Как Китай наказывает Литву

 

Пекин все смелее применяет достаточно болезненные хозяйственные санкции для наказания раздражающих его стран – например, в отношении Австралии были введены жесткие ограничения на закупки ее угля и вина.

Но сейчас против крохотной Литвы он впервые использовал механизм своего глобального экономического присутствия и невероятной заинтересованности в китайском рынке корпораций из третьих стран. И это, товарищи, прецедент и сигнал на будущее.

**********

 

История вопроса: в ноябре прошлого года в Вильнюсе открылось представительство Тайваня. На его вывеске написано именно слово Тайвань, а не псевдоним «офис Тайбэя», под которым такие учреждения давно и вовсю действуют в Европе. Пекин это более-менее устраивает.

Тайбэй – главный город Тайваня, который власти КНР считают своей отбившейся от рук провинцией. И к открытию «офисов Тайбэя» за границей пекинские товарищи хоть и с отвращением, но решили относиться так же, как к созданию в иностранных государствах, допустим, представительств Шанхая, Гуанчжоу, других крупных городов КНР для налаживания хозяйственных и культурных связей на региональном уровне.

Но в Вильнюсе начало работу то, что официально называется представительством Тайваня. Это воспринимается, как возмутительная попытка не признавать КНР за единственного законного представителя всего Китая. Или за признание Тайваня независимым государством. Что, опять же, неприемлемо для Пекина.

Последовавшее за этим наказание было невероятно масштабным – оно уже вынудило президента Литвы Гитанаса Науседу назвать 5 декабря ошибкой открытие представительства Тайваня. По его словам, не было ничего неправильного в самом создании этого учреждения. Однако президент Литвы посчитал ошибкой именно использование слова «Тайвань». По его словам, это серьезно сказалось на отношениях с Китаем и теперь Вильнюс вынужден иметь дело с последствиями.

Президент затем, правда, отозвал свои слова обратно и заявил, что об «ошибке» не говорил. Но факт есть факт – Литва явно не ожидала столь болезненного возмездия со стороны Пекина.

Первым делом КНР отозвала своего посла из Вильнюса и фактически выгнала посла Литвы из Пекина. Уровень дипломатических представительств был резко понижен. Но главное – это экономические меры. Товары Литвы перестали проходить через китайскую границу, эту страну вычеркнули из базы таможенной системы КНР – теперь она для Китая не существует.

В Литву прекращена отправка грузов по железной дороге – из КНР уже не доехали около 1200 контейнеров с товарами на общую цену около 240 млн. евро. Если ситуация не исправится, то в 2022 году литовские предприятия понесут ущерб порядка 300 млн. евро, поскольку они, в частности, не смогут собирать конечную продукцию без китайских компонентов.

Не менее страшно другое – агентство Рейтер передало, что один из крупнейших в Германии производителей автомобильных деталей и узлов получил от Пекина требование больше не использовать продукцию Литвы и не размещать заказы на её предприятиях. Такие же указания, как сообщается в Японии, получили и другие крупные иностранные корпорации с весьма прозрачной угрозой в противном случае лишить их доступа к операциям с КНР. Фактически речь идет о попытке организовать хотя бы частичную блокаду литовской экономики.

Нельзя сказать, что Вильнюс брошен на произвол судьбы. Евросоюз выразил намерение поднять этот вопрос во Всемирной торговой организации. О солидарности с Литвой заявили США. Тайвань в среду объявил о создании фонда в 200 млн. долларов для инвестирования в литовскую экономику – в первую очередь в создание там базы для производства полупроводников, о чем Вильнюс давно мечтает. Речь идет и о более широком открытии рынков. В частности, Тайвань уже работает над тем, чтобы перенаправить к себе 120 контейнеров с литовскими товарами, которые застряли в портах КНР. Он собирается также начать закупки в Литве зерна, молочных продуктов, алкоголя.

Будущее покажет, сумеет ли Вильнюс вывернуться из-под китайского катка. Но позволю себе повториться: факт в том, что Китай впервые стал использовать свои мощные позиции в мировой экономике для введения косвенных экстерриториальных санкций против враждебных и неприятных для него государств. Иными словами, он хочет и здесь встать вровень с США. Хотя у американцев есть еще и оружие помощнее – отключение от расчетов в долларах.

Василий Головнин

Москва

6.01.2022

https://www.facebook.com/vasily.golovnin

______

На тему:

Как Китай наказывает Литву 

 Канцлер Германии Олаф Шольц и президент Китая Си Цзиньпин (изображения Getty)

 

В то время как Ангела Меркель готовится написать свою автобиографию, «объясняя свои ключевые решения своими словами», её преемник занят решением проблем, которые она не принимала. Новый канцлер Германии Олаф Шольц взял на себя командование кораблем, идущим курсом в никуда, в частности. Он начинает понимать, насколько трудно следовать срединному курсу своего предшественника между Китаем и Западом. Скорее рано, чем поздно, придется принимать некоторые трудные решения, поскольку их политический мир слишком далек друг от друга, чтобы им можно было управлять в тандеме из Берлина.

По общему признанию, эта дилемма не принадлежит Шольцу. За время канцлерства Меркель торговые связи между Германией и Китаем стали настолько тесными, что теперь их очень трудно распутать. Импорт из Китая удвоился, а экспорт в него почти утроился за последние 12 лет. При объеме торговли в 213 миллиардов евро (180 миллиардов фунтов стерлингов) в прошлом году Китай пятый год подряд был крупнейшим торговым партнером Германии.

