрии было то, что под украинцами понимались русины, проживающие на территории Австрии (Галиции и Буковины). При этом не включались сюда закарпатские русины Венгрии(9). Делалось это намерено, чтобы не вызывать конфликты внутри двуединой империи между господствующими нациями, и не менять границы между ними. Это является очередным доказательством искусственности украинского национализма, стимулированного Австрией.

Появление, так называемой, «единой украинской нации» не было предопределено. Например, она не сложилась бы, во-первых, в случае сохранения status quo между Россией и Австро-Венгрией, во-вторых, в случае дезинтеграции Австро-Венгрии, при сохранении целостности и государственного единства России без Польши, и без включения Галиции в состав России.

В качестве доказательства приведем два факта.

Главный идеолог «украинства», «отец мазепинства» и «батька нации» М.С. Грушевский отмечал в 1906 году, что украинскую нацию, как и ее язык, и культуру, еще только предстоит создать. Он прекрасно понимал, что возможны альтернативы украинству: русская в России и польская в Австрии.

«Украина пойдет своей дорогой и отдалится от Галиции, отдаление будет увеличиваться и через 20-30 лет мы имели бы перед собой две национальности на одной этнографической основе подобно сербам и хорватам»(10).

Строго говоря, он оказался прав. Прошло даже не 20-30 лет, а только 10 и возникло два народа, две государственности в 1918-1919 годах (УНР и ЗУНР), которые так и не сумели искусственно объединить в одну.

Русский историк-эмигрант О.О. Марков так объяснял создание Западно-Украинской народной республики в 1918 году:

«… галицкие руководители не желали присоединения Галиции к Руси, а образовали самостоятельную «западно-украинскую» республику. Украинские деятели Галичины боялись соединения с Киевской Русью, ибо малорусский народ был для них слишком «русифицирован» и никаких симпатий к идеологии «украинских» деятелей не проявлял.

Обособленный «украинский Пьемонт» воспитан по австрийским методам в духе ненависти к России, к русской культуре и к русскому языку»(11).

Закарпатские русины не рассматривали себя украинцами, поэтому единению с Украиной они предпочли присоединение к Чехословакии, как к новому славянскому государству, союзному России(12).

Даже сейчас внутри современной Украины отчетливо видны две противостоящие друг другу этничности, фактически две нации, искусственно объединенные И. Сталиным в 1939-1945 годах, в одном государстве. Более того, и сейчас в Украине возникла по-новому русинская проблема. Современный русинский сепаратизм также ориентирован на вхождение Закарпатья в состав Словакии.

Далее, следует отметить, что, П.Н.Дурново в еще феврале 1914 г. выступал против идеи присоединения Галиции, поскольку оно привело бы к усилению «мазепинского движения» в России, несло бы угрозу целостности русской нации(13).

Добавим также, что в сознании русских солдат даже в 1917 году Галиция не признавалась своей, а рассматривалась как «чужая земля»(14).

Присоединение И. Сталиным Галиции в 1939 г. к СССР сыграло свою роковую роль в последующей судьбе советской государственности. Фактически случилось то, о чем предупреждал П.Н. Дурново в 1914 г.

Возникает вопрос: почему это случилось? Потому что в русском общественном мнении была весьма распространена идея «завершения собирания Русской земли».

Напомним, что активно процесс собирания Русской земли Москвой начался при Иване III, который объявил себя «Государем всея Руси».

В период Екатерины II, в результате разделов Речи Посполитой, Россия достигла своих естественных границ. Вся Русская земля была собрана под рукой Государя всея Руси, за исключением Галиции, которая, как мы помним, не являлась собственно русским краем, а была изначально спорной территорией с Польшей.

Несмотря на это, в русском общественном мнении доминировал взгляд на Галицию как «отрезанный ломоть» русского народа. П.Б. Струве причины украинофильства видел в государственной оторванности Галиции от общерусской культуры, при этом «местное» раздуто в ней до размеров «национального» при поддержке Австро-Венгрии(15).

