О последствиях пожара на судоверфи

Какие выводы можно сделать из бесславной гибели корвета «Проворный»

О последствиях пожара на судоверфи

 

Накануне ночью в Санкт-Петербурге произошло трагическое событие.

На судостроительной верфи загорелся почти построенный корвет проекта 20385 «Проворный», который должен был быть сдан флоту в следующем году.

**********

 

Судя по кадрам с места пожара, корабль выгорел едва ли не полностью, перечеркнув предшествующие 10 лет неспешной работы. Бесславная гибель «Проворного» – огромная потеря для ВМФ РФ. Эта беда отразила в себе все проблемы отечественного военно-морского флота и судостроительной отрасли, о чем и хотелось бы поговорить.

 Дым Отечества нам горек и неприятен

Горит корвет «Проворный»

https://www.youtube.com/watch?v=f3zrPT0g2l8&t=9s

Сперва необходимо объяснить, отчего корвет превратился в настоящий огненный факел. Сразу же возникло много вопросов, что будет с кораблем в реальных боевых условиях, если в него попадет ракета. Не придется ли его сознательно топить, чтобы потушить?

Не придется. Казалось бы, чему так гореть на еще недостроенном боевом корабле, который проектировался с учетом требований живучести? Дело в том, что корпус и надстройка сделаны по стелс-технологиям для снижения его видимости, а также общей массы, потому использовано много композитных материалов и легких сплавов. Они и горели.

Но введенный в строй корвет защищен системами пожаротушения и действиями обученного экипажа. На верфи же строящиеся или ремонтируемые корабли находятся в максимально уязвимом положении, поскольку соответствующие системы деактивированы. Тут достаточно одного «криворукого» рабочего, нарушившего технику безопасности, или сознательно действующего вредителя, чтобы устроить пожар.

И это не только наша проблема. Вспомним, как недавно выгорел американский универсальный десантных корабль «Боном Ричард». Пожар полыхал несколько дней, с 12 по 17 июля, разрушив 60% судна. В результате оказалось выгоднее утилизировать выгоревший вертолетоносец, чем восстанавливать, и построить новый.

Маленькие, да удаленькие

Теперь необходимо объяснить, почему потеря маленького «Проворного» – это большой удар по обороноспособности нашей страны. К сожалению, простые россияне в своей массе не понимают истинного значения ВМФ РФ. Это не просто «красивые кораблики», которые ходят к берегам Сирии и раз в год демонстрируются на параде. Нет, это важнейшая составляющая «ядерного щита» России.

Нашим потенциальным противником являются США и блок НАТО, в целом. Американцы уже на деле доказали, что применение атомного оружия по мирным городам для них вообще не представляет никакой проблемы. Точно так же ничто не останавливает Пентагон от ядерного удара по России за исключением опасения получить ответно-встречный удар.

Совокупная мощь Североатлантического альянса может позволить ему превентивным ударом выбить значительную часть сухопутной и воздушной компоненты нашей «ядерной триалы» – аэродромы, где базируются стратегические ракетоносцы, шахты с межконтинентальными баллистическими ракетами, ядерные арсеналы. Все, конечно, не уничтожат, но «вес» ответно-встречного удара значительно снизится, облегчив задачу для американской ПРО.

Останется морская компоненты «ядерной триады» – атомные подводные лодки, оснащенные МБР, главной защитой которых является их скрытность. К сожалению, РПКСН у нас не так много, а фактор скрытности не является таким уж безусловным. ВМС США и блока НАТО имеют мощные противолодочные силы, которые способны вести масштабную охоту на российские АПЛ. Перед ВМФ РФ будет стоять задача безопасно вывести «Бореи» в районы боевого развертывания, откуда они смогут эффективно отстреляться. И это нетривиальная задача, что, увы, непонятно никому, кроме профессиональных военных и популяризирующих эту тематику экспертов.

Сперва надо вывести РПКСН с базы, но субмарина может быть уничтожена подводными «охотниками» противника еще на этой стадии. Не даст соврать бывший начальник главного штаба ВМФ адмирал Валентин Селиванов, рассказывающий о проблемах Тихоокеанского флота РФ: — Они могут там дежурить, чтобы встретить наши выходящие с базы стратегические ракетоносцы: в океане их найти будет тяжело, а у берега гораздо проще. Стационарных противолодочных средств там нет: на подходах к Камчатке большие глубины. Поэтому и усиливается группировка корветов. Двух кораблей там, конечно, недостаточно. Надо много средств, в том числе авиационных.

Для защиты наших АПЛ в ближней морской зоне и нужны многочисленные противолодочные корабли класса корвет. Без них «Бореи» могут погибнуть практически у причала столь же бесславно, как сгорел «Проворный». К слову, на ближней морской зоне дело не заканчивается. Район боевого развертывания РПКСН должен прикрываться крупной корабельной группировкой, способной отбиваться от авиации, кораблей УРО и многочисленных многоцелевых АПЛ противника.