Неудивительно, что Пекин стремится вести обычные дела с новым правительством Германии. Президент Китая Си Цзиньпин был одним из первых мировых лидеров, поздравивших Шольца после его инаугурации, призвав к продолжению «взаимовыгодного сотрудничества», которого достигли их две страны с Меркель у руля. Премьер-министр Китая Ли Кэцян пошел еще дальше, назвав китайско-германские связи «одними из самых важных двусторонних отношений в мире».

Несмотря на ужасающую ситуацию с правами человека в Китае и его экспансионистскую политику в отношении Гонконга и Тайваня, новый канцлер Германии рад продолжить работу Меркель по сближению с Китаем

В своем первом телефонном разговоре с Си Шольц не стал давить на него по каким-либо проблемным вопросам; вместо этого он заверил его, что «Германия хочет продолжать работать с Китаем в духе взаимного уважения и доверия».

Дипломатические инсайдеры утверждают, что Шольц заверил Си в продолжении политики Меркель ещё до того, как он официально вступил в должность канцлера. Говорят, что он пообещал работать над отменой приостановки соглашения между ЕС и Китаем, а также держать в страхе своих спорных партнеров по коалиции. Затем он встретился с Меркель, чтобы обсудить, как наилучшим образом сохранить её внешнюю политику, и отправил своего переговорщика на коалиционные переговоры с инструкцией «избежать наихудшего сценария» в отношении Китая.

Дружественный Китаю подход Шольца определили не только политические соображения. На автомобильную и машиностроительную промышленность Германии в совокупности приходится более половины экспорта Германии в Китай; это, несомненно, объясняет, почему многие немецкие бизнес-лидеры в этих областях не имеют ничего, кроме похвалы Китаю. Глава Siemens Роланд Буш недавно призвал к «уважительному обмену» с Народной Республикой, которая «имеет полное право быть уверенной».

За последние 20 лет он вытащил миллиард человек из нищеты и создал настоящий средний класс». Политики, представляющие регионы с прочными экономическими связями с Пекином, такие как либерал Ханс-Ульрих Рюльке в Баден-Вюртемберге, согласны с тем, что новое правительство «не должно забывать, каким важным экономическим и торговым партнером является Китайская Народная Республика».

Но в то время как у нового канцлера Германии и представителей бизнеса страны, возможно, не будет бессонных ночей при мысли об углублении связей со страной, которую обвиняют в совершении геноцида на её собственной земле, у партнеров Шольца по коалиции Зеленых есть. Едва победив на выборах, Шольцу пришлось пойти на компромисс, чтобы заставить зеленых и либералов присоединиться к нему вместо того, чтобы заключить сделку со своими соперниками из ХДС/ХСС Меркель. Результатом стало коалиционное соглашение, которое обязывает Шольца «четко реагировать на нарушения прав человека в Китаё, особенно в Синьцзяне».

Поэтому неудивительно, что недавно назначенный министр иностранных дел Зеленых Анналена Бербок издает отчетливо ястребиные звуки. Хотя сам Шольц до сих пор не подтвердил, поедет ли он на зимние Олимпийские игры в Пекине в следующем месяце, Бербок сказала: «Несмотря на то, что я большой поклонник спорта, на этот раз я определенно не поеду на Олимпиаду». Она последовательно выступала за более жесткую позицию по отношению к Китаю и даже прямо критиковала курс Меркель на отказ от конфронтации. В интервью немецкой газете Taz она сказала:

«Красноречивое молчание — ненадежная форма дипломатии, даже если некоторые, возможно, считали ее таковой в последние несколько лет».

Баербок потребовала запрета на импорт товаров, произведенных с использованием принудительного труда, и дальнейшего приостановления действия спорного инвестиционного соглашения между ЕС и Китаем. Добьется ли она своего? Решение Шольца разрешить конфликт со своим партнером по коалиции состоит в том, чтобы представить углубление связей с Китаем как «зеленую сделку».

Он хочет сотрудничать с Китаем и G7, в которой Германия председательствует в 2022 году, для содействия зеленому росту. Лидеры бизнеса присоединились к хору и даже предположили, что конец усилиям Германии по нейтрализации выбросов углерода близок, если страна прекратит импорт солнечных панелей из Китая. Учитывая, что Китай несет ответственность почти за треть глобальных выбросов и связал ограничения на экологические обязательства непосредственно с экономическим ростом, это объяснение не будет соответствовать зеленым.

Давление на Шольца также оказывается со стороны его западных союзников, в частности Соединенных Штатов. Коалиционный договор придает большое значение важности трансатлантических связей Германии, и США остаются крупнейшим экспортным направлением Германии. На фоне существующей напряженности вокруг спорного газопровода «Северный поток-2» и недостаточных военных расходов в соответствии с руководящими принципами НАТО отношения между двумя государствами уже напряжены.

В то время как Германия продемонстрировала определенную международную приверженность, отправив свой первый военный корабль почти за два десятилетия в Южно-Китайское море, чтобы помочь обуздать территориальные амбиции Китая, президент США Джо Байден, скорее всего, потребует от преемника Меркель большего, чем политика мелких жестов. Европейские страны, такие как Литва, также намерены искать поддержки у Германии, когда Китай будет издеваться над ними в будущем.

Шольц, возможно, будет счастлив продолжать идти по сложному дипломатическому канату, когда дело касается Китая, но весьма вероятно, что США, Европа, Великобритания и партнеры по внутренней коалиции не позволят ему проявить то же терпение, которым так долго пользовалась Меркель. Интересы Китая и Запада расходятся быстрыми темпами, разрушая прибыльный забор, на котором сидит Германия. Шольцу придется принять несколько трудных решений, когда статус-кво больше не будет вариантом.

4.01.2022

Katja Hoyer (Катя Хойер)

https://www.spectator.co.uk/article/germany-s-china-friendly-approach-is-continuing-under-olaf-scholz