«Лучше поздно, чем никогда»

Посол США не стал ждать пинка на выход. Джон Салливан все же решил покинуть Россию после намека Кремля

«Лучше поздно, чем никогда» 

Посол США в Москве Джон Салливан все-таки решил последовать рекомендациям МИД РФ съездить в Вашингтон на консультации.

О том, что в течение недели он отправится на родину, чтобы повидать семью и поговорить с Байденом, во вторник, 20 апреля, сообщил сам американский дипломат.

**********

 

«Уверен, что будет важно провести прямые беседы с моими новыми коллегами из администрации президента Байдена… о нынешнем состоянии двусторонних отношений России и США. Кроме того, я не видел свою семью уже больше года, и это еще одна важная причина поехать домой», — пояснил РИА «Новости» цель своей предстоящей поездки Салливан.

Вернуться в Москву, он планирует в «ближайшие недели» до возможной встречи президентов Байдена и Путина.

По сути, Салливан подтвердил информацию, которую днем ранее со ссылкой на официального представителя Госдепартамента опубликовал портал Axios. Причем, заявление от внешнеполитического ведомства США было сделано через несколько часов после того, как то же издание сообщило, что посол намерен оставаться в России, и покинет страну исключительно после того, как Москва «заставит его» уехать.

Напомним, 16 апреля глава МИД Сергей Лавров рассказал, что послу США рекомендовано «поехать в свою столицу и провести там подробные серьезные консультации». За два дня до этого Салливан был приглашен в Кремль к помощнику президента РФ Юрию Ушакову и уведомлен в том, что если США после слов Байдена о намерении улучшить отношения с Россией примут новые санкции, то на них последует ответ.

Санкции были введены 15 апреля, а 16-го Москва объявила ответные меры. После чего главе американской дипмиссии было предложено отправиться в Вашингтон для консультаций.Но если поначалу с отбытием посла на родину как-то не все было ясно, поскольку Салливан отказался покидать Россию, то сейчас в воздухе завис вопрос — вернется ли он вообще?

В Госдепартаменте напускают тумана, мол, вернется в течение «последующих недель». Но и сам Салливан определенности на этот счет не внес.Напомним, провести личную встречу в третьей стране президент США предложил российскому лидеру в ходе недавнего телефонного разговора, инициатором которого была американская сторона.

— Салливан изменил свое поведение не сам, а по указанию старшего начальства, — комментирует ситуацию эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований, американист Владимир Брутер. — Ситуация с Салливаном достаточно подвешенная. Поскольку он был назначен республиканцами, его в любой момент могут отозвать. Поэтому фрондировать он может только внутри России — как только получает команду сверху, сразу же ее выполняет. Иначе его просто отправят в глубокий запас.

Собственно, поэтому он передумал упираться и быстренько собрался в Вашингтон.Но что будет дальше, действительно, непонятно. Перспективы саммита Байден-Путин весьма туманные.

Как сказал замминистра Рябков, дата, место и содержание встречи будут зависеть от поведения американской стороны. И если поведение будет постоянно ухудшаться, то вероятность встречи сокращается.

«СП»: — Какую роль здесь может сыграть разоблачение заговорщиков, планировавших покушение на Лукашенко?

— А это один из эпизодов в целой цепи. Возможно, он будет иметь большее значение, возможно, меньшее. В данный момент все они просто наслаиваются.И мы, я думаю, в плане эскалации отношений еще даже не на середине пути. Оптимизма здесь никакого не должно быть.

Но Россия не собиралась объявлять Салливана персоной нон грата. Она предложила ему просто «симметрично» отбыть в свою страну, как это сделал ранее посол Антонов. А в дипломатических отношениях всегда важна симметрия. Ситуация, когда посол одной страны присутствует, а другой — нет, в общем-то, встречается достаточно редко. Салливану на это указали.

Доцент философского факультета МГУ, политолог Борис Межуев полагает, что Салливан все же вернется и вернется уже с конкретной информацией по саммиту:

— Я думаю, что встреча Байдена и Путина состоится. После санкций, после всего того, что произошло, казалось бы, можно было забыть об этом событии. Тем не менее, оно все-таки не похоронено.Есть надежда, что саммит состоится. И возвращение Салливана как раз будет означать, что есть уже полное понимание повестки, места и времени встречи двух лидеров, ну, и каких-то решений, которые должны последовать после этого. Хотя бы, предварительно.До этого момента, естественно, стороны будут держать друг друга в напряжении.

«СП»: — Песков сказал, что отношения России и США сейчас находятся в своей «нижней точке». Какой смысл тогда вообще встречаться?

