ЭХ, ПАЛЬМИРА…

Уроки пальмирской неудачи: в России важнее «быть», а не «казаться»

16.12.2016-Palmyra_03

 

С повторным падением Пальмиры Россия (как власти, так и общество) получила крайне болезненный, но очень полезный урок современной войны – той самой, гибридной.

******

За последние годы страна привыкла гордиться, что успешно переняла и усвоила западные методы информационной работы с широкой аудиторией. Причём нередко Россия показывает даже более высокую эффективность, нежели куда более опытные в данной сфере западные партнёры. Фестивали, Олимпиады и парады.

Новейшие технологии в виде 360-градусных камер, съёмок с дронов и камер, вмонтированных в брусчатку Красной площади. Роскошные декорации и уникальные спецэффекты. А есть ещё оружие массового информационного поражения в виде медиахолдингов RT и Sputnik, а также «проправительственные хакеры» и «фабрики троллей», как утверждают весьма высокие чины на Западе.

Для страны, базовым культурным кодом которой исстари было «быть, а не казаться», обнаружение вполне банальной истины, что «казаться» зачастую не менее важно, чем «быть», а принцип «сделайте мне красиво» действительно крайне важен, стало практически прорывом в новую эпоху.

После потери Пальмиры мы обнаружили издержки и «изнанку» этой системы, и именно это, а не что-то иное обеспечило крайне болезненную реакцию российского общества на произошедшее.

За последние дни было много обличений разочарованных граждан, обвинений их в «диванном патриотизме» и готовности поддерживать страну только во времена побед, а в момент поражений сразу отворачиваться от неё и пускаться в жёсткую критику.

А это означает, что обличающие не поняли существа и смысла произошедшего. Ну что ж, в таком случае, стоит объяснить.

Для начала надо сказать, что обвинять в «диванном патриотизме» граждан, которые за последние двадцать лет пережили вместе со своей страной несколько войн и десятки терактов, не считая «мелочей» вроде серьёзного падения уровня жизни из-за кризиса и давления Запада, – как минимум опрометчиво и несправедливо.

Но главное даже не это.

Падение Пальмиры стало столь болезненным не из-за военного поражения так такового (это реалии всех войн и российское общество вполне отдаёт себе в этом отчёт), а из-за того огромного PR-шума, который был устроен при её освобождении. Операция разминирования на фоне величественных руин, медаль «За освобождение Пальмиры» и реально грандиозное мероприятие, которое объективно было PR-шедевром мирового уровня – концерт оркестра Гергиева в знаменитом античном амфитеатре.

Россия гордится своими победами и их символами, бережно хранит их. Было ли освобождение Пальмиры такой большой военной победой или её «надули» чисто информационно, не так уж и важно. Важно то, что этой победы больше нет, а её за прошедшие месяцы сделали значимой частью современного российского «пантеона» идей.

Таким образом, разочарованием стало не столько военное поражение, сколько утрата важного символа. Это тем более важный урок, что данный символ был ускоренно и профессионально – и действительно успешно – создан по новейшим информационным и PR-технологиям.

Более того, это стало ударом по репутации и авторитету власти в России, поскольку именно она была главным имиджевым «бенефициаром» пальмирской операции. Удар этот, безусловно, не смертельный и даже не слишком мощный, но чувствительный, и его надо будет компенсировать в том или ином виде.

Возможно, в каком-то другом обществе – с более короткой и поверхностной памятью и с менее благоговейным отношением к военным победам и к павшим за них – в произошедшем не было бы ничего страшного. В конце концов, на Западе эта технология вполне успешно работает и никого особо не волнует, если оборачиваются провалами вчерашние победы. Однако Россия – это не Запад.

Аналогичный подход у нас действуют во всех остальных сферах, где Россия научилась использовать достижения современных технологий для решения имиджевых и символических задач – от политики до спорта.

