Образовательная реформа по-латышски

Образовательная реформа по-латышски

 

Крик души русской мамы: —Я готова повеситься на березе от латвийских учебников…

**********

 

В Латвии полным ходом продолжается реформа образования, главным итогом которой должен стать перевод русских школ на латышский язык обучения. Языковой аспект школьной реформы в Латвии в последние годы обсуждался в первую очередь, однако другие нововведения в образовательном процессе тоже вызывают ожесточенные споры.

В частности, у латвийских родителей накопились вопросы к новым школьным программам и учебникам для детей. Об этом аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказала мама ученицы четвертого класса одной из школ Риги Наталья.

— Я не могу сравнивать систему образования Латвии, например, с системой образования в Зимбабве, зато могу сравнить с тем, что было совсем недавно. Я отлично помню времена, когда сама училась в школе. Я не беру поколение моих родителей — они учились не здесь, да и тогда был Советский Союз. Я же закончила школу в 2005 году.

То, что происходит сейчас, меня не просто удручает — я готова повеситься на ближайшей березе. Те учебные пособия, которые я вижу, совершенно бессистемны. Они с каждым годом становятся все хуже и приводят меня в состояние ступора каждый раз, когда я их открываю и пытаюсь помочь своему ребенку разобраться с темой. Нет ничего хорошего от слова «совсем». Есть только приличные учебники по английскому, но это потому, что они не наши, латвийские, а составлены в Оксфорде.

Я отлично помню, что латышский язык мы, русские школьники, учили достаточно прилично, и к пятому классу у нас появлялись кое-какие знания. Это не значит, что мы могли перейти на образование на латышском, но уже в шестом классе мы писали хорошие сочинения.

Образовательная реформа по-латышски

 

Сейчас же мой ребенок в четвертом классе. Устный язык на нуле. Я не могу винить в этом педагога, потому что я вижу эти учебники — в них напрочь отсутствует системный подход, они дефективны по сути своей.

Нет элементарных примеров. Есть только текст и сноска — как переводится слово. Переводится только глагол в третьем лице. Ребенок не знает, как звучит инфинитив, не понимает, что есть однокоренные слова.

А ведь это учебник, одобренный Министерством образования, которое на словах ратует за то, чтобы все школьники владели латышским языком на высоком уровне. Но с такими учебниками это просто невозможно.

Природоведение — это атас. Школьники скачут по темам. Одна неделя — размножение растений, вторая неделя — электричество, еще через неделю — фауна Латвии, а в конце месяца — поделки из коробок. А следующий месяц — человек и обмен веществ.

Старый советский учебник естествознания — это настоящий шедевр по сравнению с современными экспериментальными пособиями. Сейчас открываем учебник по природоведению, а там — чашелистник, тычинка, пестик. Зачем, скажите на милость, детям в четвертом классе знать курс ботаники за шестой класс? Кто разработал эту методику? Тут же рядом и про половое размножение. Дети в десять лет не понимают и не хотят понимать, что это такое.

Самый главный вред для школьного образования исходит от таких порочных учебников. И они с каждым годом становятся все хуже.

Конечно, и у нас в 2000-е годы было не все идеально, но я снимаю шляпу перед нашими учителями, которые добросовестно объясняли нам все по-человечески. Мы учились «втихаря», по классическим методикам. Я не буду комментировать, что это за школа. Мне не хотелось бы называть школу и имена учителей, потому что понимаю, в какой стране мы живем, и я не удивлюсь, если у нас начнут штрафовать задним числом.

Мы учились еще по советским учебникам, хотя тогда уже были официально одобренные, экспериментальные. Некоторые мы открывали, некоторых даже не касались. К счастью для нас. Педагоги знали, как учить, и учили фундаментально.

Одна из наибольших бед в нашей системе образования — это то, что нельзя пользоваться старыми классическими учебниками. И хочется сказать: ребята, ну что вы мучаетесь, ведь все уже изобретено и придумано до вас. Если появились какие-то дополнения, то они минимальны — и учитель всегда может раздать их на рабочем листе. Есть прекрасные, многократно проверенные временем пособия по русскому, латышскому, физике, химии, биологии, географии, истории — оставьте их детям! Дайте детям возможность учиться по тем учебникам, на которых выросли их родители.

Образовательная реформа по-латышски

 

Но я понимаю, что надо кому-то из года в год писать новые учебники, получать субсидии, соответствовать новым «европейским стандартам». В результате мы стремительно скатываемся в пропасть.

Смотрите, даже по математике есть гениальный учебник, составленный советским педагогом-методистом Людмилой Георгиевной Петерсон, на котором выросло несколько поколений наших людей. Зачем пытаться улучшать то, что и так идеально? Неужели наши доморощенные составители учебников полагают, что способны переплюнуть Людмилу Петерсон, Наума Виленкина, Георгия Дорофеева? Или ими движет корыстный интерес? Ну тогда так бы и говорили, а не вводили широкую общественность в заблуждение.

Я знаю, что сейчас есть школы, которые тайно, из-под полы используют «нелегальную» учебную литературу. Слава Богу, что такие школы есть.

Мы, бывает, открываем с ребенком такие старые учебники и видим, какие интересные задания, как увлекательно все описывается, каким простым человеческим языком излагаются, в общем-то, сложные вещи. Да что там дети — мы с мужем «зависаем» над этими учебниками. Моя мама нашла старые книги, и мы заказали их домой.

Но представьте себе — если дома с ребенком родители дополнительно осваивают программу по математике, то сколько времени они вынуждены тратить на то, что должна делать школа? А ведь ребенок должен еще заниматься пением, танцами, спортом, а потом еще и погулять, пообщаться с друзьями.

