Путь интеграции и сближения


Путь интеграции и сближения


О том, как вернуть утраченное с распадом СССР чувство общности русскоязычных людей, размышляет президент международной общественной организации «Фонд ОКА», доктор политических наук Татьяна Полоскова.

Одним из глобальных последствий, пожалуй, самой болезненной в ХХ веке перекройки геополитической карты стало то, что огромное количество наших соотечественников оказалось за рубежами России, страны, которая по определению является центром Русского мира. Однако они продолжают находиться в «зоне притяжения» русской культуры.

– Существует много определений термина «соотечественник». Но даже то, которое записано в российском законе о соотечественниках, допускает широкое толкование. Как бы Вы определили это понятие?


Путь интеграции и сближения


– Я полагаю, что термин, который закреплен законодательно, как бы он ни толковался, все равно останется термином. Реально влиять ни на качество наших отношений с зарубежными соотечественниками, ни на эффективность работы в данном направлении этот закон не будет никогда.

Дадут ли России реализовать принятый в их отношении закон или нет, зависит от властей стран проживания соотечественников, то есть тех, кто в этнокультурном смысле отождествляет себя с русским народом, считает себя частью Русского мира – я так вижу это определение.

– Как Вы считаете, в какую сторону меняется положение русскоязычного населения в Латвии, Литве и Эстонии?

– Прибалтика сегодня и Прибалтика середины 2000-х – это качественно разные ситуации. Что касается наших соотечественников, то никаких реальных шагов для того, чтобы эти люди могли получить на равных условиях гражданство, ни в Эстонии, ни в Латвии не сделано. Межобщинный конфликт не решен. Он только нарастает.

А последние события в Латвии, когда власти фактически проигнорировали волю не только русских граждан, но и латышей, не допустив во власть представителей партии, победившей на выборах… Это что – и есть европейская модель демократии? Это полное банкротство власти.

Референдум по русскому языку – только начало реальной консолидации русскоязычного населения Латвии и тех представителей титульной национальности, которые не приемлют политики властей страны по отношению к собственному населению.

Идеологи прибалтийской независимости вместо национальных государств, освобожденных от советского наследия, в том числе в виде русской культуры, русского языка, получили проблемную экономику, рост миграции из страны сначала в благополучный Евросоюз, а теперь уже многие стремятся и в Россию.

Прибалтика может повторить судьбу стран Западной Европы и превратиться в регион, где латыши, эстонцы, литовцы и русские окажутся в реальном меньшинстве. Возникает вопрос, в том числе, у титульной молодежи: ради чего был весь сыр-бор?

– Директор Института Русского зарубежья Сергей Пантелеев утверждает, что положение русских в ближнем зарубежье в целом хуже, чем в дальнем. С чем это связано и в какой стране это положение хуже всего?

– Это в принципе несравнимые вещи – русские в ближнем и русские в дальнем зарубежье. В дальнее зарубежье люди уезжали сами. Если говорить о последних десятилетиях, то уезжали нередко с ненавистью к России.

И уж если начистоту, то многие из этих людей восприняли события 2007 года (а именно тогда Правительственная программа по поддержке соотечественников за рубежом стала распространяться и на страны дальнего зарубежья) как элементарный способ дополнительного заработка.

В России-то рассчитывали, что российская диаспора дальнего зарубежья станет нашим деловым, культурным, общественно-политическим ресурсом за рубежом. А получилось, что мы пошли по пути создания «дополнительных рабочих мест» для тех, кто не нашел себя в эмиграции.

Конечно, есть и активные люди, сохранившие любовь к Родине или хотя бы чувство благодарности. С ними приятно работать, а главное – они поддерживают русский язык и культуру, воспитывают в детях уважение к России независимо от того, будет ли на это бюджетная поддержка из Москвы.

Полагаю, что настало время проанализировать эффективность выделения государственных средств на поддержку российской диаспоры дальнего зарубежья, определив, что дало явный позитив, а на что тратить деньги не имеет смысла. Возможно, лучше потратить их на помощь социально незащищенным слоям наших соотечественников в странах постсоветского пространства.

– Некоторые соотечественники в социальных сетях пишут, что они счастливы, что уехали, и ностальгии по Родине нет никакой. Но, тем не менее, продолжают активно общаться, находясь в русскоязычном информпространстве. Как Вы считаете, что на самом деле движет этими людьми?

– Ну, во-первых, далеко не все из них успешно освоили язык страны их нынешнего проживания и продолжают получать новости из российских СМИ, а социальные сети такую возможность дают.

Во-вторых, в большом количестве стран существует предубеждение против всего, что делается в России, и в местных СМИ объективной информации просто не найти.

В-третьих, переосмысление событий 1991 года происходит не только в России и в СНГ, но и в самых удаленных от нас точках.

К примеру, «Русская газета» Коста-Рики начала, причем совершенно самостоятельно, новый информационный проект, посвященный анализу причин и последствий распада СССР, который вызвал бурную реакцию не только в странах Карибского моря. Многие люди выехали из государств СНГ в лихолетье 90-х, и эта тема – осмысление не только ситуации в покинутой ими Большой России, но в их собственной жизни.

