Взгляд со стороны

О книгах С.Епифанцева

Слан Жаманкулов

20.01.2014-KG-004

От редакции сайта. Наш сайт  публиковал в разное время статьи члена Всемирного Координационного  Совета российских соотечественников Станислава Епифанцева, доверяя знаниям и авторитету одного  из активистов Движения  российских соотечественников. Разбор его творений коллегой по стране проживания… Это должно быть интересно и нам – соотечественникам бывшего союзного государства.

***

Некоторое время назад случайно ко мне попали 2 книжки, под авторством Станислава Викторовича Епифанцева позиционируемого в таких ипостасях, как общественный и политический деятель, политолог, публицист, историк, философ, эстет и т.д., занимающего ряд должностей, перечисление которых займет много времени и места на бумаге.

По причине релятивного интереса к политике и политической публицистике, они вряд ли меня заинтересовали бы, не выйди под интригующими названиями: сборник статей «Русское зарубежье и вызовы глобального мира, мы ждем перемен». Сборник цитат и высказываний «Размышления о разном».

Изучив их содержание несколько внимательнее, я сделал некоторые выводы, которые вряд ли понравятся автору, и несмотря на свою политическую индифферентность, и в большей степени природную леность, решил таки письменно высказаться по поводу мыслей посетивших Станислава Викторовича, которые он воплотил в печати.

Здесь и далее ссылки на источник будут даваться в аббревиатуре и скобках, (СБ-1; СБ-2) со ссылкой на соответствующие страницы.

Основной лейтмотив содержания статей Епифанцева – национальный вопрос, точнее «глобальный национализм» в постсоветских странах Центральной Азии.

Как ни странно национализм этот проявляется — по мнению Епифанцева — в основном в отношении русских, хотя в этих регионах достаточно и других этносов.

Прежде всего, бросается в глаза — вульгарность. Поскольку существует достаточно много разных ее видов, перечислять все нет необходимости. Чаще всего это использование без надобности излюбленных выражений, типа «…поди ж ты, ан нет», которые не вносят в содержание никакого смысла, кроме излишней грамматической неуклюжести, либо прямого перехода на сленг базарных торговок. Так, характеризуя отношение населения Узбекистана к России, он использует глагол «пылювали» (орфография сохранена СБ-1 стр.27).

Часто употребляются выражения, которых в русском языке нет. Особым расположением автора пользуется лексема «либераст», даже по форме носящая гнусный характер. Для подтверждения своего мнения им используются различные пословицы, поговорки не характерные для современной публицистики.

Но не это существенно в содержании. Главное — на мой взгляд – эклектичность суждений, отсутствие последовательности в выводах, сочетание разнородных, противоположных воззрений.

Постараюсь убедить читателя в этом.

Каждая строка творений Епифанцева пронизана информацией о националистах, которые «притесняют русское население, отторгают их от политической жизни, раздела собственности, умаляют значение русского языка, искажают историю и т.д.».

При этом нет ни одной ссылки на публичные выступления, высказывания, письменные работы националистов, кроме постоянно, десятки раз упоминаемого казахского поэта М.Шаханова с обязательным прилагательным «престарелый», что, по-видимому, должно означать его особый отрицательный статус, а также таджикскую поэтессу Г.Сафиеву. Особое возмущение у Епифанцева вызывает издание их стихов в России!

Не знаком с творчеством Сафиевой, по факту проживания которой в России так негодует Станислав Викторович. В отношении М.Шаханова необходимо сказать, если бы ярый его критик читал и интересовался не только своими сочинениями, то услышал бы самые высокие оценки творчества этого поэта, причем классиков современной литературы, имеющих признание во всем мире. Националист, лидер нацпатов и ни одного аргумента в пользу столь ответственных утверждений. Не называется ни один лжеисторик, нет ссылки ни на один источник, не упоминается ни один автор. Епифанцев взял за правило насмехаться над людьми в возрасте.

Так, правозащитница Алексеева у него «старушенция, божий одуванчик и т.п.». В отношении одного из казахских политиков он использует уже другое прилагательное «седой», что также, видимо, означает негативную оценку последнего.