— Песков — не первый это сказал. Это уже было сказано.Но если посмотреть на все более цинично, то перед первой встречей Горбачева с Рейганом в 1985 году ситуация была тоже довольно напряженная. Тем не менее, встреча в Женеве произошла — как известно, она ничего не дала. Потом был Рейкьявик в 1986-м. Процесс как-то шел.

Поэтому никакой панике подаваться не следует. Сразу ничего не произойдет. Но встреча все-таки состоится. Хотя, конечно, напряжение перед ней будет очень и очень значительное. И нельзя исключать, что еще много других заявлений последует — неприятных и сложных, ввергающих нас в самые разные опасения.Есть, как мне кажется, некоторая воля (в российском руководстве, очевидно, и, может быть, в какой-то части у американского руководства), чтобы хотя бы перспектива конфликта в Европе, связанная с Украиной и вообще с отношениями России и НАТО, была устранена.

«СП»: — Думаете, получится договориться?

— Нет, договориться, я думаю, нельзя. Может быть, какие-то вопросы придется оставить вообще на новое поколение. В частности, украинскую проблему.Её никак не решишь сейчас. Мы видим, что американцы даже были готовы — не на войну со своим участием, а на российско-украинскую войну. Подталкивали украинцев к ней. Но это опасно. Это может перерасти в самые непредсказуемые события.

«СП»: — Хорошо бы американцы это еще понимали.

— Если бы они не понимали, не позвонили бы. Не сняли бы трубку. Они понимают, что эта эскалация может достичь прямого военного соприкосновения России и войск НАТО. И тогда перспективы выживания всего человечества будут под вопросом.А они были готовы, мне кажется, на ограниченную войну. Мол, путь там Украина с Россией повоюют, как Азербайджан с Арменией, может, это приведет, так сказать, к какому-то балансу.

Но, оказалось, все не так просто. Россия дала понять, что она не просто победит, а может победить так, что и другая часть Украины окажется не под контролем Киева. И тогда американцы пошли на компромисс — инициировали этот телефонный звонок в Кремль. Из чего стало ясно, что военный путь, по крайней мере, на сегодняшний момент, они не видят возможным. Значит, какой-то другой путь должен быть. Вопрос, какой?

По мнению ведущего научного сотрудника Института США и Канады РАН Павла Шарикова, встреча глав государств будет возможна только в том случае, если на уровне внешнеполитических ведомств, Советов национальной безопасности двух стран и т. д. будут достигнуты какие-то определенные договоренности: —  Подобные саммиты нужны не столько для того, чтобы договориться, сколько для того, чтобы эту договоренность зафиксировать. Поэтому, если такая встреча состоится, то она будет успешная по умолчанию, я думаю.

Вопрос, когда она может состояться? И о чем смогут договориться?Но в любом случае диалог — это ключ к тому, чтобы договоренность какая-то состоялась. Отсутствие диалога, само по себе, говорит о том, что договоренности никакой быть не может. Это элементарно.Поэтому логично, что Салливан съездит домой. Но он заранее сказал, что вернется, значит, действительно, проведет какие-то консультации.

Было же недавно сообщение, что Салливан останется в качестве посла. Байден сомневался, оставлять его или нет — что логично, поскольку он был назначен Трампом и представляет определенные круги американского истеблишмента.А Байден заявил, что менять посла в России не собирается. В общем, это достаточно общепринятая практика, но все равно важно, что он это зафиксировал.Поэтому, я бы сказал, визит Салливана в Вашингтон можно воспринимать, как некий визит для своего «переназначения».

«СП»: — Но консультироваться тоже, видимо, будет. О чем?

— Байден сказал, что он ищет в российско-американских отношениях предсказуемости и стабильности. Причем, предсказуемость и стабильность у него не исключают санкционных ограничений. Санкции — это некая параллельная вещь, которая делает эти отношения стабильными и предсказуемыми — в его логике, и логике его команды.

Поэтому не надо рассчитывать и обольщаться, что диалог будет направлен на улучшение. Все-таки стабильность не подразумевает улучшения, она, скорее, подразумевает некую консервацию.Трамп, напомню, вводил много таких символических санкций, которые совершенно никак не влияли на общую повестку. Байден пошел дальше. Но, опять же, те решения, которые он сейчас принял, наши экономисты не оценивают, как критические.Они не обрушат российскую экономику, не уничтожат рубль — они не эту цель преследуют.

С другой стороны, эти санкции очень странные и по ним возникает много вопросов. И самое главное, они отталкивают Москву от желания вести диалог.

Светлана Гомзикова

21.04.2021

https://svpressa.ru/politic/article/296126/

«Лучше поздно, чем никогда»