Ордер для летчика

Как «Российская газета» помогала гвардии майору сражаться с чиновниками

Особый случай.

17.11.2008

От редакции сайта. Предыдущая статья из «Российской газеты» на нашем сайте размещена.

*** Военный летчик Вячеслав Малков после нашей публикации стал популярнее, чем Максим Галкин. В фирме, где он устроился охранником, на него отделами ходили смотреть, брали автографы прямо на нашей газете.

Суть публикации проста. После того как 9 августа 2008 года летчика сбили в небе над Цхинвалом, он попал в плен. Через международный Красный Крест его, раненого, с перебитым позвоночником удалось выменять на 18 грузинских военных. Владимир Путин навестил его в госпитале и дал команду выделить жилье. Малков за мужество и героизм был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени с мечами. Но в квартиру въехать так и не смог.

Когда пошел менять водительское удостоверение, выяснилось, что гвардии майор Малков находится в международном розыске и мера пресечения ему — арест!

«Российская газета» не осталась в стороне. Мы написали письма в Генпрокуратуру, МВД и МИД России. Ходатайствовали о снятии Малкова из международного розыска, показывали публикацию. Надо отдать должное нашим правоохранителям: реакция была незамедлительной. Уже через неделю мы получили заверения, что дело Малкова на особом контроле. А еще через две редакция получила официальный ответ от заместителя Генпрокурора РФ Александра Звягинцева. Он пишет, что «по поручению Генеральной прокуратуры РФ 05. 09. 2013 МВД РФ его розыск на территории Российской Федерации прекращен».

Не осталось в стороне и МВД. Министр Владимир Колокольцев прислал письмо, в котором говорится, что «розыск Малкова на территории Российской Федерации прекращен». Так что он теперь спокойно может ехать за новым водительским удостоверением. Да и в новую квартиру может прописаться. Хватит по друзьям ночевать.

Мне стало неловко. Получается, я писал материал, когда Малкова и так уже сняли из розыска. Правда, только из федерального. Грузия по-прежнему его разыскивает. И непонятно: а как же обмен на грузинских солдат? (Мы к этому вопросу еще вернемся в будущих публикациях. Ведь в Грузии избран новый президент — адресуем этот вопрос к новой власти).

Квартира, которую гвардии майору выделили по личному распоряжению Путина, оказалось просторной. Две комнаты на 11-м этаже. Кухня 9 метров. Поверив официальным письмам и ответам, Вячеслав начал делать ремонт. Тут же, прямо на малярных козлах мы разложили газету. Колбаса, хлеб-черняшка, луковица и два граненых стакана.

— Ну, с новосельем!

— Не знаю, как и благодарить, — начал майор и тут же выпил.

У него выступили слезы. То ли от волнения, то ли от водки.

— Ничего! Я во вторник, как сменюсь, поеду к себе в часть, в Калужскую область. Мне главное — права получить. А потом открепительный талон для прописки. Ведь уже не арестуют?

— Не арестуют. Позвони оттуда, если что. Но проблем не будет. Так что смелей.

И я сел писать заметку про то, как майору, а потом всем нам удалось победить явную несправедливость к заслуженному человеку.

Звонок от Малкова раздался, когда я уже написал фразу: «а многие не верят в расторопность чиновников».

— Юр, меня послали. Я у них по-прежнему в федеральном розыске. Ничего с лета не изменилось!

— Постой, постой, давай по порядку…

Гвардии майор перешагнул порог отдела N8 МРЭО ГИБДД России в городе Кирове Калужской области (начальник майор С.А. Мартынов) ровно в 10.00 29 октября 2013 года. Ему бы права побыстрее переоформить и скорее в часть, в паспортный стол.

Капитан, который принимал документы, был вежлив и сух:

— Вы находитесь в федеральном розыске. Вот и статья ваша указана. И мера пресечения, — капитан повернул монитор к просителю.

У Малкова все запрыгало в глазах.

— Разве вам не звонили? Мне сказали, что я могу смело получать права.

— Никто не звонил. Вопросы еще есть?

— Что же мне делать? Звонить в Москву, чтобы разобрались?

— Звоните хоть министру внутренних дел. Меня это не касается. Я действую строго по инструкции. Удостоверение поменять не могу. Есть еще вопросы?

Так Малков оказался на улице. Прямо скажем, не в лучшем настроении. А что он думал про меня и про нашу газету — не сложно представить.

Я все-таки позвонил министру. Не напрямую. Через сеть его помощников. Там выслушали грустную историю и вновь повторили то, что я от них уже слышал. Что Малков снят из федерального розыска. Но остается в международном. Снять из международного розыска МВД не в силах. Этим другие инстанции занимаются.

— Но Малков попытался получить водительское удостоверение не в каком-нибудь Стамбуле, а в Калужской области. Что же ему делать? И кому верить? Капитану, своим глазам или нашей газете?

— Я доложу по команде, — сообщила вежливая трубка.

Малков остался жив лишь только потому, что во время попадания грузинской ракеты не понадеялся на автоматику, а в ручном режиме откинул фонарь и катапультировался. Так может, и сейчас произошел технический сбой? И данные на Малкова так и не дошли до тихого провинциального Кирова? Прошло два месяца, как Малков не в розыске. Тут не то что компьютер — депеша со скороходом 20 раз поспеет.

Ну что же, я, как и гвардии майор Малков, перехожу на ручной режим: сажусь за телефон и набираю, набираю номера…

______________

Когда верстался номер

Малкову все же позвонили из Кировского МРЭО. Попросили срочно приехать. Давешний капитан лично встречал нашего героя на ступенях. Начальник подразделения майор Мартынов вручил Вячеславу заветные «корочки». Извиниться не извинился , но и на том спасибо. Когда Малков уходил, капитан по-свойски посоветовал не попадаться на постах ДПС.

— Ты по компьютеру все еще в розыске, что бы там ни писали…

Последний бой гвардии майора Малкова продолжается, пока в России такие капитаны.

Юрий Снегирев

Опубликовано в РГ 31 октября 2013 г.

и ранее >>>

«РГ»  помогла летчику-герою вернуть свое честное имя

Российский боевой летчик оказался заложником международной бюрократии