Послесловие к интервью…

Tihonjuk

От редакции сайта. Мы предлагаем нашим читателям заключительную часть  материала  писателя из Эстонии Михаила Петрова, которая в одинаковой мере применима к судьбе школьного образования на русском языке в Латвии и Литве. Какие бы общественные структуры ни пытались изменить положение, притормозить развитие негативных тенденций в воспитании и развитии детей национальных меньшинств, бездушная государственная машина продолжает двигаться в избранном направлении. В связи с этим понятие «Русская школа» вообще не должно употребляться.

***

Интервью с Тамарой Тихонюк: «Мне очень жаль, что я агитировала людей за эту организацию» (извлечения — ред.)

Беседовать с теперь уже бывшей активисткой НКО «Русская школа Эстонии» Тамарой Андреевной Тихонюк, искренним и умным человеком, собеседником, удивляющим независимостью и непосредственностью суждений, доставляет настоящее удовольствие, хотя повод не из самых приятных…

— У НКО «Русская школа Эстонии» в том виде, в котором оно существует сегодня, есть перспектива?
— Ноль.
— Однако!
— Вот о чем напишите отдельной строкой и большими буквами:
МНЕ ОЧЕНЬ ЖАЛЬ, ЧТО Я ЛЮДЕЙ АГИТИРОВАЛА ЗА ЭТУ ОРГАНИЗАЦИЮ.
МНЕ ОЧЕНЬ ЖАЛЬ, ЧТО Я ОБМАНУЛА ТЕХ, КТО ДАЛ СВОИ ПОДПИСИ (собрали 36 тысяч подписей).

***

Писать послесловия к интервью – последнее дело, но, видимо, смотря к какому.

Неподдельная боль Тамары Тихонюк за русского человека заставляет задуматься не только о том, как с нами поступают продвинутые соплеменники, но и о том, что в головах у нас туман, да не просто туман, а туман в потемках. И всякого, кто пытается подобно горьковскому Данко рассеять тьму биением собственного сердца, в лучшем случае изгоняют, а в худшем обвиняют во всех смертных грехах. Тамара Тихонюк сильный человек: не поступилась убеждениями и хунта, чувствуя свою слабость, изгнала ее.

Идея русской школы – нашего последнего всё! – отзывается набатом в каждом русском сердце, но язык обучения сам по себе ничего не говорит о национальном характере образовательного процесса. Известна шутка академика Михаила Лазаревича Бронштейна на тему того, что самая русская школа в Эстонии – это еврейская гимназия, в которой все предметы преподают на русском языке. Значит, язык обучения – это еще не дух школы.

В Эстонии никогда не было истинно русской школы, посему нет истоков, к которым можно возвратиться на справедливых основаниях. Нынешняя иноязычная эстонская школа наследовала школе советской. Пожалуй, что и в многонациональной России нет сегодня русской школы, а есть российская, что далеко не одно и то же.

Много раз пытался привить в общественном сознании простую мысль о том, что образование – это ограниченный государственный ресурс. Государство само решает кому, какого и в какой форме образования отпустить, и никакие гражданские объединения ему не указ.

С другой стороны, ну, позволят нам когда-нибудь сохранить в школе русский язык обучения, но дух в ней будут насаждать эстонский, учить по эстонским учебным программам и в полном соответствии с эстонской государственно-исторической доктриной, включающей Освободительную войну, ненавистный пакт Молотова-Риббентропа, две оккупации, две депортации, колонизацию, насилие, незаконную миграцию, русификацию, Поющую революцию, и прочая, и прочая, и прочая. Вам от этого будет легче? А ведь это и есть полная и окончательная сдача всех национальных позиций.

Между тем простое увеличение количества русских детей в эстонской национальной школе заставит учителей осторожнее оперировать с некоторыми историческим событиями и оценками под угрозой нажить в школе межнациональный конфликт с  кровавым мордобоем. Изменится языковой баланс, станет меньше ксенофобии, интеграция станет естественной, а не вымученной. То, что должно ассимилироваться, ассимилируется, а то, чему достаточно простой интеграции, интегрируется, но только не мешайте естественному течению процесса!

