Владимир Путин предложил обеззараживание


Владимир Путин предложил обеззараживание


В польском Гданьске прошли памятные мероприятия, посвященные 70-летию начала Второй мировой войны, куда съехались главы правительств 21 европейской страны, в том числе Владимир Путин.

Выступая у подножия мемориального комплекса на Вестерплатте, Путин заявил: «Нам нужно излечить общество от заразы ксенофобии, расовой ненависти, взаимного недоверия, построенного на циничном передергивании или грубой фальсификации истории».Напомнив, что в 1930-е годы любые попытки умиротворить нацистов, заключая с ними различные соглашения о ненападении, были «с моральной точки зрения неприемлемыми, а с политической — опасными». Путин призвал государства, которые шли на такие меры, признать свои ошибки.

Он отметил, что Россия уже сделала это: Госдума осудила пакт Молотова — Риббентропа. Стоит отметить, что выступавший первым на церемонии президент Польши Лех Качиньский хотя и назвал «грехом» участие своей страны в разделе Чехословакии в 1938 году, в основном все-таки осуждал «имперские амбиции» и подчеркивал право поляков на «знание исторической правды».

Вообще, речи Владимира Путина и Леха Качиньского были самыми запоминающимися на Вестерплатте. Остальные выступавшие — канцлер Германии Ангела Меркель, председатель европарламента Ежи Бузек, премьер-министры Швеции Фредрик Райнфельдт, Украины — Юлия Тимошенко и Польши — Дональд Туск в основном говорили о важной консолидирующей роли Евросоюза, как одного из гарантов неповторения предвоенной ситуации, а Меркель в очередной раз принесла извинения за нацизм.

В своей речи Путин отметил, что из 55 млн погибших во время Второй мировой войны более половины — граждане Советского Союза. «Мы, конечно же, должны задуматься о том, что подтолкнуло мир к роковой черте, чем оборачиваются политическая трусость, желание умиротворить потенциального агрессора, попытки обеспечить собственную безопасность за счет безопасности других, прежде всего соседей», — заявил он.

Путин назвал унизительным для Германии Версальский договор, заключенный по итогам Первой мировой войны и ставший причиной прихода к власти нацистов. Премьер подчеркнул: «Примирение выше сведения исторических счетов. Примером могут служить партнерские отношения между Германией и Россией. И мы хотим, чтобы российско-польские отношения избавились от налета прошлого».

Качиньский в свою очередь впервые допустил, что расстрел офицеров в Катыни мог быть местью за аналогичные преступления 1920 года в польских лагерях. Тогда умерли от истощения и болезней не менее 20 тыс. пленных красноармейцев.

Гнет истории


Владимир Путин предложил обеззараживание


Поставить точку в российско-польских исторических спорах Владимир Путин пытался несколькими часами ранее на переговорах с Дональдом Туском. Премьеры договорились, что каждая сторона останется при своей точке зрения, но это не будет влиять на развитие двусторонних отношений, которые после продолжительной паузы наконец пошли на подъем.

Искать историческую истину обе страны решили вместе, для чего создадут два совместных исследовательских института, чтобы изучать в том числе катынское дело. Путин также удовлетворил претензии польской стороны, связанные с архивными материалами НКВД по расстрелам в Катыни. Он обещал открыть их, но на условиях равного доступа российских ученых к польским архивам.

Утро вчерашнего дня российский премьер начал также с обсуждения истории, но не мировой, а семейной. Дональд Туск встретил его на берегу Балтийского моря в курортном Сопоте и предложил прогуляться по деревянному пирсу. Главы правительств гуляли около получаса, общаясь на русском языке и демонстрируя полное взаимопонимание. Туск рассказывал Путину о родном для себя городе Сопоте и об истории своей семьи.

Однако когда переговоры переместились за закрытые двери, взаимопонимания им во многом не хватило. Премьеры честно признали на последовавшей затем пресс-конференции, что большую часть встречи посвятили обсуждению не товарооборота и газовых соглашений, а вопросам истории. «Перед нами не стояла задача создать единую память о событиях Второй мировой войны — это не задача политиков, — сказал Туск. — Но нам по силам шаг за шагом выработать общие позиции даже по сложным делам».

Шагов придется сделать очень много. Накануне приезда Путина многие польские газеты опубликовали статьи с утверждениями: Россия не признает, что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года. Участие в памятных мероприятиях российского премьера они интерпретировали как дипломатическую победу Туска. Якобы именно он заставил Россию признать, что война началась именно в этот день.

