Русские ждут перемен

Изменится ли жизнь наших соотечественников в

Центральной Азии после выборов в России?


Русские ждут перемен


Драматические, а может быть, и судьбоносные выборы президента России завершились убедительной победой Владимира Путина. Однако было бы ошибкой считать, что на этом политическая интрига в России исчерпала себя.

Скорее наоборот, нынешние выборы в России должны стать точкой отсчета нового политического времени в России, и не только в ней. Можно предположить, что все страны СНГ вслед за Россией подошли к началу серьезных перемен в своей новой истории.

Собственно, ни у Путина, ни у России нет особых вариантов: президент становится заложником своего выбора.Ведь на самом деле массовые митинги в России были самым что ни на есть серьезным протестом народа против масштабной коррупции, произвола чиновников и других «свинцовых мерзостей» российской действительности.

Это счастливый жребий для власти, что у протестной толпы не оказалось подлинных вождей. Или, что вернее, протестную массу оседлали лидеры, не имевшие никаких шансов по определению. Не приходится сомневаться в том, что недовольство народа действительно приобрело массовый характер, и для власти размах протеста оказался пугающим и неожиданным.

Не стало откровением и полное отсутствие популярности у «Единой России», недаром уже загодя Путин создал Народный фронт, на который и опирался в предвыборной борьбе. Однако масштаб протеста оказался настолько непредвиденным, что на какое-то время, похоже, власть оказалась в ступоре. Тем не менее, она быстро пришла в себя.

Путину удалось реально и достаточно эффективно консолидировать большую часть народа на основе противодействия «цветной революции» и американскому (западному) вмешательству во внутренние дела России.

Победа оказалась достаточно честной и убедительной, и публичная слеза Путина выглядела вовсе не наигранной, а скорее, показала глубину и силу переживаний за исход борьбы.

Да, избиратели выдали кредит доверия Путину, но никуда не уйдешь от того факта, что социальное напряжение в обществе никуда не исчезло. Беседуя с россиянами самого разного социального уровня, видишь, что недовольство, и даже больше, озлобление и ненависть, доминируют в их оценке чиновной бюрократии.

Переломить настроения в обществе косметическими полумерами не получится. А можно ли провести перемены, которых ожидает и требует народ? Несомненно, да! Пример Саакашвили показывает, что для этого нужна только сильная политическая воля. Надо признать, что пример Саакашвили показывает возможность достижения достаточно быстрого и эффективного результата в борьбе с коррупцией и криминалом.

Россия при этом не нуждается в финансирования проекта каким-нибудь Соросом, а значит результаты будут необратимы.Почему, к примеру, грузинские криминальные авторитеты оседлали Россию? Самое позорное, что сей факт не является ни для кого секретом: ни для силовиков, ни для прессы, ни даже для общества.

Позвольте не поверить, что с этим явлением невозможно справиться. Вне всякого сомнения, все дело в тотальной коррумпированности силовых структур и чиновников. А разве является большим секретом образ жизни чиновников всех уровней и мастей? Это давно уже секрет Полишинеля.

Вот почему общественность с такой настороженностью относится к программам борьбы с коррупцией, которые ныне инициируются властью. Думается, нужна максимальная прозрачность и честность в работе всех властных структур, и тандему надо это учитывать в дальнейшем.

Многие приходящие во власть сразу же забывают о том, что, как это ни странно, народ ничего так не жаждет, как правды.Будем все-таки предполагать и надеяться, что Путину достанет политической воли, чтобы совершить обещанное. Если надежды сбудутся, то следует ожидать серьезных перемен в жизни России и россиян.

Можно предположить, что перемены затронут и все пространство СНГ.

В случае же невыполнения обещаний России грозит новая смутная пора, и результаты ее будут непредсказуемыми не только для россиян.

Несомненно, предполагаемые российские реформы должны самым серьезным образом сказаться на политике России в регионе Центральной Азии, равно как и на политике самих стран Центральной Азии.

Прежде всего, это коснется русских в ближнем зарубежье. Как бы ни надували щеки самостийные государства региона, никуда не уйдешь от факта привязанности их политики к политике России.

По прошествии уже 20 лет независимости стало очевидным, что в политике государств региона присутствуют разнонаправленные тенденции.

Это живо иллюстрируется поговоркой о чемодане без ручки: «и бросить жалко, и тащить тяжело». Между странами региона существует море проблем, которые сами они решить не в состоянии. Многое тянется из прошлого, что-то возникло уже в наше время. Советская власть железной рукой душила многие конфликтные моменты.