Таким образом, решение вопроса виделось только в «завершении собирания Русской земли», точнее в инкорпорации Галиции в Россию. Такая постановка вопроса была продекларирована как одна из целей России в войне с Германией и Австро-Венгрией.

Итак, в русском общественном мнении Галиция играла роль аналогичную той, что Эльзас для Франции, но в действительности, она могла быть Эльзасом для будущей Польши.

Край действительно был ополячен в условиях Австро-Венгрии. Кроме того, миф о русинах, как об «отрезанном куске» русского народа, стимулировал также и воображение украинофилов в их конструировании украинской этничности-нации из частей двух империй: России и Австро-Венгрии. Идеологическое подчеркивание единства русин с русским народом также вызвало контрмеры со стороны Австро-Венгрии, выражавшиеся в активной поддержке украинского сепаратизма в России.

«Собирательские» планы русского национализма распыляли силы нации, вызывали появление дополнительной внешней угрозы государственной целостности. Украинский национализм, по замечаниям П.Б. Струве и И.А. Линниченко, представлял особую угрозу раскола русской нации(16). Украинское движение получало поддержку польских националистов и австрийских властей.

Вот как оценивает роль поляков в становлении украинского национализма И. Лысяк Рудницкий: «Поляки–украинофилы и украинцы польского происхождения (граница между этими двумя категориями была очень зыбкой) внесли существенный вклад в создании новой Украины…Их влияние помогло украинскому возрождению преодолеть уровень аполитичного культурного регионализма и усилило его антирусскую боевитость»(17).

Преодолеть украинский сепаратизм П.Б. Струве предполагал путем вычленения Польши из состава Российской Империи и одновременно инкорпорации Галиции в Россию. А.И. Миллер разделяет подобную точку зрения, говоря, что если бы Россия не присоединила Польшу, и если бы заняла Галицию в XIX веке, то украинская идея не возникла бы и, по замечанию Дж. Химка, «украинская игра была бы закончена»(18).

Отчасти с этим следует согласиться, безусловно, в отношении вычленения Польши из имперского организма, но не присоединения Галиции. Скорее русский национализм должен был отказаться от архаики «триединства Святой Руси(19)», а также панславизма, и строить единую нацию в политических границах империи, вычленив из нее Финляндию и Польшу.

Однако, это не случилось, Россия вступила в Первую Мировую войну против Германии и Австро-Венгрии. Результатом этой войны стала гибель всех трех империй. На обломках империй возникли новые независимые государства, среди которых, интересующие нас: Польша, Западно-Украинская народная республика и Украинская народная республика. То, есть мы видим две украинские государственности, а не одну «единую Украину».

Попытка объединить их «универсалом злуки» 22 января 1919 года, не имела реального успеха по очень простой причине: не было «единого украинского народа», о котором твердят украинские историки, и пытаются навязать эту мысль в школьных учебниках истории.

Как известно, С. Петлюра признал Галицию частью территорией Польши и пошел дальше: согласился на территориальную компенсацию и исправление границ между Украиной и Польшей (так называемая «линия Дмовского»), отдав полякам и Волынь. Окончательно эта восточная граница Польши будет утверждена Рижским мирным договором 1921 г., ознаменовавшим окончание Советско-польской войны.

Обратим также внимание на два дополнительных факта.

Во-первых, «гетман всея Украины» генерал-лейтенант Русской армии П.П. Скоропадский не рассматривал Галицию как часть Украинской Державы, и безо всякого интереса отнесся к факту провозглашения Западно-Украинской народной республики (ЗУНР) на территории Австро-Венгрии 1 ноября 1918 г.

Более того, украинские националисты ставят ему в вину то, что он вместо объединения с ЗУНР, он стремился к восстановлению государственного единства России и заключил союз с атаманом Всевеликого Войска Донского генералом от кавалерии П.Н. Красновым(20).

Во-вторых, так называемые «Украинские Сечевые стрелки», под руководством Е. Коновальца, после провозглашения ЗУНР не вернулись на свою родину, чтобы защищать ее от поляков, а, напротив, приняли активное участие в восстании против гетмана П.П. Скоропадского, став ударной силой С.В. Петлюры(21). Как можно заметить, в результате восстания Украинская Держава перестала существовать.