А теперь представим себе, что кто-то, на основании того, что Епифанцев не жгучий брюнет, не яркий блондин с густой шевелюрой, утверждает, что он невежа либо дурно воспитан?

В отношении возраста: — в существующей природе пожилого возраста еще никто не избежал, если только доживал. Склонность же к осмеиванию — довольно часто признак скудости ума, заметил один из французских мыслителей эпохи Ренессанса.

Полагаю, что автору не знакома этимология понятия национализма, поскольку к этой категории он относит все, и всех, чем-либо не приглянувшихся ему.

Принятое определение: Национализм – идеология и политика, состоящая в проповеди национальной исключительности и национального превосходства. Это главные элементы определения, без которых этого понятия нет. Развитие национального языка в качестве государственного, принижение роли другого языка, распределение должностей и других преференций по этническому, родственному и др. признакам относится к другому, также отрицательному понятию, называемому ксенофобией  (рекомендую почаще заглядывать в словарь).

В чистом виде национализм встречается не так часто, как ксенофобия. Тем не менее, Епифанцев к националистам относит целые народы: «Фактически Казахстан стал единственной страной в регионе, где национализм оформился в качестве формальной политической силы. Даже так называемые оппозиционные демократы перешли на позиции национализма». (СБ-1 стр.60). То есть, националисты все, включая и тех, кто им не был, а потом по каким-то причинам стал.

Кыргызский национализм – калька казахского, — утверждает Епифанцев. Интересно информирует нас он и в отношении других стран Центральной Азии: «Даже моноэтнические, по факту, Таджикистан и Туркмения находятся глубоко в том самом месте, которое не принято называть вслух в приличном обществе». (СБ-2 стр.30).

Что так повлияло на автора, что он решился отправлять целые страны и народы в срамные места?

А вот характеристика Узбекистана! Тут автор предстает перед нами как страстный защитник русского языка. Приводить в качестве примера его аргументы долго и неинтересно, но некоторые обобщения требуют внимания. «Негативный опыт Узбекистана по внедрению латиницы на самом деле дал своего рода неожиданный, позитивный эффект для власть предержащих. Народом, который теперь не читает ни на кириллице, ни на латинице, гораздо проще управлять» (СБ-1 стр.69).

Интересно, кто-нибудь, когда-нибудь, где-нибудь встречал человека, включая детей дошкольного возраста, которых обучали на кириллице, а затем латинице, а в результате все разом разучились читать и на том, и другом? И далее совсем нелепая гипотеза: «Во всяком случае, это может, как ни странно, стать одной из главных причин форсирования проблемы внедрения латиницы в Киргизии и Казахстане!» История человечества, по, крайней мере, новейшая, не знает случаев использования подобных методов управления обществом. По Епифанцеву же: «В Узбекистане они уже функционируют, а Казахстан и Киргизия готовятся, и уже форсируют эти события!»

Ни один лист трудов Епифанцева не обходится без критики националистов, создавших по его мнению государство с архаическим родоплеменным обществом с элементами феодализма, вставших на путь этнократического развития. Констатация: «Прав был конечно, старина Экклезиаст: «Ничто не ново в подлунном мире, все было … было» (СБ-1 стр.51).

Впору восхититься обширными знаниями автора древних источников! Но тут он перебрал! Нет такого физического лица, исторического персонажа, мыслителя и т.п.! И не было! Экклезиаст это книга, ветхозаветная книга Проповедника! Третий век до нашей эры! Особенно умиляет обращение к неведомому автору – «Старина», что должно видимо означать его особую близость к подобным «мыслителям».

Восхищение «историка» Епифанцева вызывают слова, якобы сказанные Чингисханом: «Страну можно захватить сидя на коне, но управлять ею сидя на коне невозможно». (СБ-1 стр.14).

