ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФОРУМ С НЕОЖИДАННЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ

Как председатель совета директоров «Газпрома» едва не поссорил Россию и Германию

27.10.2015-ФорумПотсдам-big

 

 

«МК» поговорил с участниками скандального форума и обсудил выступление Зубкова

Если верить некоторым отечественным и немецким СМИ, то Германо-российский форум «Петербургский диалог», который на этот раз прошел в Потсдаме, окончательно поссорил наши страны. В прошлом году он был отменен из-за событий на Украине, а в этом — возобновился, но градус дискуссии оказался запредельно высоким. С российской стороны прозвучали упреки в том, что «мнение России неинтересно нашим западным партнерам» (депутат Госдумы Вячеслав Никонов) и что «немецкие СМИ вбивают клин в отношениях между нашими странами» (Виктор Зубков, экс-председатель Правительства России).

С немецкой стороны в адрес наших спикеров слышались такие слова, как «вранье», и жесткая критика Закона об НКО — иностранных агентах, который препятствует международному сотрудничеству. Некоторые издания сделали вывод, что этот форум — «скандальный», и он окажется последним. Но так ли это? Об этом «МК» спросил у его участников из двух стран — исполнительного директора немецкой НКО «Германо-российский форум» Мартина Хоффмана и главы Президентского совета по правам человека Михаила Федотова.

— Конечно, я на 100% уверен в том, что диалог продолжается, мы все его хотим и едины в том, что Европа в отрыве от России невозможна. Как и наоборот. Для Германии Россия — ключевая часть Европы. «Петербургский диалог» — очень важный мостик между нами, — сказал «МК» Мартин ХОФФМАН. — Но несомненно и то, что подходы к дискуссии у России и Германии разные. Германия полагает, что партнера по диалогу можно критиковать, а в России считают, что следует обсуждать только темы, по которым можно достигнуть скорого согласия для дальнейшего сотрудничества, и не касаться «болевых точек».

— Со стороны России прозвучали какие-то фразы, обидевшие немецкую сторону?

— Абсолютно нет. Но были вещи, которые, очевидно, обидели российскую сторону. Это — следствие того разного представления о диалоге, о котором я сказал выше. Некоторые высказывания немецких спикеров не были восприняты россиянами как конструктивная критика, и они очень открыто выразили протест. Но это — тоже шаг к взаимопониманию, а вовсе не к ссоре. Мы пришли к общему выводу, что имидж Германии в России не очень хорош, и наоборот. И начали размышления о том, как изменить эту ситуацию. Эту тему подняла Россия, и Германия с ней согласилась.

— Какая критика немцев наиболее обидела россиян?

— Об этом сказал Виктор Зубков: просто очень много разной бессистемной критики в адрес России со стороны Запада. Я, наверное, соглашусь с ним. Но в заключительной панельной дискуссии, где обсуждался, например, Закон об НКО — иностранных агентах, уже сами россияне, включая советника президента Михаила Федотова, этот закон критиковали, а немцы только поддерживали его критику. Поэтому я подчеркиваю, что все конфликты мнений — это не поиск ссоры, а выстраивание сотрудничества.

— Не нужно говорить о том, что острых споров вообще не было: это снижало бы роль форума, получившего второе дыхание, — сказал «МК» Михаил ФЕДОТОВ. — Дискуссии шли очень активно, было много новых идей. Звучали очень откровенные доклады о проблемах общества. В частности, один немецкий докладчик рассказал о росте ксенофобии в отдельных землях Германии и о том, что власти не хотят искать причины экстремистских настроений.

— Мартин Хоффман сказал, что российская сторона все-таки обиделась на некоторые выпады немцев в свой адрес…

— Форум прошел очень удачно, конструктивно и энергично, никаких обид и конфликтов я не заметил. А дискуссии, конечно, были эмоциональными, и мы не во всем соглашались друг с другом. Со стороны немецких участников звучала критика, но это не было каким-то общим голосом. Это были разные голоса, с разных позиций. На дискуссии, которая касалась НКО, зашел вопрос об «иностранных агентах» в России. И с немецкой, и с российской стороны были представлены разные позиции — и «голуби», и «ястребы». Нам задавали вопросы об этом законе, и я объяснил, что его несовершенство уже всем очевидно, и президент поручил подготовить предложения по его корректировке. Здесь есть место для споров, но не для конфликта.

Мне не показалось, что и в речи Виктора Зубкова содержались какие-то резкости в адрес Запада. Возможно, был не самый удачный перевод. Я присутствовал при переговорах Зубкова с немецкими координаторами форума — это был очень доверительный, конструктивный разговор, и для меня очевидно, что никто вовсе не собирался провоцировать какого-то конфликта.

Михаил Зубов

26.10.2015

Источник →

*****

Обмен мнениями по всем вопросам, без табу,

— так хотели провести возобновленный «Петербургский диалог» в Потсдаме организаторы. Задумка удалась, но без словесных боев не обошлось.

Подробнее — в репортаже DW.

В пятницу, 23 октября, за окнами академии германской железнодорожной компании Deutsche Bahn в Потсдаме, где проходил 14-й германо-российский форум «Петербургский диалог», ласково светило солнце. Внутри, среди макетов паровозов и отреставрированных вагонов времен кайзера, участники восьми рабочих групп обсуждали охлаждение в отношениях двух стран.

Диалог, прерванный год назад из-за событий на Украине, удалось восстановить. Он проходил без эмоций, по-деловому. Немецким хозяевам встречи, как говорили в кулуарах, удалось подобрать правильный тон: назвать вещи своими именами, не обижая российских гостей. Ничто не предвещало бури. Об украинском кризисе говорили мало. Обе стороны повторяли обнародованные ранее позиции.