Для эффективного противостояния АУГ ВМС США, как ни странно, нужны собственные авианосцы и вертолетоносцы с их палубными истребителями, самолетами ДРЛОиУ для выдачи целеуказания ракетам и противолодочными вертолетами. В СССР это прекрасно понимали, потому и построили серию ТАВРК, вершиной которых должен был стать атомный авианосец проекта «Ульяновск».

Увы, но у нас сегодня в строю 0 авианосцев, 0 вертолетоносцев и минус 1 противолодочный корвет. Это означает, что данная боевая задача с высокой долей вероятности не будет выполнена. Вывод таков: надводный флот – от маленького корвета до гигантского авианесущего корабля – является важнейшей составляющей «ядерной триады». Но, как известно, авианосцы «нам на фиг не нужны», потому поговорим о корветах и ближней морской зоне.

«Универсалы» поневоле

Сгоревший накануне «Проворный» относится к серии корветов проекта 20380 (20385) типа «Стерегущий». Это самая многочисленная серия кораблей основных классов в современной России. И это во многом вынужденная мера. Проблема в том, что после разрыва связей с Украиной отечественная судостроительная отрасль лишилась возможности быстро строить крупные надводные корабли. Максимум, на что хватает ресурса – это неспешно строящиеся фрегаты проекта 22350 да пара УДК, заложенных в прошлом году в Керчи. Потому приходится выжимать максимум из корветов, наделяя их, в том числе, несвойственными им функциями.

Корветы проекта 20380 по сути дела представляют собой маленькие фрегаты, от которых требуют уметь бороться не только с подводными лодками, но и с надводными кораблями противника, а также осуществлять ракетно-артиллерийскую поддержку морских десантов. Корветы серии 20385 типа «Гремящий» стали дальнейшим развитием данного проекта, еще более удачным.

Они покрупнее предшественников, оснащены 8 УКСК с возможностью применения ракет «Калибр», «Оникс», «Циркон», несут противолодочные, гидроакустические и радиолокационные комплексы, а также противолодочный вертолет Ка-27ПЛ, на них увеличен боекомплект ЗРК «Редут». Это действительно хорошие корабли ближней зоны, однако от них ожидают эффективной работы даже в дальней зоне, даже возлагают на них нетипичные для корветов задачи ПВО, что можно объяснить только острым дефицитом надводных кораблей в ВМФ РФ.

На «Северной верфи» успели построить головной корабль серии «Гремящий», а второй, «Проворный», который выгорел вчера, должен был быть сдан Тихоокеанскому флоту в следующем году. Один однотипный «Буйный» был заложен в этом году на «Амурском судостроительном заводе», еще 3 корвета будут заложены там в ближайшие годы. Это пока все, на что можно рассчитывать. В связи с этим пожар на почти достроенном «Проворном» представляет собой настоящую трагедию, что подводит нас к новым неприятным вопросам.

Никуда не торопятся

Больше всего вызывают недоумение немыслимые сроки строительства корветов. «Гремящий» был заложен в 2012 году, а сдан – в 2020 году. «Проворный» заложили в 2013, планировали сдать в конце 2022 года. Почти 10 лет, Карл! И это на маленький кораблик с полным водоизмещением в 2430 тонн. За это время можно построить «ненужный» авианосец водоизмещением под 100 тысяч тонн, а то и два. Безобразие какое-то.

Очевидно, что отечественная судостроительная отрасль находится в глубоком системном кризисе, а «Северная верфь», в частности, не справляется. Напомним, что помимо неспешно строящихся корветов там также занимаются фрегатами проекта 23500 и 23500М, которые должны стать основной «рабочей лошадкой» ВМФ РФ в дальней морской зоне. Подобные затягивания сроков, а тем паче, пожары на почти построенных кораблях, просто недопустимы. В связи с этим представляется целесообразным диверсифицировать риски и передать часть заказов на фрегаты и корветы на другой судостроительный завод. Например, на калининградский «Янтарь», который как раз располагает необходимыми мощностями. Вот что по этому поводу заявил генеральный директор предприятий И.С. Самарин:
В ходе недавнего визита на завод Алексея Криворучко мы среди других поставили вопрос о возможности дозагрузки «Янтаря». Сегодня у нас есть загрузка на один-два года, и уже в конце 2022 года освобождаются стапельные места. В принципе, мы можем дальше строить серию кораблей либо выполнять отдельные заказы. Поэтому мы себя и предлагали Министерству обороны как исполнителя контракта на два фрегата, либо это могут быть корветы.

Противолодочные корветы и многоцелевые фрегаты проекта 22350/22350М слишком нужны ВМФ РФ, чтобы страна зависела от одной верфи, которая не способна строить корабли достаточно быстро и не может уберечь их до сдачи заказчику. Распределение заказа способно ускорить процесс насыщения военно-морского и снизить риски.

АвторСергей Маржецкий

18 декабря 2021

https://topcor.ru/23197-kakie-vyvody-mozhno-sdelat-iz-besslavnoj-gibeli-korveta-provornyj.html

Дополнительно:

Ликвидирован пожар корвета «Проворный» на «Северной верфи» в Петербурге

https://www.youtube.com/watch?v=DXFGkc1zQlk&t=6s

https://www.bfm.ru/news/488780