Никогда Чингисхан не произносил этих слов! Мысль эта принадлежит его советнику Елю Чу Цаю, и внушая ее Чингисхану, таким образом, он пытался спасти, и спас от поголовного истребления народ Северного Китая. (Е.И.Кычанов «Жизнь Темучжина, думавшего покорить мир»)

Далее он утверждает, что Чингисхан добился великих побед потому, что уничтожил родоплеменное деление и, собрав людей разных племен, сказал им: «отныне вы все монголы», и выдвигал людей по признакам не родства, а способностей. В общем, почти демократ! Неужели этого было достаточно для завоевания мира? И потом вряд ли эта мера достигла цели хотя бы потому, что народы, населявшие земли завоеванные монголами по настоящее время сохранили свой этнос, язык, обычаи, культуру.

«Тревоги» Епифанцева понятны. Почти на каждой странице его опусов немало места уделяется внимание страсти кыргызов и казахов жить по законам кочевья, блюсти родоплеменные и архаичные традиции.

Наверно несправедливо требовать от народов, которые за прошедшие столетия не поняли «выгод реформ» Чингисхана, понять и следовать немедленно «мессианским» инициативам Епифанцева.

Впрочем, спешу успокоить его! В отличие от Чингисхана мы не собираемся править миром. Нам бы со своими пороками и недугами справиться. Архаика – один из наших многих недостатков. Так что нашему «просвещенному» автору придется подождать, пока кыргызы и казахи решатся взять на вооружение его советы.

Пытаясь исторически осмыслить развитие России Епифанцев сетует, что российские политики забывают слова Александра III: «У России только два союзника – армия и флот». Напоминает он российским элитам это дважды, причем один раз называет их «друзьями» (СБ-1 стр.95).

Неизвестно откуда им взяты эти слова. Этого Александр III не мог сказать, т.к. за 13 лет своего царствования проявил себя исключительным миротворцем, не совершившим за это время военных агрессий, за что заслужил глубочайшее уважение и авторитет во всей Европе. (С.Ю. Витте «Избранные воспоминания»). Это же было подтверждено на передаче телеканала ТВ-365 дней в начале декабря 2013 года в беседе ученых историков.

И потом, публицисту, политологу, политику и т.д., 21 века, оснащенному научной аппаратурой, знакомому хотя бы с азами государственного устройства должно быть известно, что армия и флот – суть органическая часть государственного аппарата управления , и быть «союзником или другом», они никак не могут. Вместо этого автор пытается впарить невесть откуда взявшиеся измышления в умы российских элит, которые, обладая гораздо большими познаниями, вряд ли воспримут его провинциальный энтузиазм. Такие утверждения я не раз слышал, но никто из декларирующих их не объяснил причин образования столь странной ситуации, когда у какой-то страны совсем нет друзей. Такое в принципе невозможно! Епифанцеву тоже бы надо над этим подумать, коль скоро он уверен в таком парадоксе.

А вот его мнение о современной России: «Практически вся экономика огромной страны оказалась в руках фактически дилетантов, и нет ничего удивительного, что только единицы из них способны к эффективному управлению доставшейся им собственности» (СБ-1 стр.39). Довел он до нас информацию и о первых руководителях стран СНГ, утверждая, что Медведев «… единственный за кем не тянется коррупционный след» (СБ-1 стр.38). Знают ли об этом Владимир Владимирович и Александр Григорьевич?

Мало того, в Киргизии все кандидаты в Президенты – откровенные националисты, и только Атамбаев — скрытный  потому, что избегает «националистической риторики».

Но больше всех достается Назарбаеву Н.А. «Неудивительно, что дальновидный Назарбаев давно начал заигрывать с Россией. Собственно, Россия – логичное место укрытия». (СБ-1 стр.35). Вот почему Нурсултан Абишевич является инициатором создания СНГ, Таможенного союза и др. прочих союзов! С одной лишь целью — надеется укрыться в России! Тогда не такой уж он и дальновидный! Зачем прилагать к этому столько усилий? А еще Назарбаев, оказывается, выпестовал националистов и финансирует их! (СБ-1 стр.59)

Обратимся к сборнику цитат и высказываний.

Несправедливо, наверное, даже желать, а не только требовать от авторов этого жанра Монтеневской афористичности, либо точности формулировок Ларошфуко, тем не менее мы вправе ожидать от любого автора не нагромождения фраз не вяжущихся в смысловое содержание, и не пичкания известной даже школьникам информацией.По крайней мере, такое впечатление создается при изучении вышеназванного сборника.

