Технологии парламентских выборов отработаны…

Молдова переходит под тотальное внешнее управление Запада

Технологии парламентских выборов отработаны…

 

Итоги досрочных парламентских выборов, которые прошли в Молдове 11 июля, оказались закономерными.

Неожиданным стал лишь тот факт, что впервые с 2005 года большинство в законодательном органе республики получила одна партия — «Действие и солидарность» (PAS), которую до избрания на пост президента возглавляла Майя Санду.

**********

 

После впечатляющих успехов левых сил в лице Партии социалистов политические качели начинают движение в обратную сторону.

И дело тут, по большому счету, не в каких-то идеологических моментах и не в определенных стратегических и тактических просчетах (хотя они тоже сыграли свою роль в развитии событий). Суть произошедшего заключается в самих особенностях молдавской внутренней политики.

Республика Молдова хоть и является независимым государством с определенным набором атрибутов, по факту является не субъектом политики, а ее объектом — объектом приложения влияния со стороны внешних сил. Это относится и к таким, казалось бы, сугубо внутренним вопросам, как принятие законов, ратификация конвенций, назначение чиновников и даже число открываемых избирательных участков.

Партия PAS, которая ближайшее время будет иметь большинство в парламенте, контролировать правительство и поддерживать президента, была создана из сотрудников прозападных НПО (в первую очередь — фонда Сороса) на волне недовольства режимом Плахотнюка, узурпировавшего власть в стране после победы на выборах 2009 года проевропейского альянса. Будучи одним из компонентов этого альянса, Плахотнюк довольно скоро прибрал к рукам все нити управления страной, за что и получил неофициальное прозвище «кукловод».

При этом порядка в Молдове больше не стало. Напротив, невиданного размаха достигли коррупция и воровство государственных средств, которые стали исчисляться уже миллиардами долларов.

Европейский путь развития был полностью дискредитирован, и это стало вызывать не только тревогу, но и открытое недовольство Запада.

Именно тогда из «птенцов гнезда Сороса» и была создана партия «Действие и солидарность». Возглавила ее Майя Санду, экс-сотрудник Всемирного банка и член сената фонда Сороса в Молдове. Эта партия пристроилась, если не сказать «присосалась», к ранее созданной оппозиционной и тоже проевропейской Платформе DA. Вместе они образовали блок ACUM, который прошел в парламент на выборах 2019 года.

Этот блок буквально за несколько часов до истечения срока, отведенного на создание парламентского большинства, подписал соглашение о создании коалиции с Партией социалистов. Их коалиция положила конец власти Плахотнюка в Молдове.

Однако необходимо упомянуть, что создание этой коалиции является вовсе не результатом какого-то консенсуса между ее участниками, а итогом жесткой и согласованной работы внешних сил.

В данном случае консенсус о необходимости отстранения Плахотнюка от власти был достигнут именно между ними в лице вице-премьера правительства России Дмитрия Козака, прибывшего в Кишинев, и посла США в РМ Дерека Хогана. Пожалуй, это первый случай на постсоветском пространстве, когда Россия и США действовали согласованно и в тандеме. Но после создания коалиции, после утверждения правительства во главе с Майей Санду, в котором, кстати, так и не нашлось места ни одному представителю Платформы DA, после того, как главные проблемы были решены, Дмитрий Козак уехал.  А Дерек Хоган остался!

Собственно, именно с этого момента, когда в Молдове остался только один вектор геополитического давления, и начались процессы, приведшие к триумфу PAS на досрочных парламентских выборах 11 июля. Правительство Майи Санду просуществовало недолго. «Наломав дров» уже в самом начале и оценив ситуацию, Санду спровоцировала отставку своего правительства — ушла в оппозицию, начала обвинять во всех грехах тех, с кем еще вчера сидела за столом переговоров и подписывала соглашения.

Безусловно, Партия социалистов оказалась во власти в очень сложный период — пандемия коронавируса вызвала масштабный кризис и спровоцировала недовольство ограничительными эпидемиологическими мерами. Ситуация усугубилась небывалой засухой, которая ударила по главной отрасли страны — сельскому хозяйству. И в этой ситуации рейтинги власти стали неуклонно снижаться, несмотря на то, что деятельность правительства Иона Кику заслуживает исключительно положительных оценок.