Так, за Украину ли боролись галицкие «Сечевые стрелки»? Представляется, что нет, поскольку восстание они против гетмана готовили давно, и его целью было воздвигнуть Вильгельма Габсбурга (он же Василь Вишиванный) на «украинский престол» вместо гетмана. Такая ситуация полностью отвечала интересам Австро-Венгрии.

В конце 1920-х гг. галицийские эмигранты, в большинстве своем бывшие «сечевые стрелки», создали «Украинскую войсковую организацию» (УВО), которая, как и ее предшественники, ставила задачу «освобождения Украины на востоке от польского кордона». Как мы видим, странная схема украинского (галицкого) сепаратизма повторяется: «освобождение Украины», но при этом Галиция остается несвободной. УВО активно сотрудничала с германским Генеральным Штабом.

Особое внимание президента Германии генерал -фельдмаршала П. Гинденбурга вызвало то, что во главе УВО стоял бывший офицер Австро-Венгерской армии, руководитель «сечевых стрелков» полковник Е. Коновалец(22). Уже в декабре 1922 года под видом различных спортивных товариществ на территории Германии создаются лагеря подготовки боевиков УВО для последующей заброски и проведения террористических актов на территории СССР. УВО в 1929 г. была переименована в Организацию украинских националистов (ОУН)(23).

ОУН активно использовалась Германией для развала Чехословакии, при этом, как известно, создание независимой Украины не входило в планы Гитлера. В 1937 г. было подписано секретное соглашение между Канарисом и Коновальцем, которое сводилось к следующему: «немецкая сторона – деньги, – украинская сторона – работу». Начальник 2-го отдела Абвера полковник Э. фон Лахузен свидетельствовал: «мы никогда не давали украинцам политических обещаний»(24).

Именно сепаратистская акция ОУН в Чехословакии, под видом «борьбы за Украину», послужила поводом для введения в Закарпатье войск Венгрии, союзника Германии. Таким образом, «борцы за соборную Украину» обеспечили передачу русинского края из Словакии в состав Венгрии(25).

В документах РСХА отмечается, что существование ОУН искусственно поддерживалось Германией(26). В 1939 г. планируя нападение на Польшу, Гитлер отводил ОУН роль «пятой колонны». Командование Вермахта сформировало несколько диверсионных отрядов ОУН. Для этой цели использовались военные лагеря в Брно и Ганновере(27).

Кроме того была создана широкая подпольная сеть ОУН внутри Польши. Согласно первоначальному плану предполагалось восстание «украинцев» в Польше, затем военное вмешательство Германии(28). То есть, повторение сценария, уже опробованного в отношении Чехословакии. Сама же ОУН во главе с А. Мельником стремилась восстановить «независимую Западно-украинскую державу»(29).

Однако неясна была реакция СССР на подобное развитие событий, что, собственно, и подтолкнуло А. Гитлера к переговорам со И. Сталиным о разделе сфер влияния и исправления границ. Предложение А. Гитлера сводилось к фактическому восстановлению границ 1914 г. с некоторыми территориальными компенсациями в пользу Германии (собственно территория этнической Польши).

Одновременно Гитлер убеждал Сталина, что Галиция не входит в сферу интересов Германии.

Таким образом, на первый взгляд может показаться, что А. Гитлер с пониманием отнесся к дореволюционной идее «собирания Русской земли», но это только на первый взгляд. Здесь необходимо помнить записку Дурново 1914 г. В действительности же он подсовывал И. Сталину Галицию как «мину замедленного действия», чтобы подорвать СССР изнутри и использовать эту «пятую колонну» в будущей борьбе с Советским Союзом.

Сразу же после заключения пакта Молотов-Риббентроп статс-секретарь МИД Рейха группенфюрер СС В. Кеплер встретился с лидером ОУН А. Мельником и «настоятельно рекомендовал временно свернуть деятельность ОУН внутри Польши. Не выступать против Польши, а сохранить силы на будущее»(30).