Возьмем любую попавшуюся первой цитату. «Мы каждый день боремся за свою единую для всех кыргызстанцев идею – жить достойно» (СБ-2 стр.3). Такие, громко именуемые цитатами, а на самом деле примитивные лозунги, в недавнем прошлом украшали сельские клубы. Или же «Станем ли мы в этот раз свидетелями подвижки сознания? Хотелось бы. Но с другой стороны – а с чего бы вдруг?» (СБ -2 стр.10) На той же странице: «Впору спросить: «где деньги, Зин?» Не камуфлируется ли обильным словословием и патриотической риторикой вульгарное желание увести разговор от спроса за расходование средств»?

Какой-нибудь смысл в этих высказываниях уловить трудно, также как и многих других. Надо видимо обладать каким-то недоступным простому смертному мышлением. Но некоторые выдержки требуют комментария, поскольку затрагивают общечеловеческие ценности, интересы целых народов и отдельных известных личностей.

Не только склонные к архаичному образу жизни казахи, кыргызы, безграмотные узбеки и обитатели непристойных мест таджики и туркмены — объекты критики Епифанцева.

Вот как характеризуются поляки, вроде бы славянский народ, стоящий на более высокой ступени развития, чем земляки Станислава Викторовича: «Ключом к пониманию может послужить Збигнев Бжезинский, который, возможно как всякий этнический поляк демонизирует русских вообще, а российских соотечественников в странах региона конкретно». Из этих фраз более всего понятна дефиниция «всякий», которая может восприниматься как «все поляки». (СБ-2 стр.49)

Или же «В критике и поношении всего русского особо изощряются поляки, и это несмотря на то, что русские их так любят». (СБ-2 стр.29)

А теперь представим себе, что миллионы людей одной национальности пылают любовью к миллионам людей другой национальности, а те другие, не только не отвечают взаимностью, но и ненавидят первых.У автора вероятно проблемы с русским языком или мировосприятием. Либо и с тем и другим.

Не произвел впечатления Епифанцев как эстет. Справедливо считая, что необходимы перемены, он обращается к «легендарному» В.Цою (СБ-2 стр.55).

К стыду своему не знаю, за какие заслуги он удостоен такого лестного эпитета, однако учитывая, что мятущиеся юнцы, неизвестно кого опровергая, утверждают, что «Цой жив», и пишут это на стенах домов и заборов, вполне допускаю, что для этой части населения он и является идолом, но Станислав Викторович из тинейджерского возраста давно вышел, и эстетические вкусы должен бы изменить.

Или же пытаясь произвести впечатление человека, которому поэзия не чужда, Епифанцев пишет: «Перефразируя Высоцкого, вполне можно повторить его слова, товарищ Акаев был большой ученый» (СБ-2 стр.51). Почему-то в прошедшем времени, хотя последний жив, здоров и вполне успешен. Должен огорчить Станислава Викторовича, стихи эти неизвестного автора из песни популярной в начале 50-х годов и обращены к И.Сталину «Товарищ Сталин Вы большой ученый, в языкознании знаете Вы толк … . и т.д.» (Ю.Борев «Сталиниада»). Высоцкий же в то время только начинал писать школьные изложения.

Приведу еще один пример, свидетельствующий, что пылкая защита языка, не признак квалифицированного владения им: «на сегодня развивается хороший диалог с партией «Замандаш-Современник». Партия даже пошла на изменение названия – появился русский перевод (СБ-1 стр.122) и далее, «я являюсь сопредседателем партии» информирует нас Епифанцев. С каких пор в русском языке слово перевод означает изменение названия? И потом, между кем и кем диалог? Сопредседатель партии сообщает о себе, как посторонний.

Какого мнения о себе Епифанцев, можно судить по следующему тексту: «взять к примеру Акунина. Явно не самый глупый человек…» И далее примитивная политическая демагогия (СБ-1 стр.168). Один из самых читаемых в мире писателей оказывается «не самый глупый, причем явно»! Такие оценки может давать только автор, который считает, что сам он пишет божественно!