Однако в новейшие времена в странах региона быстро возродились архаические традиции, произошел возврат к родоплеменным и феодальным форматам. Поначалу все это воспринималось на ура, как признак национального возрождения, а теперь сами титульные этносы начинают все больше страдать от выбранного формата развития.

В качестве примера можно привести кражу невест в Киргизии, что приобрело массовый характер и превратилось в национальное бедствие (проблему уже обсуждают в парламенте страны).

А в Казахстане проблема родоплеменного деления привела к тому, что сами казахи не могут консолидироваться в единую нацию. Дело уже дошло до того, что некие ученые мужи предлагают легализовать законодательно родоплеменное деление казахов.

Можно определенно говорить, что до сих пор политика России в регионе была не только не вполне успешной, но и зачастую недостаточно профессиональной. Что касается нынешнего восприятия стран региона в России, то оно неоднозначное. Для массового обывателя и некоторых политиков наш регион ассоциируется в основном с дынями, наркотиками и гастарбайтерами.

Дело в том, что российская общественность и политические круги продолжают по инерции воспринимать новые государства, чуть ли не как прежние советские республики. А между тем изменилось очень многое, если не все. И прежде всего изменилось отношение к России и к русским.

Доминирует странная смесь нелюбви и даже порой ненависти к России с одновременным желанием что-то урвать от нее. Повсеместно практикуется обвинение России и русских в колониализме. Соответственно, становится обычной практика восхваления персоналий вроде басмаческих курбаши или фашистского прихвостня Мустафы Чокая.

Странно при этом, что Россия не только не борется с подобными историческими загибами, но фактически их поощряет. Разумеется, национальные государства имеют полное право поднимать на щит кого угодно, но это вовсе не означает, что российские политики должны беспрекословно принимать как должное искажение истории и унижение своих собственных героев.

Есть примеры странной политики и в культурной жизни. Известная в узких кругах таджикская поэтесса прославилась оголтелой русофобией, вплоть до призывов к физическому уничтожению русских. И что же?

Преспокойно переселилась в Москву, обласкана властями и культурной интеллигенцией и живет себе припеваючи. Не менее характерный пример – Мухтар Шаханов, являющийся лидером и знаменем казахских националистов. Между тем поэт-националист принят и обласкан в России, переводится, награждается и тому подобное.

А ведь это – ярый враг русского языка и обличитель «проклятых колонизаторов». Все это вызывает горестное недоумение у друзей России, коих пока еще достаточно в странах региона.

Как же надо не уважать свою страну, чтобы вести подобную политику в Центральной Азии!

Недаром местные элиты презрительно посмеиваются над Кремлем.

По истечении 20 лет независимости ситуация в странах региона сложилась предсказуемая, немногим отличающаяся от других постколониальных стран мира. Все советское наследие разграблено и разрушено, социальные проблемы обострены до предела. О состоянии экономики можно судить по количеству гастарбайтеров.

Даже Туркмения, казалось бы, «золотая диктатура», экспортирует полурабов, но только в восточные страны. Самой преуспевающей стране региона, Казахстану, не удается прикрывать бреши в экономике и социальной политике с помощью привычного пиара.

В последнее время в Киргизии и Казахстане происходит нарастание националистических настроений. Если говорить о минувшем годе в Казахстане, то он прошел под знаком организованных Шахановым всевозможных националистических акций. Все они были направлены против русского языка, интеграции с Россией и тому подобного.

Чего стоит письмо 138 представителей интеллигенции с требованием изменения Конституции страны в ущерб русскому языку и угрозами в сторону власти? Благо Назарбаев наконец осознал, что пестуемые им националисты угрожают его же власти.

Киргизию, которая прежде всегда отличалась толерантностью и доброжелательностью, в последнее время захлестнула волна национализма; реальной стала угроза исламского экстремизма.

И если в Казахстане вроде бы опомнились на фоне терактов и кровавых социальных волнений прошлого года, то в Киргизии пока больше разговоров, чем реальных дел. Пока что излюбленные темы политиков – это легализация многоженства и уже упомянутая нами кража невест.

Среди прочих проблем слабым звеном остаются межгосударственные конфликты, которые в новейшие времена расцвели пышным цветом и, похоже, не могут быть разрешены самостоятельно. Обостряются и межнациональные конфликты, которые также имеют глубокие исторические корни.