Таким образом, А. Гитлер подсунул И. Сталину Галицию как мину, а И. Сталин принял ее, следуя архаической идее «собирания Руси», но при этом, не понимая, что Галиция – не совсем Русь, а скорее Польша. И. Сталину следовало бы выйти на естественную этнографическую границу дореволюционной России без Польши (собственно, на линию окончания раздела Польши в период Екатерины II), и не занимать Галицию.

Но, И. Сталин пошел дальше. В 1940 г. СССР потребовал передачи от Румынии Буковины. Приведем короткую беседу посла Германии графа Шуленбурга и наркома иностранных дел В. Молотова, летом 1940 года(31)

Шуленбург: Северная Буковина, на которую претендует СССР, никогда не принадлежала царской России.

Молотов: Буковина является последней частью, которой недостает для воссоединенной Украины.

Включением в состав УССР вначале Галиции, а затем Буковины, советское руководство способствовало росту и укреплению украинского сепаратизма. То, что украинская идея, в том числе в советском исполнении, была искусственной, говорит тот факт, что в 1940 г. советское руководство не ставило задачи включения Закарпатской Руси в состав УССР.

Кроме того, инкорпорация Буковины и Бессарабии негативно отразилось на международном имидже СССР, который приобрел статус агрессора. Германия же в лице Румынии получила еще одного союзника в будущей войне с Советским Союзом.

В период немецкой оккупации 1941-1944 гг. территория УССР была разделена на несколько частей: на большей ее части был создан Рейхскомиссариат «Украина», Буковина была возвращена в состав Румынии, а Галиция включена в состав Варшавского генерал-губернаторства Рейха.

Обратим внимание на тот факт, что Галиция была немцами отделена от остальной Украины. Немцы четко проводили грань между Галицией и Украиной, они понимали, что это не «единый украинский народ», а два разных народа. Более того, даже в диверсионных школах для коллаборационистов восточные украинцы были отделены от западных (галичан)(32).

Именно из галичан были сформированы знаменитые (позорно -ред.) подразделения СС «Нахтигаль» и «Роланд», а затем в 1944 г. дивизия СС «Галичина». При этом германское командование весьма подробно объяснило галицким коллаборационистам-эсесовцам, что ни о какой независимой Украине не может быть и речи. Таким образом, если независимая Украина только миф, то возникает вопрос: за что воевали галицийские эсесовцы?

После победы СССР во Второй Мировой войне именно закрепление Галиции в составе УССР, как источника деструктивного сепаратизма, послужило одним из факторов распада СССР, а сейчас является источником внутренней нестабильности Украины. И причина одна – два противостоящих народа в одном государстве, а не «единая украинская нация», о которой твердят украинские националисты, и о которой мечтает президент В. Ющенко.

При этом, украинскую нацию они понимают только на основе культурной, языковой и идеологической основе галичан. Создание такой нации предполагает ассимиляцию и этноцид большинства населения современной Украины.

Этноцид предполагает не обязательно физическое уничтожение, но и уничтожение национальной идентичности населения, языка, истории и культуры. Именно такую политику ведет нынешний президент В. Ющенко, в которой можно выделить следующие основные черты: навязывание коллаборационизма под видом «борьбы за независимость» Украины.

Мазепинство, измена, переход на сторону противника, ставка на «иностранную помощь» оправдывается «стремлением к освобождению украинского народа». При этом как-то забывается, что не может быть освобождение народа при помощи иностранной военной силы и иностранного вмешательства во внутренние дела страны.

В качестве примеров борцов выдвигаются образы «героев украинской истории» И. Мазепы, М. Грушевского, С. Петлюры, С. Бандеры.

1)Оправдание смены этнонима, четкое неприятие названий «малоросс» и «русин», замена их на «украинец», что также черта этноцида.

2)Навязывание идеи «единого украинского народа», отдельного от русского, при этом «настоящие украинцы» — галичане. «Галиция – украинский Пьемонт!»

От нее исходила «национально-освободительная борьба» по всей Украине.