«Философ» Епифанцев пишет, что «Русская православная церковь замечательным образом иллюстрирует некие вечные истины, созвучные китайской философии». И продолжает: «Например, существует китайская поговорка: «Сядь на пороге своего дома, и рано или поздно мимо тебя пронесут труп твоего врага». (СБ-2 стр.9)

Непонятно, какие вечные истины созвучные китайской философии иллюстрирует РПЦ! Почему они некие? Почему для этого используются поговорки?

Приведенная выше цитата – китайская мудрость (приписывают Конфуцию), которая, используя метафорическую форму, имеет целью привитие и развитие таких духовных качеств, как выдержка, спокойствие, терпение. Выглядит она так: «Если достаточно долго сидеть на берегу реки, можно увидеть труп проплывающего мимо врага». Епифанцев же ситуацию упрощает применительно к себе, и чтобы далеко не ходить, собирается сидеть на пороге своего дома, как будто его враги – его соседи. Издалека — то нести труп, чтобы показать его Станиславу Викторовичу вряд ли кто станет.

В целом-то желания понятны, мысль верна, но письменное изложение ее лишнее доказательство вульгарного и эклектичного подхода.

По мнению Епифанцева все, кого он не любит, люди лишенные свойств, которыми изначально наделила их природа. Все они … «вопят»! Дословно!

Вопят правозащитники, националисты, нацпаты, политические проходимцы, либерасты, вопит «престарелый» Шаханов, вопит Алексеева, Новодворская и др.! И среди этой какофонии гордо и непреклонно звучит голос Епифанцева, который рассуждает, размышляет, вещает, как всякий нормальный человек. Ни один из «вопящих», которых он впихал себе в оппоненты, о его существовании даже не подозревают! А если бы и знали, вряд ли стали с ним полемизировать!

Всякому здравомыслящему человеку известно, что тот, кто похабно отзывается о ком то другом, награждая при этом непристойными эпитетами, именами вовсе не означает, что сам является его противоположностью. Неплохо бы автору усвоить древний постулат: «относись к людям так, как ты бы хотел чтобы к тебе относились» (Конфуций, Честерфилд и др. мыслители в различных интерпретациях).

Образ действий человека неразрывно связан с культурой. Определений ее много, связаны они с образованием, эрудицией, отношением к природе. Как понимает ее Епифанцев, видно на следующем примере: «Россия создала «мощнейшую» культуру, — пишет он, внося в это понятие милитаризованное содержание. Но культура не бомба, не пулемёт, ни какое-либо другое оружие уничтожения! Она может быть возвышенной, уникальной, неповторимой, чудесной, прелестной и пр. Видно сказались скудный словарный запас и слабое лингвистическое воображение автора.

Самое верное и простое определение: культура – умение оставаться человеком среди людей! Проблема в том, что не у всех это получается.

Еще один вопрос мне хотелось бы выяснить подробнее. Тема эта – патриотизм. Я вообще не склонен верить людям, кто часто будоражит этот вопрос, а в сущности даже не может объяснить, как он его понимает. Еще хуже, когда кто-то обвиняется в отсутствии такового.

Точка зрения Епифанцева: «Долгие годы «либерасты» культивировали лозунг «патриотизм последнее прибежище негодяев», извратив суть оригинального высказывания английского поэта Самуэля Джонсона ровно до противоположного». И далее приписывает автору толкование, «что даже для самого отъявленного негодяя не все пропало, если в нем не пропало чувство патриотизма, подчиняясь которому он может совершить благое дело, благородный поступок на войне или мирной жизни. Патриотизм для такого человека – шанс морально возродиться, оправдать свою жизнь».

Сэмюэл Джонсон – английский писатель, называемый Епифанцевым почему-то поэтом, проявил себя как лексикограф. Проживал в далеком 18 веке. Он сказал только то, что хотел сказать, с той лишь разницей, что патриотизм прибежище, а не шанс, в отличие от Епифановского толкования. Если бы он хотел назвать это шансом, он назвал бы. Негодяй в любом случае останется им. По крайней мере, я не встречал еще тех, кто заслужил это определение, а потом вдруг стал праведником.