«Заплесневелая булка»

На пресс-конференции оба премьера очень старались перейти от исторических тем к вопросам будущего двустороннего сотрудничества и призывали не политизировать историю и экономические отношения. Однако польские журналисты, составлявшие подавляющее большинство в зале, не унимались. Почти все вопросы касались или Катыни, или значения пакта Молотова — Риббентропа.

Путина и Туска спросили, как они оценивают этот документ, и согласны ли, что он стал одной из причин войны. «Если кто-то ставит перед собой цель выискивать из этой старой и уже заплесневелой булки какие-то изюминки для себя, а всю плесень оставлять одной из участниц этого процесса, то ничего хорошего из этого не получится. Это не создаст условий для взаимопонимания и доверия», — ответил Путин, а перед этим напомнил, что годом ранее Польша предъявила ультиматум Чехословакии и вместе с вермахтом захватила часть этой страны.


Владимир Путин предложил обеззараживание


Туск в свою очередь заявил: «Два страшнейших тоталитаризма договорились между собой, а потом вершили судьбу нашей страны “. И добавил: » Никто не забудет, сколько крови советских солдат было пролито во время освобождения Польши от фашистской оккупации. Советские солдаты освободили наши земли, но не смогли дать нам свободу, потому что ее у них не было”.

Когда главы правительств собирались завершить пресс-конференцию, одна грузинская журналистка выкрикнула вопрос об Абхазии и Южной Осетии. Путину пришлось остановиться и поговорить с ней, терпеливо повторив аргументы в пользу их признания, посоветовав Грузии выработать принципы урегулирования конфликтов. Тут же посыпались новые вопросы, в том числе о том, почему Россия поддерживает отношения с Белоруссией, чей президент Александр Лукашенко считается “последним диктатором Европы”.

Путин ответил: “Господин Лукашенко избран прямым тайным голосованием белорусского народа, и мы всегда имеем дело с действующей властью и никогда не занимаемся поддержанием процессов, которые ведут к неконституционным процессам на территории той или иной страны”.


Владимир Путин предложил обеззараживание


Сергей Станкевич: “Путину удалось восстановить „антигитлеровскую коалицию“

Бывший советник президента России по политическим вопросам Сергей Станкевич по поручению Бориса Ельцина передал польской стороне в 1992 году советские архивные материалы, посвященные Катыни, а в 1993 году он готовил визит Ельцина в Варшаву и тесно общался с тогдашним польским руководством.

О своих оценках итогов нынешнего визита российского премьера Сергей Станкевич рассказал обозревателю „Газеты“ Юрию Зайнашеву.

-Какой эффект произвела статья Путина, обнародованная в польской печати?

-Сама форма объяснения — открытое письмо Владимира Путина польскому народу — привлекает внимание драматизмом и беспрецедентностью. Не каждый день премьеры шлют соседям открытые письма. Читает, без преувеличения, вся Европа, никто не равнодушен.

Все выделяют главное: Путин осудил пакт Молотова — Риббентропа и назвал его „аморальным“. Это, действительно, моральная победа, значение которой будет выявляться не один год.

Этими фразами мы фактически через 70 лет восстановили… „антигитлеровскую коалицию“, встали на сторону современной Европы. Попытка защищать пакт отбросила бы Россию в стан изгоев и морально сравняла бы с нацистами, против чего мы совершенно справедливо протестуем.

Моральный выбор сделан, и он очевиден.

И то, что он сделан фактически вопреки потоку псевдонаучных гнусностей, заполнивших телеэкран накануне годовщины пакта, лишь повышает ценность этого мужского поступка. Интересно посмотреть, как теперь „перестроятся“ наши спецпропагандисты.

Сумеют ли поладить историки в будущем совместном центре или разногласия просто воспроизведутся?

Успех совместного исследовательского центра зависит от его персонального состава.

Если в него с российской стороны попадут „вечно вчерашние“ ветераны идеологических войн или их молодые воспитанники, затея умрет быстро и бесследно. Если пригласят людей честных и ответственных (а они видны), выйдет что-нибудь путное.

-Какого рода архивы по Катыни остались до сего дня закрытыми?

-Во-первых, за поляками в концлагерях внимательно следили, слова и действия фиксировались. Осталось много оперативных материалов — это крайне важно для семей и потомков.

Во-вторых, важны детали карательной операции: кто командовал расстрелами, кто нажимал на курок и закапывал ямы смерти. Раскрытие подробностей способно пресечь, наконец, попытки отвести вину от „сталинских соколов“.

Ну и, наконец, есть история колоссальной многолетней спецоперации по сокрытию правды о катынском преступлении. Она тоже ждет своих исследователей. Нам давно пора разобраться со своим тоталитарным прошлым, чтобы ничего не мешало строить цивилизованное будущее. Путин в Польше сделал только один, но важнейший шаг.