В Первой Мировой войне восхваляются «герои» Украинские сечевые стрелки – как основа украинской армии. В отношении Второй Мировой войны ситуация повторяется: «герои» на этот раз «Нахтигаль», дивизия СС «Галичина» — она же 1-я «украинская дивизия», УПА.

Параллельно происходит и материальная дерусификация Украины. Здесь уместно вспомнить уничтожение памятников русской славы: Мемориального музея русского летчика, героя Первой Мировой войны, штабс-капитана П. Нестерова, совершившего первый в мировой истории воздушный таран, братских могил русских солдат Первой Мировой войны, Музея морского флота в Одессе, как напоминание о русском и советском морском величии (РОПиТ и ЧМП).

Кроме того, украинское общество «Просвита» добивается сноса памятника императрице Екатерине Великой в Одессе. На этом фоне происходит воздаяние исторической почести «борцам за Украину»: установление памятников И. Мазепе, М. Грушевскому и С. Бандере, мемориалов и выставок, посвященных украинским сечевым стрелкам Австро-Венгерской армии, дивизии СС «Галичина» Вермахта, боевикам ОУН-УПА.

В недавней истории всего одного поколения произошли события, которые не могут забыть обе стороны. Невозможно примирение коллаборационистов ОУН-УПА, дивизии СС «Галичина» и советских партизан, ветеранов Великой Отечественной войны. Примирение, о котором неустанно повторяет президент В. Ющенко, реально же будет означать поражение «малороссов» и «советских», отказ от русской истории и недавнего советского прошлого, а значит дальнейшую ассимиляцию страны «национально-сознательным» галицийским меньшинством.

Как отмечал Э. Ренан: «Нация – есть каждодневный плебисцит», при этом он подчеркивал, что важным условием превращения населения страны в нацию является историческое прошлое, которое помнят, а также и то, что совместно забыли(33). Следовательно, современная Украина не является единой нацией.

Слишком много в народной памяти существует разделяющих моментов, которых обе стороны, условно называемые «восточная» и «западная», не могут забыть. Феномен Украины состоит в том, что под видом «единой украинской нации от Карпат до Донбасса» пытаются ассимилировать большую часть населения галицким меньшинством.

Литература:

1. Anderson. B. Imaged Communities. Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. London; New York, 1991. P. 74, 83.

2. Идеи Союза освобождения Украины и Головной Украинской рады (основаны в 1914 г. в Австро-Венгрии).

3. Хоскинг Дж. Россия: народ и империя. Смоленск, 2000. С. 41, 392-393; Хобсбаум Э. Век империи. 1875-1914. Ростов-на-Дону, 1999. С. 228-229; See also: Magocsi P. The Roots of Ukrainian Nationalism. Galicia as Ukraine’s Piedmont. Toronto; London; Buffalo, University of Toronto Press, 2002. P. ix, 46, 57.

4. Хобсбаум Э. Принцип этнической принадлежности и национализм в современной Европе // Нации и национализм. / Б. Андерсон, О. Бауєр, М. Хрох и др.. М.: Прогресс, 2002. С. 337.

5. Как примеры можно привести современные учебники: Струкевич О.К., Романюк І.М., Пірус Т.П. Історія України. Підруч. для 8-го кл. загальноосвіт. навч. закл. Київ: Грамота, 2008; Струкевич О.К. Історія України. Підруч. для 9-го кл. загальноосвіт. навч. закл. Київ: Грамота, 2009.. Президент В. Ющенко о «тысячелетнем украинском народе» см.: Промова Президента України Віктора Ющенка з нагоди 18-тої річниці Незалежності України // Президент України. Офіційний сайт: http://www.president.gov.ua/news/14759.html

6. Турченко Ф.Г. Новітня історія України. Частина перша. 1914-1939. Підруч. для 10-го кл. серед. загальноосвіт. навч. закл. Київ: Генеза, 2006. С. 13-14.

7. Там же. С. 24.

8. Там же. С. 26.

9. Марков О.О. Карпатская Русь. Выписки по истории Украины // Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-5881. Оп. 1. Д. 383. Л. 7 (С. 6). Статья «Карпатская Русь» написана для «Воли России» 30 октября 1920 г. // Русский заграничный исторический архив. Прага.