Главным итогом двухдневного форума организаторы называли сам факт его проведения. Некоторые уже предвкушали запланированный на вечер прием в расположенном неподалеку дворце Сан-Суси прусского короля Фридриха Великого. Но тут началась заключительная дискуссия, и сдержанный «Петербургский диалог» в бывшем Императорском вокзале сошел с рельсов. Последние полтора часа по накалу страстей затмили всё.

Наступление Никонова

Финалом конференции стало обсуждение главной темы — «Модернизация как шанс для создания общего европейского дома». Германию на подиуме представляли Марилуизе Бек (Marieluise Beck), депутат бундестага от оппозиционной партии «Союз 90″/»зеленые», и Армин Лашет (Armin Laschet), зампредседателя правящего Христианско-демократического союза, Россию — депутат Госдумы от «Единой России», сопредседатель рабочей группы «Политика» Вячеслав Никонов и глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, сопредседатель рабочей группы «Гражданское общество».

Почти с первых слов Никонов пошел в наступление, сказав, что удивлен отсутствием в немецких СМИ информации о недавнем заседании «Валдайского клуба»: «Мнение российской стороны не интересно для наших западных партнеров». Ведущий, известный немецкий тележурналист, возразил: «Наши СМИ дают много информации о России».

Когда речь зашла о гражданском обществе в России, а именно — законе о признании некоммерческих организаций «иностранными агентами», Никонов сказал, что российский закон — калька с такого же закона США, что он направлен против тех НКО, которые хотят «изменения режима». «Вранье!» — вдруг послышался из зала раздраженный женский голос. Это была российская правозащитница Светлана Ганнушкина. «Я была поражена тем, что депутат Госдумы не знает закона, о котором говорит, — заявила Ганнушкина корреспонденту DW после форума. — Он говорит, что закон об иностранных агентах касается иностранных организаций, а это — неправда».

Сдержанные немцы

После Ганнушкиной выступление Никонова еще раз прервала реплика из-зала. «Неправда!» — выкрикнул российский правозащитник Андрей Бабушкин. Он упрекнул Никонова в незнании реалий жесткого применения закона об НКО. Никонов не ответил. «Не хочу, чтобы наша обычная российская гражданская война проходила на территории Германии», — сказал он, сдерживая гнев. И добавил: «Мы не будем создавать комфортные условия для работы ЦРУ в нашей стране».

Немецкие участники дискуссии сделали вид, что не услышали словесной перепалки, и вели себя подчеркнуто вежливо. Марилуизе Бек, известная своей жесткой критикой в адрес России, на сей раз говорила осторожно, тщательно подбирая слова.

Быть ли «Хельсинки-2»?

Главными вопросами, интересовавшими немецких участников, были: хочет ли Россия быть частью Европы и каким она видит будущее Хельсинкских соглашений 1975 года, принципы которых она нарушила на Украине. «Мы не хотим» быть частью Европы, которая «утратила привлекательность», заявил Вячеслав Никонов на заседании рабочей группы «Политика», чем шокировал немецких коллег. Не менее болезненно они восприняли и его фразы о том, что «победит тот, кто выживет» и что Россия видит в действиях Запада рядом с ее границами «экзистенциальную угрозу».

Во время заключительной дискуссии Никонов сказал, что Россия не против реформы, «Хельсинки-2», о чем говорил на форуме бывший немецкий дипломат Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger). «Мы — за, но верится с трудом», — заявил российский депутат. Под занавес дискуссии он все больше горячился, во многом обвинял США.

Участники «Петербургского диалога» пришли к выводу: для нормализации отношений между Россией и Германией главное — решение украинского кризиса и выполнение Минских соглашений. При этом Никонов обвинил Украину в невыполнении «Минска», но сказал, что во всем обвинят Москву. «Нам не за что оправдываться, и мы не будем этого делать», — почти перешел на крик депутат Госдумы.

Эмоциональное выступление Зубкова

По окончании дискуссии участников ждало еще одно эмоциональное выступление — заключительное слово сопредседателя «Петербургского диалога» с российской стороны Виктора Зубкова. «Хорошая атмосфера», — похвалил он форум и неожиданно начал говорить об Украине. «До событий в Крыму у нас было две проблемы: Pussy Riot и права человека, больше говорить было не о чем», — иронизировал Зубков. В напряженных германо-российских отношениях он обвинил прежде всего немецкие СМИ. «Это не так!» — возмутилась одна немецкая журналистка. Другой немецкий участник на весь зал иронично напомнил, что проблемы в отношениях связаны с аннексией Крыма.

Тем временем Зубков продолжал говорить об Украине. Казалось, что у него накипело на душе, и он, до этого дипломатичный, перестал сдерживаться. Говорил о «нелегальной победе» Виктора Ющенко на президентских выборах, критиковал другого президента — Януковича, сравнил Косово и Крым, упрекнув Запад в двойных стандартах, возмутился тем, что западные СМИ не пишут о «преступлениях украинской армии» в Донбассе. «У нас все было нормально, — сокрушался Зубков, вспомнив о германо-российских отношениях. — Надо было кому-то вбить клин, и вбили, довольно профессионально». Подытоживая, он призвал восстанавливать отношения Москвы и Берлина.

Так в самом конце «Петербургского диалога» в Потсдаме его немецкие организаторы — возможно, неожиданно для себя — получили откровенную жесткую дискуссию. Именно такой они и добивались от форума, который в Германии раньше упрекали в слишком большом стремлении к гармонии.

26.10.2015

http://www.newsru.nl/index.php/en/world/