Какого цвета история Второй мировой войны?


Владимир Путин предложил обеззараживание


Константин Косачев, председатель комитета Госдумы по международным делам

История Второй мировой войны в основном имеет серый цвет. То есть в ней есть только черный и белый цвета, причем они постоянно перемешиваются. На многие вопросы еще нет ответов, так что нам тщательнейшим образом предстоит разбираться во всем. И очень хорошо, что каждый из нас вновь вслушивается в эту историю и пропускает ее через себя.

Для меня история Второй мировой войны сейчас приобретает совершенно другие краски по сравнению с тем периодом, когда я в советское время ее изучал в школе. Но историей не должны манипулировать политики. Я категорически против, если на голосование в ОБСЕ или ПАСЕ ставится вопрос о том, как правильно думать об истории.


Владимир Путин предложил обеззараживание


Ежи Помяновский, главный редактор журнала „Новая Польша“

-Я согласен с тем, что сказал премьер-министр Путин. Он оказался серьезным государственным мужем. Но я не согласен с тем кавардаком относительно польско-немецких договоров от 1934 года, который преподносится в русской печати. Все это основано на обмане и неточностях.

В 1934 году Польша заключила с Германией лишь договор о ненападении, и неизвестны никакие тайные протоколы к этому договору. Но самым интересным является то, что весной того же года маршал Пилсудский, находившийся тогда в полном здравии и владычествовавший в Польше, предложил Франции превентивную войну против Германии.

Но его приятель, премьер-министр Франции, отверг предложение, сказав, что французы устали от потерь в Первой мировой войне и что они не готовы к нападению на тогда уже гитлеровскую Германию.

Годом позже Пилсудский умер от рака, но до этого он правил очень действенно. Да и я еще помню это время. Тогда все знали о предложении Пилсудского вместе с западными союзниками ликвидировать гитлеровский режим.

Так что невероятно то, что Пилсудский в то же время договаривался с Гитлером, который тогда еще не имел такую серьезную мощь, чтобы угрожать всему миру, и которого тогда можно было довольно-таки легко ликвидировать. Но французы не согласились.

Разговоры о том, что Пилсудский договаривался с Гитлером, — это просто сплетня и выдумка чьей-то разведки. Кое-кто говорит, что сталинской, которая подбросила эту версию. А ведь это не сослужило добрую службу ни СССР, ни примирению России и Польши.


Владимир Путин предложил обеззараживание


Александр Рар, директор программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике

-История Второй мировой войны — это история самой кровавой бойни человечества. Но еще очень сильны эмоциональные волны того времени, и они доходят до наших времен. 70 лет — слишком короткое время для того, чтобы забыть или хладнокровно относиться к тем событиям. И пока на земле живут миллионы прямых свидетелей тех событий, до тех пор эта война и будет будоражить умы политиков и обществ, особенно во время круглых юбилеев.


Владимир Путин предложил обеззараживание


Наталия Нарочницкая, руководитель парижского отделения Института демократии и сотрудничества, президент Фонда исторической перспективы

-Эта история очень пестрая, и она наполнена попытками каждой из сторон отвести от себя угрозу. Фактом является то, что западные страны, понимая амбиции Гитлера на Востоке и на Западе, всячески стремились удовлетворить их за счет Востока, скажем, давая санкцию на расчленение Чехословакии.

Фактом является и то, что в последние месяцы перед 1 сентября Польша была главным препятствием для заключения всеобъемлющего договора. Я читала рассекреченные документы, в которых французские и английские дипломаты доносят своим ведомствам то, что Польша категорически не желает принимать участие в какой-либо конфигурации, направленной против Германии.

Фактом является и то, что польский премьер-министр открыто позиционировал себя как неприятель России и всячески демонстрировал это Гитлеру. За две недели до подписания пакта Молотова — Риббентропа французские и британские дипломаты приезжали в Москву, и именно позиция Британии сорвала возможность заключения последнего всеобъемлющего договора против Германии, в котором СССР был весьма заинтересован.

А дата нападения Германии на Польшу была определена Гитлером еще в марте 1939 года, то есть задолго до заключения пакта Молотова — Риббентропа, о котором тогда еще никто и не помышлял. Поэтому нельзя увязывать пакт с нападением на Польшу, потому что это противоречит фактам и отражает желание избавиться от благодарности перед русскими жертвами в войне, перекладывая ответственность на СССР.

Поэтому Путин, с одной стороны, очень правильно признал моральную сомнительность любых договоренностей с Гитлером, но с другой — не побоялся сказать о других аморальных поступках, которые СССР вынужден был делать для того, чтобы уберечь себя.

ГАЗЕТА.GZT.RU

«Газета»