Интересно, а как будет толковать Епифанцев слова не менее авторитетного американского писателя Амброза Бирса проживавшего в 19 веке: «В знаменитом словаре доктора Джонсона патриотизм определяется как последнее прибежище негодяя. Мы берем на себя смелость назвать это прибежищем первым».

Развивая эту тему, автор в своем цитатнике сообщает: «дежурным клише у демократов стала фраза: «патриотизм — последнее прибежище негодяев». Чтобы разрушить Россию, надо разрушить российский патриотизм. В борьбе с патриотизмом для них все средства хороши, уже приписали эту фразу Л.Толстому. Видимо гений русской словесности не единожды перевернулся в гробу по этому поводу» (приводится полностью и дословно). (СБ-2 стр .31)

Непонятно, что приписывают Л.Н.Толстому(?), если слова Джонсона и Бирса, то, кем они высказаны знают и менее образованные люди, чем демократы. А потом, с чего бы Льву Николаевичу переворачиваться в гробу, если изречение, со слов Епифанцева, несет позитивный смысл, и суть его извращена «либерастами»? Если же Толстому приписывается умысел разрушить Россию и российский патриотизм, при представлении источника готов искренне извиниться. Как прав был М.Ломоносов, когда сказал: «смутно пишут о том, о чем имеют смутное представление».

С понятием патриотизма, нацпатриотизма у Станислава Викторовича вообще много мороки. Кляня всех нацпатов, их лидеров, на чем свет стоит, Епифанцев делает совсем уж нелепый вывод: «в России кризис национал патриотической идеи». (СБ-1 стр.156)

Мы то с его слов понимаем, что нац.патриотизм явление нехорошее. Казалось бы там, где его меньше, и народ образованнее, культурнее и пр..

А тут кризис! Автор вероятнее всего не понимает этимологии этого термина. Синонимы: недостаток, несовершенство, недочет, изъян, порок, дефект, слабость, и т.д.. Воистину – «моя сила в моей непоследовательности»!

Не объяснив, что за явление нацпатриотизм, автор предлагает еще более невразумительные понятия: гражданский национализм, государственный национализм, в противовес национализму этническому. Не лучше ли заглянуть сначала в словари, а затем уже выходить с рискованными предложениями, чтобы не заслужить скверные эпитеты и сомнительные лавры.

Не мешало бы любителям писанины усвоить слова французского философа Ж.Лабрюйера: «одни достойны похвал за то, что хорошо пишут, а другие за то, что не пишут».

P.S. СБ-1 вышел под редакцией академика НАН КР, доктора исторических наук, профессора В.М.Плоских. Не поверю, чтобы такой серьезный ученый не заметил бы исторической несуразицы, оскорблений в адрес стран и народов Центральной Азии и пр. нелепицы. А потому полагаю, что редактора объединяет с автором нечто большее, чем могло бы разъединить при объективном рассмотрении содержания сборника.

Слан Сманович Жаманкулов, пенсионер

Конт.тел. 0543-71-36-45
Дом тел. 0312-40-54-42

20.01.2014

http://akipress.org/comments/news:13792

20.01tn756x441-KG-017

Анатолий Лавритов, мнение

-Странная складывается ситуация. Пока человек состоял во Всемирном координационном Совете российских соотечественников (ВКС), представляя одну из стран Средней Азии, многое из его высказываний воспринималось спокойно. Когда же заговорили, что его полномочия закончились, обнаружились несуразицы и явно не научный склад его мышления…

Я с интересом и уважением к автору этой статьи, прочитал её внимательно. Должен сказать, что её убедительность — наряду с глубиной и точностью аргументации — НЕОСПОРИМА. Получается, что Станислав попросту верхогляд и недоучка.  Жаль тех, кто делал на него ставки, представляя остальным, менее подготовленным российским соотечественникам, в качестве знающего и многое понимающего человека. А сейчас его по-русски раздели и выпороли…

И тогда получается, что умеренная критика им работы ВКС в какой-то мере подвергается сомнению в обоснованности. А был ли мальчик?  Но ведь не только он, но и другие члены ВКС  критически оценили  результаты работы своей и предшественников, наметили своеобразную «перестройку», отложив в  Ялте на 6 месяцев принятие судьбоносных решений!