Именно поэтому поражения российской футбольной сборной зачастую вызывают столь жёсткую негативную общественную реакцию. Дело не в самом поражении. Нет ничего постыдного, если ты старался изо всех сил, но противник оказался сильнее. Но совсем другое дело, когда вся страна наблюдает, как 11 человек, получающих многомиллионные гонорары из бюджета страны, еле передвигают ногами на поле, как будто отбывая повинность. Российское общество реагирует не на поражение, а на несоответствие реальности навязываемому информационному образу и сильно раздражается, когда на этот образ тратятся очень большие деньги.

Можно привести и обратный пример. Совсем недавно россияне дружно болели за Сергея Карякина в матче за мировую шахматную корону. Что характерно, соцсети вовсе не разразились негативом в его адрес, когда он проиграл. Причина проста: все видели упорство шедшей борьбы. А то, что Магнус Карлсен оказался сильнее – что ж, такова жизнь. Его победа ничуть не умаляет усилий Карякина и уважения, которого он заслуживает

Новейшие медийные и PR-технологии действительно имеют огромное значение. Они объективно являются важным инструментом работы в современном мире. RT, Олимпиада, Русский духовный центр в Париже, Центр про примирению враждующих сторон в Сирии и многое-многое другое, что появилось за последние годы, действительно нужны и важны.

Однако используя их, всегда стоит помнить об издержках, которые они могут нести.

Россия поняла важность того, чтобы «было красиво» и научилась это делать.

Но это всё ещё Россия, и «быть» здесь по-прежнему важнее, чем «казаться».

29.11.2016-Ирина-14c0_48f3

 

Автор: Ирина Алкснис
14 декабря 2016

http://histrf.ru/biblioteka/book/uroki-palmirskoi-nieudachi-v-rossii-vazhnieie-byt-a-nie-kazatsia

 

******

Из Википедии:

Пальмира (греч. Παλμύρα, калька с арам. ܬܕܡܘܪܬܐ Тадморте; ивр. ‏תַּדְמוֹר‏‎ Тадмор; араб. تدمر‎ Тадмор; арм. Թադմոր, Արմավուտ Тадмор, Армавут – «город пальм») — один из богатейших городов поздней античности (обычно ограничиваемый III—VI веками н. э.), расположенный в одном из оазисов Сирийской пустыни, между Дамаском и Евфратом, в 240 км к северо-востоку от первого и в 140 км от второго.

Основан хурритским царем Тукриша. Возник как перевалочный пункт для караванов, пересекавших Сирийскую пустыню. Пальмира была прозвана «невестой пустыни». Самой знаменитой и могущественной правительницей Пальмирского царства была Зенобия.

В настоящее время на месте Пальмиры — сирийская деревня и развалины величественных сооружений, принадлежащих к числу лучших образцов древнеримской архитектуры и признанных ЮНЕСКО памятником Всемирного наследия. Вдоль главной улицы древнего города располагаются колоннады и монументальные арки. В числе наиболее значимых сооружений храм Баала (I век), храм Баалшамина (II век), агора (III век), театр с общественным центром и караван-сарай. В мае 2015 г. в результате захвата Пальмиры боевиками ИГИЛ многие памятники, которые не были увезены властями, подверглись разграблению и/или уничтожению.

27 марта 2016 года сирийская армия при поддержке российских ВКС освободила Пальмиру. Государственное агентство по охране памятников Сирии заявило, что сирийская армия не нанесла вреда памятникам древнего города.

Работу по восстановлению памятников начали в апреле. Специалисты планируют восстановить два храма, Триумфальную арку и башни-гробницы. План по восстановлению Пальмиры состоит из трёх этапов. На первом этапе будут поддерживать неустойчивые постройки, на втором — пройдёт реставрация большинства памятников, а на третьем этапе эксперты планируют заново построить разрушенные террористами храмы Бэла и Баалшамина.

В честь Пальмиры названы несколько городов в США. Санкт-Петербург поэтически называли северной Пальмирой, а Одессу — южной.

Минобороны России пояснило, как была потеряна Сирийская Пальмира

https://www.youtube.com/watch?v=7KkqA79w9h0

Пальмира. Что произошло

https://www.youtube.com/watch?v=gOyNdI4pTGA

16.12.2016-2-palmira_2016.12.2016-palmira_2216.12.2016-Пальмира-2