Ожидалось, что с избранием Атамбаева президентом страны начнется оздоровление политического климата, и, как следствие, оживление экономики. Многого ждали от визита Атамбаева в Москву. Однако пока больше вопросов, чем ответов. Странно, что Атамбаев первым делом поехал в Турцию, где сделал ряд неоднозначных заявлений.

Непонятна и политика Атамбаева по отношению к России. Вроде всем ясно, что выйти из кризиса Киргизия в состоянии только с помощью России, но что мы видим? В стране усиливается «великодержавная» риторика. Одно дело, когда этим грешат деятели культуры, другое – когда этим «заболевают» политики. Прием понятен: голодные спазмы желудка пытаются перекрыть зомбированием мозгов.

Впрочем, великодержавная риторика характерна для всех государств региона. И это усиливает напряжение, поскольку все народы региона претендуют зачастую на одних и тех же великих предков и на одни и те же территории, как на исконные земли обитания.

В принципе все государства Центральной Азии оказались, в той или иной мере, несостоятельными в построении государств современного типа. До сих пор в тех же Казахстане или Киргизии весьма далеки от создания единой титульной нации. А что уж говорить о создании гражданского общества!

Вот на этом фоне и проистекает жизнь русских сообществ в регионе. Жаловаться на такую жизнь, с одной стороны, бесполезно, а с другой – русские в Средней Азии по большому счету приучены выживать генетически. Мы, конечно, не евреи, являющиеся мировыми чемпионами успешного выживания, но все-таки поколения предков тоже что-то нам передали.

Именно поэтому лейтмотивом просьб и требований русских к правительству России остается желание получить беспрепятственное право на гражданство. Все остальное мы преодолеем сами. Будет помощь – спасибо, нет – сами выживем.

Ведь за годы независимости из региона выехало самоходом не менее 6 миллионов человек.

Назовите другой народ, который так мужественно и стойко перенес подобную трагедию. Приведите пример успешного перемещения огромных масс людей за короткий период фактически без всякой поддержки со стороны государства.

При этом российские чиновники не только не помогали, но еще и хорошо «наварились» на проблемах и бедах переселенцев. Никто не озаботился подсчитать, какие огромные ресурсы привезли с собой переселенцы. Даже просто материальные. Ведь самостоятельно приобрели жилье, работают, платят налоги. И все это на фоне уменьшения населения России.

А человеческий материал наш регион поставляет отменный: народ все больше трудолюбивый, малопьющий, да и моральные принципы покрепче будут. К тому же «наши русские» отличаются толерантностью, как в межнациональном плане, так и в религиозном отношении.

Как видится перспектива русского сообщества в странах Центральной Азии в свете переизбрания Путина президентом России?Прежде всего, отметим, что Путин пользуется у русских в странах региона большим авторитетом, и в отличие от той же Англии, где русские не дали при голосовании большинства голосов, в нашем регионе Путин получил процент голосов значительно больший, чем в России.

С одной стороны, это своеобразный «чистый вариант», без большого оппозиционного прессинга, а с другой – Путин оказался первым правителем России, который официально и публично признал нас как соотечественников. А это дорогого стоит на фоне того, что никогда в истории ни цари, ни генсеки не признавали многочисленных эмигрантов за своих.

Тот же Ельцин любил «побешбармачить» в здешних краях, но об участи русских даже и не вспоминал. Именно на период его правления приходится основной вал выезда русского населения из стран региона.

Важным фактором является и присущая русскому народу вера в доброго царя. Что поделаешь, таков уж наш неистребимый менталитет!

Несмотря ни на что, продолжаем верить, что царь-батюшка прознает про наши беды и все исправит одним махом. Между тем ожидать чудес не стоит в принципе. Да, продекларировано много чего в ходе предвыборной риторики.

Во-первых, начал работу Фонд защиты соотечественников, создание которого давно уже ожидалось. И само по себе это неплохо, но гладко было только на бумаге. Во-вторых, весьма оптимистично выглядит назначение Дмитрия Рогозина вице-премьером. Все-таки это опытный политик нового поколения, государственник, интеллектуал, говорит на пяти языках, доктор наук и т.д. и т.п. К тому же, он знает правила игры на Олимпе…

Главным позитивным фактором должно явиться решительное изменение внутренней и внешней политики России. В том случае, если Путин действительно пойдет на решительные меры по борьбе с коррупцией и на другие продекларированные шаги; если действительно Рогозину удастся выполнить свои обещания по укреплению обороноспособности России, и при других «если» – изменение политики по отношению к русскому зарубежью должно произойти почти автоматически.