Экономика и политика Эстонии буквально основаны на отношениях одноклассников и однокашников. Поставьте себя на место молодого человека, отучившегося на русском языке и вступающего в жизнь страны, без собственных горизонтальных и вертикальных связей в эстонском обществе. Поставили?

А теперь ответьте себе, за что вы его так ненавидите, что грузите его проблемами, которые должны лечь в могилу вместе с вами. Ваши терки с эстонским государством, это ваши терки и весьма хреновое наследство для детей и внуков. Пусть они сами набьют в этой жизни собственные шишки, а не проклинают м…в родителей, которые сподобились родить их в Эстонии.

Две параллельные системы образования нищему эстонскому государству в условиях глобального экономического кризиса просто не потянуть, но признать это мешает феноменальная гордость и тупость государственных деятелей и чиновников в сочетании с не менее феноменальной гордостью и тупостью вожаков русской общины. Например, таких, о которых рассказала Тамара Тихонюк.

Господа «вожаки», когда через пару-тройку лет не станет учителей, сегодня еще обеспечивающих учебный процесс в иноязычной школе, что делать будете? Уповать на российскую помощь? На Евросоюз? А на каких основаниях? А ведь рано или поздно придется признать собственный кретинизм. Уж лучше рано.

Граждане Российской Федерации, испытаете ли вы гордость за то, что вашего ребенка – гражданина России воспитали русофобом местные «русские» учителя в «русской школе», но по эстонским программам? Может быть, все же стоит потребовать от российского и эстонского государства  учредить систему российских лицеев в Таллинне, Тарту, Пярну и Нарве? Вы же имеете на это законное право, как граждане РФ и налогоплательщики ЭР. Средства, которые успешно разворовывают сегодня в «правозащитной деятельности», с  бóльшим толком можно вложить в образование граждан России, в развитие человеческого ресурса.

В иноязычной эстонской школе сегодня учатся дети из нескольких национальных общин. Что если мы завтра заведем вместо нее «русскую школу», то им куда деваться? Создавать школы украинские, белорусские, армянские, азербайджанские, татарские, и т.д.?

Сложилась глупая ситуация, при которой требование вернуть нам «русскую школу», которой у нас никогда и не было, смердит великорусским шовинизмом, а утверждение о том, что русские дети не способны учиться в эстонской школе, потому что им язык, видите ли, не дается, махровым расизмом.

Это я к тому, что нынешняя ситуация с образованием в русской общине и шире – в Эстонии сложилась катастрофическая.  К 2015 году из 240 гимназий в Эстонии останется только 80, что резко ограничит доступ к высшему образованию. Об этом надо печалиться вместе с эстонцами, а не трясти по любому поводу, как козел яйцами 37-й статьей Конституции Эстонской Республики.

Ну, нет у нас школы для русского национального меньшинства, потому что нет Русской культурной автономии, для которой не позволили даже составить списки правопреемных граждан русского происхождения, в русской общине единственно имеющих по закону право на получение статуса национального меньшинства. А на нет и суда нет.

Ну, не будет президент Эстонии принимать петиции от граждан России, лиц без гражданства и лиц, натурализованных в эстонском гражданстве, на том простом основании, что они решили самовластно присвоить себе статус национального меньшинства.

Даже из этого беглого описания ситуации видно, что единого – универсального решения образовательной проблемы нет, и не будет, что решать накопившийся ворох проблем нужно вместе с эстонцами, а не отдельно от них. Жить следует в правовом государстве и по закону, а не по понятиям сомнительного свойства.

Михаил Петров

На фото: автор статьи (справа) с представителем КСРСЭ и НКО «Русская школа Эстонии»

MPetrovKornil