Победа Майи Санду на президентских выборах в ноябре прошлого года открыла новый фронт возможностей для Запада в плане переформатирования политического ландшафта Молдовы.

Чтобы оценить степень влияния западных структур, достаточно привести только два примера. Так, при проведении консультаций парламентских фракций с президентом после отставки правительства Кику в здании администрации президента присутствовал посол США Дерек Хоган. Кроме этого, в администрации президента Молдовы с начала этого года работает группа советников, деятельность которых оплачиваются специальным грантом от Фонда имени Конрада Аденауэра. Можно к тому же еще раз напомнить о том, что у самой Майи Санду, кроме молдавского гражданства, есть гражданство Румынии.

Находясь в оппозиции, проевропейские силы развернули активную кампанию по дискредитации Партии социалистов. Это наступление было отлично подготовлено, им руководили грамотные политтехнологи и «режиссеры». Нельзя не отметить, что власть не оценила наличие в обществе запроса на реальные меры по борьбе с коррупцией и «конкретные посадки» одиозных деятелей времен режима Плахотнюка.

Стремление осуществить борьбу с коррупцией исключительно в рамках правового поля было истолковано в обществе как слабость и нежелание вести реальную борьбу. Выдвинутая в избирательной кампании Блоком коммунистов и социалистов повестка по сохранению государственности Молдовы не смогла конкурировать с заявлениями PAS, чья избирательная кампания оказалась подготовлена и профинансирована гораздо лучше и грамотнее.

Продвигая действительно острую и важную проблематику, PAS смогла добиться небывалого для правых партий результата, которого, возможно не ожидала сама. А левые силы продемонстрировали практически тот же уровень присутствия в парламенте.

Фактически результат выборов был предопределен непрерывной, постоянной и кропотливой работой западных дипломатов и прозападных НПО, которые не встречали никакого противодействия от аналогичных российских структур.

Нельзя не упомянуть и о таком мощном резерве прозападных партий, как молдавская диаспора за рубежом. Визиты Майи Санду в Германию и Италию накануне выборов были направлены исключительно на обеспечение наиболее благоприятных условий для голосования диаспоры, и эти договоренности были достигнуты очень легко.

В мобилизации европейской диаспоры на выборы приняли активное участие западноевропейские чиновники. Результат закономерен: за рубежом проголосовали 200 тысяч избирателей, 80% из них поддержали PAS. Для сравнения: в России участие в выборах приняли около 6 тысяч граждан Молдовы.

Можно смело утверждать, что в течение последних электоральных циклов левые силы испытывают серьезные проблемы с мобилизацией электората. При этом рейтинги могут демонстрировать достаточно оптимистичные показатели, но в нужный момент избиратели просто не выходят голосовать. На прошедших выборах явка в Гагаузии, которая всегда голосует за левых на уровне 90%, была самой низкой за все годы. Это свидетельствует о серьезных просчетах в работе «на местах».

Если бы не объединение в один избирательный блок Партии социалистов и Партии коммунистов, результат мог быть еще более удручающим. Объединение левых сил в один избирательный блок позволило им мобилизовать электорат, но этого все равно оказалось недостаточно.

Что ждет Молдову дальше? Сегодня мало кто сомневается, что в ближайшем будущем она перейдет под внешнее управление в «режиме телевизионного пульта».

Вполне вероятно, что политическую систему ожидает «зачистка» от пророссийских сил, как это происходит на соседней Украине. Наиболее пессимистичный сценарий предполагает попытки выдавливания российских миротворцев из Приднестровья и возможную разморозку вооруженного конфликта.

Технологии парламентских выборов отработаны…

 

Пока не просматриваются условия, при которых PAS может лишиться власти, и это позволяет полностью согласиться с оценкой российского политолога Владимира Брутера, который считает, что «PAS — партия, идеально приспособленная под внешнее управление. Там не может быть лидеров. Все они — не более чем деревянные сеолдаты Урфина Джюса».

17 июля 2021

Илья Киселев

https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/20210717-fiasko-dodona-moldova-perekhodit-pod-totalnoe-vneshnee-upravlenie-zapada/