10. Грушевський М. Галичина і Україна // Його ж. З біжучої хвилі. Статї й замітки на теми дня 1905-6 р. Київ, 1907. С. 123.

11. Марков О.О. Указ. Соч. // Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-5881. Оп. 1. Д. 383. Л. 14 (С. 13).

12. Там же. Л. 7-8, 12-13 (С. 6-7, 11-12).

13. См.: Тарле Е.Б. Германская ориентация и П.Н. Дурново // Былое. 1922. № 19. С. 167-168.; Ганелин Р.Ш., Флоринский М.Ф. Российская государственность и Первая Мировая война // 1917 год в судьбах России и Мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению / отв. ред. П.В. Волобуев. М., 1997. С. 7-8.

14. Хоскинг Дж. Россия: народ и империя… С. 475-476.

15. Струве П.Б. Австро-германское «украинство» и русское общественное мнение // Нация и империя в русской мысли начала XX века. М.: Скимен; ПРЕНСА, 2004. С. 237.

16. Линниченко И.А. Малорусский вопрос и автономия Малороссии: открытое письмо проф. М.С. Грушевскому. Пг.; Одесса, 1917.

17. Лисяк-Рудницький І. Історичні есе. Київ, 1994. Т. 1. С. 276.

18. Миллер А.И. Россия и русификация Украины // Россия и Украина: история взаимоотношений / отв. ред. А.И. Миллер, В.Ф. Репринцев, Б.Н. Флоря. М.: Языки русской культуры, 1997 С. 148.

19. Триединство предполагалось, что русский народ состоит из трех ветвей: малороссов, великороссов и белорусов. Отказ от триединства – пропаганда единства русской нации без подчеркивания каких-либо этнографических особенностей ее «ветвей». В качестве аналогии можно было бы взять конструирование французской нации, не вычленяющей этнографические особенности Прованса, Бургундии или Навары и т.д., а также германской нации – без вычленения Баварии, Пруссии и т.д. как «ветвей германского народа».

20. Стахів М. Україна в добі Директорії УНР. Т. 1. Власними силами. Скрентон, 1962. 24-26, 48-50.

21. Сергійчук В.І. Симон Петлюра. Київ: Україна, 2004. Осауленко Л., Заcекін В. Гетьман України Павло Скоропадський. Луцьк, 2003. С. 183; С. 270, 299-300, 303, 383-384, 402; Онуфрів Г. Спонука до чину. Львів: Каменяр, 1996. С. 31-33.

22. См.: Собор на крови. Єдина держава – спільна історія. Документальний серіал. Створено під патронатом Українського інституту національної пам’яті. 1+1 2007. 5 годин. 10 серій. DVD. Серія 1: Народження великого блефу ( www.telecon.kiev.ua)

23. Собор на крови. Єдина держава – спільна історія. Документальний серіал. Серія 1: Народження великого блефу.

24. Собор на крови. Єдина держава – спільна історія. Документальний серіал. Серія 2: Цукерки для коменданта.

25. Собор на крови. Єдина держава – спільна історія. Документальний серіал. Серія 3. Одна доба незалежності.

26. Собор на крови. Єдина держава – спільна історія. Документальний серіал. Серія 5. Фальшиве золото вересня.

27. Собор на крови. Єдина держава – спільна історія. Документальний серіал. Серія 4: Галицьке марево.

28. Там же.

29. Там же.

30. Там же.

31. Собор на крови. Єдина держава – спільна історія. Документальний серіал. Серія 5: Фальшиве золото вересня.

32. См. материалы экспозиции Музея Второй Мировой войны на Поклонной горе (Москва).

33. Ренан Э. Что такое нация? // Ренан Э. Собрание сочинений в 12-ти томах. /Перевод с французского под редакцией В.Н. Михайловского. Т.6. Киев, 1902. С. 92. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/Ren_Nacia.php

Бондаренко Д.Я., кандидат исторических наук, Москва

«Русские на Украине»

Бондаренко Д.