Ведь здесь традиционно любят сильных и богатых. А значит, и русским в регионе полегчает.

Что касается самих русских, то здесь ситуация двойственная. В абсолютном большинстве русские хотели бы продолжать жизнь на своей малой Родине, и это факт.

Здесь мы родились, здесь родные могилы, здесь выросли наши дети. Но ситуация становится тревожнее с каждым днем. Приходится как-то приспосабливаться.

В Киргизии, например, создана «Ассоциации гильдий соотечественников», которая объединяет большинство эффективных производственников и предпринимателей.

Ассоциация становится эффективным партнером государства, за последние пять лет компаниями, входящими в ассоциацию, было инвестировано в экономику республики более 7,5 миллиарда сом, что составляет порядка 8% от общего объема инвестиций в стране. Кроме того, в ближайшее время планируется дополнительно инвестировать 1,5 миллиарда сом.

Если Россия не будет уклоняться от сотрудничества с соотечественниками, то у нас очень неплохие перспективы. Следует отметить, что свою деятельность Ассоциация строит на базе делового подхода без различия по национальному признаку.

Кроме того, в Киргизии прошедший год дал позитивный опыт участия русского сообщества в политической деятельности в составе партии «Замандаш-Современник» совместно с кыргызами и представителями других национальностей. Мы надеемся, что этот пример подвигнет соотечественников к более активной гражданской позиции, чего нам на сегодня так не хватает.

В то же время сложная внутренняя ситуация привела к тому, что поток переселенцев в Россию возрастает.

Серьезным препятствием являются две причины: трудности с российским гражданством и серьезные проблемы с жильем в России.

Как правило, цены на жилье в Киргизии, даже в Бишкеке, несравнимы с российскими. И даже казахстанцы, которые прежде проще решали жилищный вопрос, на сегодня испытывают затруднения в силу падения рынка жилья в Казахстане.

И все же повторюсь: главное, чего ждут русские в странах региона – это возможность получить гражданство по запросу. В этом случае мы можем спокойно работать, собирать деньги и, в случае необходимости, более или менее спокойно перебираться в Россию.

Ведь в 2010 г., когда количество переселенцев из Киргизии в Россию выросло скачкообразно до 50 тысяч человек, Россия не почувствовала никакого бремени. Наш народ достаточно спокойно переехал, без проблем для Родины предков.

В завершение хотелось бы затронуть некоторые мифы, которые сознательно или невольно муссируются в странах региона и в самой России. Прежде всего, миф о «пятой колонне» в лице русских и сопрягающийся с этим мифом тезис о русских, которые могут служить опорой для России в регионе.

Оба этих мифа абсолютно лживы и наносят большой вред русскому сообществу в странах региона. Миф о пятой колонне усиленно «впаривается» националистами всех мастей. Не забудем, что и американцы, с подачи Бжезинского, видят в местном русском населении главное препятствие для своей экспансии в Центральной Азии…

А между тем именно русское население является самой политически стабильной и лояльной к власти частью населения, и это факт несомненный.

Не менее идиотскими выглядят призывы российских политиков к русским не уезжать из региона. Мол, вы в этом регионе – наша надежда и опора. Такие заявления делаются от недостатка ума и профессионализма.

Никогда, за два десятка лет независимости, Россия ни сном ни духом не пыталась хоть как-то опереться на русское сообщество в странах региона.Более того, русский бизнес дискриминирует своих соотечественников при приеме на работу. И это при том, что русские являются наиболее грамотной и трудолюбивой частью населения.

Иностранные компании охотно берут русских на работу, а российские – с точностью до наоборот. Никогда и нигде не декларировалось преимущественное право русских в чем-либо или на что-либо. А вот евреи, например, прямо следуют принципу протекционизма и даже обслугу на торжества предпочитают нанимать по рекомендации «своих».

Существует и другие мифы в отношении русских. Это, в значительной степени, объясняется отсутствием у них своих средств информации.Темы русского патриотизма, русского достоинства и просто русской гордости остаются вне сферы интересов и даже понимания российских журналистов. Эта проблема, как известно, волнует русских и в самой России.

Остается надеяться, что реальные перемены действительно начнут происходить. По крайней мере, накал протеста в России не снижается. Протест стал менее массовым, но более злым. И России, и всем нам будет на пользу, если российский переформатированный тандем будет эффективен.

Станислав Епифанцев, «Столетие»

23.03.2012


Русские ждут перемен

С.Епифанцев