ВИКТОР БУТ – гражданин России в США

«Сокамерники — спокойные и дружелюбные»

Виктор Бут написал на английском о своей жизни в тюремном спецблоке

Андрей Шитов, корреспондент ИТАР-ТАСС специально для «РГ»

ВИКТОР БУТ – гражданин России в СШАВежливые, спокойные и дружелюбные» люди, «в большинстве своем мусульмане» отбывают наказание вместе с россиянином Виктором Бутом в спецблоке американской тюрьмы «Мэрион» близ одноименного города в штате Иллинойс. Об этом сам Бут сообщил в записке, присланной мне по закрытой системе электронной почты, используемой для связи с учреждениями пенитенциарной системы США.

«В записке нет никаких особых откровений, не говоря уже о сенсационных новостях. Но само ее появление — своего рода победа над теми, кто пытается держать российского гражданина в изоляции от внешнего мира.

Использовать этот канал для переписки сами тюремные власти предложили еще в июле, в ответ на мой запрос о личном допуске в «Мэрион». С тех пор до самого последнего времени установить двусторонний контакт не удавалось: Бут, по словам его жены и юристов, обращения получал, но его собственные ответы из застенка не выходили — якобы «по техническим причинам». И вот, наконец,  первое послание, пусть и короткое, и на английском, а не на русском.

Узник сообщает, что отношения с окружающими у него «хорошие — насколько это возможно» в специфических условиях изолятора. Личных контактов с тюремным начальством у заключенных, по его словам, нет и быть не может, поскольку это не предусмотрено распорядком, создатели которого «знают свое дело».

«К счастью, заключенные (поскольку иного названия для людей здесь нет) — очень мирные и организованные, — пишет далее Бут. — В большинстве своем они мусульмане — вежливые, спокойные и дружелюбные. Никаких конфликтов я пока не видел. В этом отношении наш блок очень необычен: большинство здесь по складу ума никакие не уголовники, у всех, насколько я могу судить, имеются свои глубокие убеждения». В буквальном переводе последние слова могут по-русски означать и «крепкую веру».

Вспоминая мысль Достоевского о том, что тюрьмы — отражение общества, Бут задается вопросом о том, насколько это применимо в данном конкретном случае. Он полагает, что картина «сильно искажена», но с уверенностью судить об этом не берется, поскольку на свободе в США никогда не бывал. Во всяком случае ему хотелось бы надеяться, что «есть и иная Америка».

Как бы то ни было, Бут пишет, что «предпочитает проводить время в одиночестве — читая, учась, слушая музыку, а иногда и рисуя карандашом или красками». Кроме того, он, по его словам, «старается поддерживать форму — разминаясь, бегая и т.п.». Получается, что возможности для этого у него есть.

Так называемые Блоки контролируемых коммуникаций /БКК/, в одном из которых содержится Бут, — это изоляторы, созданные как минимум в двух тюрьмах в США в рамках кампании борьбы с международным терроризмом. Даже по названию видно, что их главная цель — предельно ограничить контакты узников с внешним миром.

У них странный статус: с одной стороны, они существуют вполне официально, и у меня есть копия распоряжения минюста США о помещении Бута в БКК. С другой, — создавались эти спецблоки в условиях секретности, и ни списки находящихся в них людей, ни формальные основания для помещения туда или выпуска оттуда заключенных никогда официально не обнародовались.

Естественно, американские правозащитники и сами узники видят в этом нарушение процессуальных норм и регулярно пытаются оспаривать через суд — правда, практически безуспешно. В прессе США за спецблоками закрепилось название «Северное /или «малое»/ Гуантанамо» — по аналогии с тюрьмой для захваченных по всему миру боевиков на базе ВМС США на Кубе.

Одно из первых и наиболее подробных сообщений о БКК в американских СМИ содержалось в репортаже общественного радио NPR, вышедшем в эфир весной прошлого года. Описывая режим содержания узников, журналисты акцентировали не бытовые лишения (хотя на самом деле их тоже хватает), а жесткость надзора. По их словам, «надзиратели и камеры следят за каждым шагом заключенных БКК. Каждое слово, которое те произносят, записывается контртеррористической группой, ведущей прослушивание из штата Западная Вирджиния… Ограничения на продолжительность визитов и телефонных звонков в спецблоках жестче, чем в большинстве тюрем самого строгого режима».

Кстати, российские дипломаты, занимающиеся делом Бута, рассказывали, что в случае с ним американцы для соблюдения тюремного режима нарушали международные правовые нормы, требующие неприкосновенности консульской переписки.

Репортеры из NPR сообщали, что «идентифицировали 86 из более чем 100 человек», прошедших к тому времени через БКК. Среди них обнаружились угонщики самолетов, организаторы взрывов и иных терактов за несколько последних десятилетий. А о некоем бывшем американском военном моряке-инженере Кифе Джаюси сказано, что он «был осужден за поддержку группировок в Боснии и Чечне, которые правительство США считает причастными к терроризму».

Что касается Бута, согласно упомянутому документу минюста, он был направлен в БКК из-за того, что американский суд признал его виновным в «сговоре с целью убийства граждан США» и других схожих преступлениях. При этом в бумаге, между прочим, содержится и обещание, что статус узника изолятора «будет регулярно пересматриваться» в условиях, дающих ему «возможность быть услышанным». Правда, как воспользоваться этим правом на практике, в ней не поясняется.

На самом деле история появления Бута в «Мэрионе» широко известна. В апреле он был осужден за сговор с целью контрабанды оружия для экстремистской группировки в Колумбии и приговорен к 25 годам тюрьмы. В США его выдали из Таиланда, где в 2008-м арестовали по наводке американских спецслужб и с участием их агентов. Адвокаты Бута до сих пор добиваются признания тех действий и решений незаконными.

Российские власти не раз заявляли, что приложат все силы для возвращения гражданина своей страны на родину с использованием имеющихся международно-правовых механизмов. Работа в этом направлении уже идет.

Помимо основной записки Бут прислал мне еще и «цитату дня» из высказываний известного индуистского мистика Ошо. Речь в ней идет о том, что «молчащий человек не является частью общества» и что стать такой частью можно только «заговорив»…

Конечно, это предполагает необходимость отклика. И нашему соотечественнику в американской тюрьме отклик тоже нужен. Ниже приводится его адрес. Ничего материально ценного, включая почтовые марки, власти ему заведомо не передадут. Но письма могут дойти — если не до самого Бута, то хотя бы до тех, кто перлюстрирует корреспонденцию. А ведь президент США Барак Обама только что заявил с трибуны ООН, что для его страны свобода слова — не пустой звук…»

***

ВИКТОР БУТ – гражданин России в США

АДРЕС ВИКТОРА БУТА

Mr. Viktor Bout
91641-054
United States Penitentiary
P.O.Box 1000
Marion, IL 62959

                       http://www.rg.ru/printable/2012/09/27/but-site.html