А насчет ностальгии – тут у всех по-разному. Счастье вообще понятие сугубо личное, и мало зависит от того, в какой стране ты живешь. Скорее, от того, насколько ты сумел себя реализовать. Я мало встречала счастливых людей зрелого возраста в новой эмигрантской среде. По одной простой причине: с нуля начинать тяжело даже на Родине.

Если серьезно, то информационные проекты, нацеленные на поддержку развития Русского мира как сети транснациональных гуманитарных, экономических, общественно-политических связей, должны стоять на первом месте, быть приоритетными и в первую очередь получать поддержку от государства, в том числе и бюджетную.

А каким образом можно еще наладить контакты между многомиллионной, социально пестрой, полиэтнической и поликультурной российской диаспорой? Контакты могут возникать только на основе взаимных интересов, и именно русскоязычные (и не только) порталы, сайты, которые создаются нашими соотечественниками и для них, и являются той самой реальной основой объединения Русского мира при всей внешней виртуальности.

В России же в структурах, отвечающих за работу с соотечественниками, нет пока ни полной базы данных на подобные социальные сети, ни стратегии выстраивания отношений с ними. Но ресурс, тем более такой, долго без хозяина существовать не будет. И кто его подхватит, и в каких целях – большой вопрос. Не факт, что это будут люди, желающие добра и России, и нашим зарубежным соотечественникам.

– Чтобы добиться успеха на новом месте, эмигранту нужно ассимилироваться, отказаться от своих корней, если не ему самому, то его детям – точно. Но подавляющее большинство вряд ли хочет стать «Иванами, не помнящими родства». Как разрешить это противоречие?

– Я знаю людей из разных волн эмиграции в странах Западной Европы, которые добились успеха в жизни и сохранили свои русские корни. Все зависит от человека. К сожалению, в эмигрантской среде зачастую просто модно ругать Россию и демонстрировать свою «западность». Почему?

Ну, человеку же как-то нужно оправдать собственный выбор: «Почему уехал-то? А там все плохо». Это детская болезнь первого поколения эмигрантов. Она проходит в следующих поколениях.

Если говорить о государствах постсоветского пространства, где существуют этнократические режимы, как в Прибалтике, или клановая система управления, как в Средней Азии, то там как ни отказывайся от своей русскости, все равно дальше парадной в политику не пустят.

Или пустят в качестве «дежурного русского», чтобы продемонстрировать толерантность.

Это, прежде всего, проблема российской внешней политики. Россия вполне может защитить своих соотечественников, она имеет для этого необходимый ресурс. И все возможности для решения данных проблем в формате диалога давно исчерпаны.

Как и кредит доверия своей власти со стороны представителей титульных наций, которые живут в большинстве своем на грани нищеты. Вся Средняя Азия, Закавказье, Молдавия на работу-то едут в Россию, а не наоборот! Сейчас активно обсуждается возможность привлечения квалифицированной рабочей силы из охваченной кризисом Прибалтики.


Путь интеграции и сближения


Я уверена, что решить проблему наших соотечественников в странах ближнего зарубежья можно только путем создания Евразийского Союзного государства, путем интеграции и сближения. Все остальное – затыкание дыр. И я уверена, что мы станем свидетелями глобальных изменений на постсоветском пространств.

Во всяком случае, именно такой путь развития страны озвучил в качестве предвыборных тезисов Владимир Путин.

Полный текст читайте на портале «Голос России»

02.07.2012

Аркадий Бейненсон, «Голос России»

Журнал «Русский век», № 5, 2012 г.

__________________________________

Мнение Анатолия Лавритова

Интервью Татьяны Викторовны Полосковой вызвала мой интерес, и в своих ожиданиях я не обманулся. Если человек знает свое дело досконально, то его объяснения ситуации и возможных путей выхода ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ СОЗДАВШЕГОСЯ ПОЛОЖЕНИЯ всегда будут компетентными и авторитетными.

«Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник…» Думаю, что эту басню Крылова И.А. помнят многие. Естественно, — из людей старшего поколения!

Татьяна Викторовна точно подметила особенности положения российских соотечественников в Прибалтике, но мне хотелось бы, забегая вперед, сказать ей еще об одной особенности рядов Движения соотечественников.

В них есть и организации российских граждан, причем числом немалым: более 170 тысяч их состоит на консульском учете, как постоянных жителей Эстонии, Латвии и Литвы.

А весь парадокс в том, что отнести их к составляющей «мягкой силы» в международной политике нельзя — из-за того, что их деятельность больше нацелена на выяснение отношений с собственным государством и его чиновниками.

А потому им практически не уделяется никакого внимания и заботы, не говоря уже о каком-то представительстве в координационных советах или комиссиях при Посольствах. Представлением их интересов занимаются иностранные граждане!

Кто-нибудь помимо г-на Паневкина И.К. займется их защитой в этих вопросах?

Т.Полоскова