«Напоминает паранойю»


«Напоминает паранойю»


«Полиция безопасности Эстонии фактически превратилась в тайную политическую полицию, которая занимается организованным политическим сыском против оппозиции, журналистов и инакомыслящих», – заявил газете ВЗГЛЯД главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко, комментируя отказ эстонских пограничников впустить его в страну.

6 мая известный российский журналист и военный эксперт Игорь Коротченко, который предварительно получил в посольстве в Москве четырехдневную эстонскую визу, прилетел в Таллин, где планировал отдохнуть и провести встречу с читателями на тему «Хотят ли русские войны?».

Однако дальше аэропорта пограничники Коротченко так и не пустили: сначала без объяснения причин отобрали на несколько часов паспорт, а затем заявили, что его виза аннулирована, а самому ему предписано вернуться в Москву.

Попытки журналиста выяснить причины такого «произвола» ни к чему не привели. Не помогло даже личное знакомство с председателем комиссии по иностранным делам Рийгикогу Марко Михкельсоном, о котором стало известно Delfi. Журналист ночь провел в аэропорту, после чего вылетел в российскую столицу.

Объяснения от эстонских властей последовали лишь 7 мая: пресс-секретарь департамента полиции и погранохраны Эстонии Туули Аннама заявил, что Коротченко был запрещен въезд в Эстонию, поскольку реальная цель его поездки не соответствовала ранее заявленной.

На инцидент уже отреагировал российский МИД, который «с глубоким недоумением воспринял аннулирование пограничной службой Эстонии выданной посольством этого государства в Москве визы российскому журналисту Игорю Коротченко, прибывшему в Таллин для участия во встрече международного клуба «Импрессум».

«Использование эстонской стороной визовых ограничений в отношении представителя российских СМИ неприемлемо и будет учитываться нами при выстраивании отношений с эстонскими властями», – отметили в ведомстве.

Рассказать о деталях международного скандала газета ВЗГЛЯД попросила его непосредственного участника, главного редактора журнала «Национальная оборона», члена президиума Общественного совета при Министерстве обороны России, директора Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Игоря Коротченко.

ВЗГЛЯД: Игорь Юрьевич, расскажите, пожалуйста, подробнее, что произошло в аэропорту Таллина?

Игорь Коротченко:

Произошел рецидив мышления холодной войны, когда российского журналиста не пустили в страну, хотя виза Шенгенская предварительно в эстонском посольстве была мною получена. Но на пограничном контроле мой паспорт был изъят на полтора часа, а затем старший пограничной смены таллинского аэропорта сообщил мне о том, что по решению полиции безопасности Эстонии – это спецслужба, которая выполняет функции контрразведки, – аннулирована моя виза без объяснения причин, и значит мне предстоит отправиться обратно в Москву.

А какие-либо попытки выяснить, почему это произошло, попытка обращения к ряду должностных лиц и парламентариев эстонской республики ничем не обернулись.

Фактически после того лишь, как скандал стал достоянием средств массовой информации, полиция безопасности Эстонии разъяснила, что виза была аннулирована на основании неких их предположений, что я мог заниматься в ходе этой поездки не тем, чем планировал.

ВЗГЛЯД: А какая цель была заявлена в визе, и какую иную цель увидели в вашем визите пограничники? Они как-то это объяснили?

И.К.: Когда я получал визу, я указал, что еду в Эстонию на четыре дня для того, чтобы ознакомиться с достопримечательностями Таллина – и это была основная цель моего пребывания. Также в конференц-зале отеля, где я планировал остановиться, по просьбе моих читателей должна была пройти неформальная встреча.

Разумеется, это никакая не деятельность против Эстонии, это не журналистская деятельность, это просто беседа с теми, кто знает меня в Эстонии, кто меня читает, кто является поклонниками нашего журнала. И потом, я не могу отказывать во встречах, даже если приезжаю в частном порядке: это нормальное право гражданина в демократическом обществе – общаться с теми, кто проявляет интерес к такому общению.

ВЗГЛЯД: Как вы думаете, почему на самом деле вас не пустили в Эстонию и от кого мог исходить такой приказ?

И.К.: Это завуалированное обвинение в том, что я мог заниматься какой-то разведдеятельностью, либо совершать действия, которые шли в ущерб безопасности Эстонской Республики. В данном случае, я думаю, что это поиск российских шпионов, которым непрерывно занимаются эстонские спецслужбы.

Сегодня Полиция безопасности Эстонии фактически превратилась в тайную политическую полицию, которая занимается организованным политическим сыском против оппозиции, против журналистов, против инакомыслящих.

То есть она превратилась в то, чем пугали обывателей в странах Балтии все последние 20 лет. Фактически это такой мини-КГБ, но гораздо более жестокий, беспощадный и подавляющий все, что не соответствует представлениям эстонской контрразведки о том, что такое добро, что такое зло.

Фактически эта спецслужба поставила себя над эстонским государством: отсутствует действенный парламентский контроль над ее деятельностью.

Происходит шельмование не только депутатов эстонского парламента в духе маккартизма (движение в общественной жизни США в 1940-1950 годах, сопровождавшееся обострением антикоммунистических настроений и политическими репрессиями против инакомыслящих – прим. ВЗГЛЯД), которым произвольно навешиваются ярлыки российских агентов влияния, но и подавляется та часть журналистского сообщества Эстонии, которая испытывает симпатию или объективно пишет о России.