Про перевод всех русских школ на латышский язык я вообще промолчу.Только ленивый не понимает, что было совершено преступление против наших детей.

Какие альтернативы? Честно говоря, в настоящее время я не вижу никаких альтернатив. Можно, конечно, рассматривать идею российского дистанционного обучения, но там есть свои недостатки. В любой момент могут заявить, что образование нужно получать только в аккредитованных в ЕС учебных заведениях, поэтому родители стараются не афишировать то, что они своих детей перевели на обучение в российской школе в онлайн-формате.

С точки зрения системности там все в порядке. Минус — это отсутствие классической социализации. Они задают вопросы в чате, и педагог им отвечает, но все уроки дети молчат. Нет живого общения. Отсутствует живая реакция. А это важно — формулировать свои мысли. Устно высказываться, на вопросы отвечать. Наверное, это тоже не вариант. Как выразилась одна мама, это лучшее из худшего.

Нет сомнений — образование должно быть только на родном языке и на основе родной культуры.

Но при безупречном преподавании латышского. У нас была чудесная учительница латышского языка. Даже те, кто имел не очень высокий балл, потом прекрасно отучились в своих колледжах на латышском. У меня были однокурсники-латыши — я из своей русской школы им правила грамматику. У нас был очень высокий уровень.

Да, такие замечательные педагоги у нас и сейчас еще есть. Остались единицы, которые понимают, как правильно преподавать латышский язык как неродной. Парадокс — часов латышского языка в неделю у детей сейчас очень много, а знаний очень мало. И это повсеместная тенденция. Значит, что-то не так с системой.

А перевести всё на латышский язык — это значит обречь ребенка на то, что он не будет понимать ничего ни по одному предмету.

Я вижу детей из старших классов — у них отсутствует мотивация. Они сидят на уроке, половину не понимают. Им становится неинтересно, они в итоге отключаются — и правильно делают. Как они могут сидеть и вникать, если просто не понимают слова, речь?

Я до сих пор не понимаю, как такой интереснейший предмет, как природоведение, можно превратить в ужасную тягомотину. Его не любят все дети, его не любит вся школа. Особенно если учитель ведет урок по учебнику. Вот если бы он, как делали наши педагоги, отложил в сторону учебники и вел предмет так, как считает нужным, то дети бежали бы на этот урок.

Альтернативу я вижу только одну — чтобы дали возможность открыть школу, в которой дети учились бы на родном языке по учебникам из любой страны и из любой эпохи, если это учебники хорошие, достойные.

Правда, делать это у нас никому не выгодно — тогда местные государственные школы сразу опустеют. Вот если бы было найдено помещение, там собиралось бы по пять-десять человек, и они сидели бы перед большим экраном на полстены и учились на онлайн-платформе российской школы, и у них были бы перемены, они бы общались друг с другом, обсуждали пройденное. Это было бы сотрудничество.

И был бы один взрослый человек, учитель, который на месте курировал их, следил, чтобы включали камеру и не залезали в телефон, а заодно отвечал на вопросы и направлял в учебе. И этот человек, находясь в классе и прослушивая видеоурок, сам мог бы задавать детям вопросы и проверять их знания. Чтобы дети учились формулировать свои мысли. И все было бы по лицензии, официально.

Но это надо найти родителей, помещение, человека, найти средства для обеспечения такой образовательной модели. Это все стоит денег. И к тому же следует найти хороших учителей латышского языка и английского языка, потому что российская школа, конечно, очень хороша, но английский язык в ней зачастую преподают довольно слабо. Что делать, так уж повелось.Конечно, это идея утопическая, я это все признаю.

Правда, сейчас говорят, что и в России уровень школьного образования снизился, но даже если это и так, то все равно между ними и нами пролегает пропасть.

Образование в России и в Латвии — это не просто две большие разницы, это земля и небо. Иногда я чувствую себя рыбой, бьющейся об лед. Иногда можно договориться с педагогом, но ведь мы понимаем, что педагог очень рискует. Ведь неизвестно, какими окажутся родители, и если мама или папа куда-то «настучит», то такой педагог потеряет работу.

Молодые педагоги уже не хотят рисковать. А педагоги старшего поколения еще готовы рискнуть, хотя многие уже откровенно мечтают доработать до пенсии. Особенно страшно постепенное выдавливание русского языка из школы на всех уровнях.

В первом классе русский язык и русское чтение уже совмещены, это один и тот же предмет, и на все выделяется только три часа. Если это не неприкрытое принуждение к ассимиляции, то тогда что?Как за три часа в неделю педагог может научить ребенка писать, читать, думать, рассуждать, делать выводы на родном языке? О чем здесь можно говорить?

Образование в Латвии — это непреходящая боль. Я, честно говоря, не верю, что что-то можно будет всерьез изменить.И я не удивлюсь, если власти придумают что-то еще и вообще запретят русским детям изучать родной русский язык, низведя его до уровня второго иностранного.

Издевательство не знает границ, особенно если мучитель входит во вкус — это закон психологии. Я знаю людей, которые уехали отсюда именно из-за образования. Кстати, в ту же Беларусь, где и зарплаты ниже, и не в евро, но зато там образование сохранилось на высоком уровне.

Эти люди сделали выбор в пользу детей, в пользу образования в ущерб своему материальному положению. И это, на мой взгляд, правильный и оправданный выбор. Выбор в пользу будущего.

10 октября 2021г.

Александр Филей

https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/20211010-krik-dushi-russkoy-mamy-ya-gotova-povesitsya-na-bereze-ot-latviyskikh-uchebnikov/