«Грязные, оборванные, испуганные»

Как сдавался гарнизон «Азовстали»

"Грязные, оборванные, испуганные"

 

Украинские силовики, заблокированные на металлургическом заводе «Азовсталь» в Мариуполе, решили сдаться в плен.

Они удерживали этот мощный укрепрайон почти три месяца.

**********

 

К середине мая положение из тяжелого превратилось в критическое: закончились еда, вода и медикаменты, а количество раненых перевалило за шесть сотен. О том, как первая группа с белым флагом выходила из катакомб, — в репортаже РИА Новости.

Опасность провокаций

Переговорщики от российской стороны приехали в Мариуполь к 17:00. Место сбора — микрорайон Восточный, улица Мерзляка. Дорога перекрыта двумя армейскими «Тиграми», дальше пропускают только официальную делегацию. Журналисты остаются ждать у импровизированного блокпоста.

К «Азовстали» отправили десять автобусов — пять санитарных «пазиков» для лежачих пленных и пять «икарусов» для тех, кто еще сохранил способность передвигаться самостоятельно.

По последней информации, на заводе укрываются 2026 человек, из них 400 раненых, 55 — тяжелые. Восемьсот азовцев, остальные — Нацгвардия и солдаты из разных бригад ВСУ. Это довольно серьезная военная сила. Верить их командованию на слово никто не собирается, поэтому несколько сотен бойцов спецназа Росгвардии — в полной боевой готовности. На случай, если вдруг мариупольский гарнизон решит действовать не по сценарию.

«Я 16 лет гонял бандитов по горам Северного Кавказа, но украинские военные удивили даже меня, — рассказывает невысокий поджарый спецназовец Денис. — Они дадут фору даже самым прожженным террористам. Прикрываются «мирняком», мучают пленных. Считаю, когда они сдадутся, их надо подлечить, подкормить. А потом судить — и пожизненное, как Нурпаши Кулаеву, единственному боевику, выжившему в Беслане«.

Росгвардейцы настоятельно рекомендуют журналистам не снимать бронежилеты. От азовцев стоит ждать любой подлости. К примеру, неподалеку может скрываться минометный расчет, а на чердаке одной из разбитых высоток — сидеть корректировщик. И когда из города двинутся автобусы с пленными, по ним нанесут удар: несмотря на популистские заявления президента Зеленского о том, что «Украине нужны живые герои», разговорившись на допросах, они способны серьезно запятнать репутацию Киева в глазах собственного народа и западных союзников.

«Издеваться не будем»

Колонна автобусов в сопровождении бронеавтомобилей и полицейских машин выезжает из Мариуполя уже затемно, около 22:00. В первый день сдались 265 человек, из них 51 раненый. Конвой разделяется на две части. Икарусы поворачивают на Еленовку — там импровизированный лагерь для пленных.

Пазики направляются в Новоазовск, где раненых должны осмотреть, накормить, а самых тяжелых — прооперировать. Едем следом. Час спустя автобусы паркуются во дворе местной районной больницы. Захожу в один из них. В нос бьет резкий запах давно не мытых тел и гниющих ран. На носилках в три яруса лежат украинские солдаты. Вид у них жалкий: худые, бледные, грязные, завшивевшие, обмотанные грязными бинтами. В глазах застыл испуг.

Те, кто ближе к выходу, с опаской наблюдают через открытые двери за бойцами армии ДНР, охраняющими больницу. Однако издеваться над пленными никто не собирается — напротив, с ними делятся водой.

«Они сложили оружие, ранены, больше не опасны, — поясняет боец 107-го полка с позывным Ярый. — Мы, в отличие от них, пленным колени не простреливаем и раненых не кастрируем. Отношусь ко всем без ненависти. Это серьезный противник, которого весь западный мир восемь лет вооружал и обучал воевать. Технически они оснащены отлично. Надо было их бить еще в 2014-м, все сложилось бы по-другому«.

Бойцы армии ДНР переносят раненых в автобус

Милость победителей

В автобусы заходят врачи — опрашивают пленных о характере ранений. В основном минно-взрывные и осколочные травмы конечностей. Есть два ампутанта: одному ногу оторвало под пах, второму — чуть ниже колена. Хуже всех выглядит боец ВСУ с ожогами. «Под огнеметы попал», — говорит он хирургам.

За медиками появляются люди в камуфляже. У них другие вопросы: имена и фамилии, позывные, звания, фамилии командиров, места несения службы. Общаются корректно, без нажима. Но как бы невзначай интересуются: «Были ли вы свидетелем пыток? На «Азовстали» кого-нибудь насиловали? Вам отдавали приказ стрелять в мирных? Кто распорядился обороняться в жилых домах?»

Бойцы 107-го полка скидывают бронежилеты, прислоняют к стене автоматы и начинают выносить раненых из автобусов. Поднимают на второй этаж, размещают по свободным койкам. Мест не хватает, поэтому последние носилки ставят на пол. Всех опять осматривают медики, некоторым вкалывают обезболивающее. Украинские военнослужащие в больнице в Новоазовске

Попав после темных подземелий «Азовстали» в светлые отапливаемые палаты, пленные заметно успокаиваются. Им выдают ужин, чай с печеньем и сгущенкой. Молодая медсестра, проходя по коридору, наклоняется к одному из раненых и поправляет одеяло в ногах.

Утром многих из них развезут по другим госпиталям. Пользуясь короткой передышкой, измотанные донецкие бойцы из группы сопровождения засыпают прямо на полу в коридоре на первом этаже больницы в Новоазовске. Их война, в отличие от пленных азовцев, ещё не закончилась.

Андрей Коц

Все материалы

 17.05.2022

https://ria.ru/20220517/plennye-1789100100.html