То есть эстонский КГБ в новом варианте.

Конечно то, что эта спецслужба действует столь нагло, бесцеремонно в отношении представителей российских СМИ, наносит удар по имиджу Эстонии как демократического государства, которое поддерживает основные европейские ценности. А эстонская контрразведка показала, что ей на эти ценности наплевать, она будет действовать так, как считает нужным. И в этом как раз опасность, похоже, что эта спецслужба утратила всякие рычаги контроля и влияния на нее.

ВЗГЛЯД: О чем вы собирались говорить на лекции в Таллине?

И.К.: Я планировал провести встречу с читателями и эстонскими политологами и аналитиками, в рамках которой собирался выступить на тему «Хотят ли русские войны?», чтобы еще раз рассмотреть уроки и выводы Второй мировой войны, затронуть тему недопустимости использования нацистской символики в политических целях и для каких-либо акций, связанных с пропагандой фашизма.

Также хотел рассказать о тех преобразованиях, которые сегодня происходят в Вооруженных силах России, что процесс военного строительства никоим образом не угрожает странам Балтии, что Россия поддерживает с ними нормальные добрососедские отношения.

Конечно, очень жаль, что все так произошло, потому что это омрачает общий фон и так непростых отношений между Россией и Эстонией.

ВЗГЛЯД: Как отреагировали люди, которые хотели вас послушать, на действия эстонских пограничников?

И.К.: У них это вызвало сильное недоумение. Несмотря на то, что мне не удалось встретиться с ними лицом к лицу, на следующий день мы провели видеомост «Москва – Таллин» в редакции «Комсомольской правды».

Этот скандал еще больше увеличил число желающих встретиться со мной.

Два с половиной часа я отвечал на вопросы эстонских политологов, журналистов, представителей общественных организаций.

Разумеется, был затронут вопрос неправомерных действий эстонских спецслужб.

В рамках видеоконференции я призвал эстонские власти избавляться от страхов, которыми они живут 20 лет, сказав, что Россия – это нормальное открытое государство, мы не планируем каких-либо военных акций в отношении стран Балтии. Надо выстраивать отношения нормального партнерства и идти вперед и преодолевать завалы холодной войны.

Также мы поговорили о глобальном терроризме, киберпреступности, я рассказал о военной реформе в России, о том, что мы укрепляем наши южные рубежи и не рассматриваем НАТО как врага, а наоборот, пытаемся выстраивать отношения партнерства там, где это возможно.

ВЗГЛЯД: Бывали ли вы раньше в Эстонии? Были готовы к такому повороту событий?

И.К.: Я был абсолютно не готов к такому повороту событий: цели мои были ясны, анонсы объявлены – я ехал отдохнуть, посмотреть Таллин. В Эстонию это у меня была первая поездка. Я до этого бывал неоднократно в Латвии и Литве.

И, кстати, могу сказать, что проводил там встречи как журналист на достаточно высоком уровне. Например, был в Латвии по приглашению бывшего президента этой страны Гунтиса Улманиса в конце 1990-х годов и брал интервью у него один на один, после этого президент пригласил меня на военные учения. И это показывает, что там нормальное было ко мне отношение.

Также я встречался с министром обороны Латвии, в Литве я делал большое интервью с руководителем департамента государственной безопасности, с министром обороны Литвы. То есть получается, что у соседей Эстонии в Латвии и Литве таких опасений и сомнений в моем статусе и целях пребывания в государстве не возникало.

Единственная проблема возникла в Эстонии, и это напоминает какую-то паранойю.

ВЗГЛЯД: Собираетесь ли повторить попытку поездки в Эстонию?

И.К.: Я все-таки рассчитываю, что должностные лица Эстонской Республики вразумят эстонскую контрразведку. Также рассчитываю, что мне будут принесены официальные извинения на уровне правительства Эстонии, потому что права журналиста в любой стране практически священны: журналист служит для установления коммуникации между людьми и странами для того, чтобы объективно информировать о том, что происходит.

Несмотря на то, что произошло, подчеркну, что испытываю к Эстонии самые добрые, хорошие чувства, поскольку я сам родился в Риге, и страны Балтии мне близки. Поэтому я не рассматриваю этот инцидент как конкретное отношение ко мне или к России.

ВЗГЛЯД: Сегодня МИД России сделал заявление по поводу аннулирования вашей визы. Скажите, пожалуйста, это была собственная инициатива ведомства, или вам пришлось обращаться в МИД с заявлением? Удовлетворены ли вы такой реакцией МИДа?


«Напоминает паранойю»


И.К.: Я никуда не обращался. Я думал над тем, что необходимо по приезде в Москву обратиться, но МИД сам сделал это заявление, и я очень благодарен Министерству иностранных дел за такую оперативную и адекватную реакцию.

Это показывает, что, действительно, там, где ущемляются права наших граждан за рубежом, МИД вмешивается и реагирует на это для того, чтобы не допустить такого рода правовой произвол.

16.05.2012

Мария Дорохина

«Взгляд»

М.Дорохина