ОБРАЗОВАНИЕ РОССИИ ПЕРЕД ВЫЗОВОМ ХХI ВЕКА


ОБРАЗОВАНИЕ РОССИИ ПЕРЕД ВЫЗОВОМ ХХI ВЕКА

Есть глобальные проблемы современной истории, которые могут быть решены только совместными усилиями если не всех государств, то, по крайней мере, наиболее развитых стран мира. А есть проблемы, которые могут решаться только отдельным обществом.К первым проблемам относятся проблемы всеобщего мира, мировой торговли, борьбы с терроризмом, проблемы экологии, всемирного потепления и т.п. Россия, участвуя в решении этих проблем, должна ориентироваться на сотрудничество с другими странами.

А есть проблемы, которые касаются не только России, которые также глобальны, но решаться они могут только конкретным обществом. Например, проблема развития образования, ставшего основой европейской цивилизации. Но образование сегодня стоит перед вызовом. Суть этого вызова — в необходимости изменения ориентации человека в мире, в необходимости формирования нового типа мышления, нового понимания человеком своего места в истории, обществе и мире.

Нужно новое мышление

Человек ХХ столетия оказался в совершенно новой для себя предметной среде. Если в момент рождения понятия «культура» этим словом обозначали вторую природу, природу рукотворную, которая существует наряду с природой первой, нерукотворной, то в наш век «вторая» природа уже давно стала и первой, и последней.

Нерукотворная природа на планете Земля оказалась в резерватах — в заповедниках и национальных парках, в Kрасных книгах и зоопарках, в которых она, может так случиться, доживает свои последние дни. Вокруг человека осталась только «природа» предметного мира, который разрастается с невероятной быстротой, порождая все новые и новые предметы и их сочетания.

Глобальная предметная среда требует от человека нового отношения. С ней уже нельзя обращаться так, как человек обращался со второй природой, когда он создавал её, постепенно вводя в её систему новые предметы. Современный предметный мир не дает времени для естественной гармонизации всех своих составляющих.

Кризис предметной среды, проявлением которого выступают различные экологические катастрофы (как природные, так и культурные — когда рушится культурная среда, например среда городов), возникает из-за того, что человек проектирует отдельные предметы по старинке, не задумываясь о том, как они впишутся во всю окружающую среду (как природную, так и культурную).

Современный инженер не может быть проектировщиком этой вещи или этой машины, на что направлена была конструкторская деятельность до сир пор, он должен создать целостную среду, среду обитания и отвечать за нее. Для этого требуется системное мышление, мышление экологическое, более того, мышление аксиологическое.

Мышление не может абстрагироваться от человека, оно должно быть ценностноориентированным. А сформированное действующей системой образования научное мышление, ориентированное на истину, является мышлением абстрактным, ибо берет объект и мир в абстракции от человека и от его конкретной жизни: мир независим от человека, существует вне и без него. И на основе этого абстрактного знания строится предметный мир. Разве удивительно, что этот построенный самим человеком мир оказывается

без человечным миром, миром, абстрагирующимся от человека, т.е. выталкивающим, отталкивающим его от себя.

Современная культура, современная история требуют (это вызов!), чтобы мысль обратилась к человеку, чтобы человек был постоянно в горизонте мысли, чтобы истина не исключала ценность.

Второй пример

Возникла новая социальная ситуация, которая также характеризуется глобальностью общественных связей и прямо ставит человека перед лицом всего мира и истории, даже тогда, когда он и не знает этого. Возникает абсолютно необычная и ранее практически неизвестная обычному человеку нравственная ситуация.

Ранее все моральные ценности и нормы получали свое подтверждение и содержание в непосредственном контакте одного человека с другим, моральный горизонт человека совпадал с границами обозримых результатов его поступков. Он страдал или радовался вместе с теми, кто оказывался в зоне его морального действия. Его совесть (со-ведение, совместное знание) говорила ему голосом другого, которого он знал. Неслучайно хорошо известная и понятная каждому заповедь — возлюби ближнего, как самого себя — построена на апелляции к непосредственному окружению — к ближнему.

А сейчас? Человек может совершить такие поступки, следствия которых либо будут ему неизвестны, либо он их непосредственно не воспринимает. Как быть в этом случае с нравственной ответственностью, если не нарушен никакой закон и человек не несет юридической ответственности? Как поставить «виновника» нравственного проступка, который себя совсем так не чувствует, перед судом совести?

Есть только один способ — горизонт нравственного сознания должен охватывать все человечество. Должно возникнуть сознание ответственности за человечество. Необходимо возлюбить дальнего со всеми его особенностями, которые могут быть совсем не похожи на мои.

Формирует ли современная система образования такой тип мышления, как аксиологическое мышление, такой тип сознания, как сознание глобальной ответственности? Можно с уверенностью утверждать, что нет. Конечно, есть педагоги, которые это делают. Конечно, есть учащиеся, которые этого достигают. И конечно, немало как тех, так и других. Но это происходит не благодаря системе образования, а благодаря конкретным людям и их талантам.

Почему система образования (речь будет идти прежде всего о системе среднего, школьного образования, хотя многое может быть отнесено и к системе вузовского образования), почему сам педагогический процесс этого не реализует? Потому что в его структуру, в его строение, в его архитектонику не встроена эта цель. А устройство образования (устроение, встраивание в него цели) определяется культурой, порождающей в себе образование.

Предназначение культуры

Культура несет в себе образ человека, она являет, показывает этот образ человеку. Отделив себя от природы, человек отделил себя и от себя самого, получил способность видеть себя со стороны и относиться к себе самому. В этой способности — трансцендировать себя самого — заложена возможность развития образования как необходимого атрибута всякой культуры.

Вся культура нацелена на формирование человека, способного в своих действиях воплотить накопленный сообществом опыт жизнедеятельности, в этом заключена сущность культуры, этим определена её структура. Но эту свою сущность культура выражает ещё и тем, что она формирует специальную деятельность, самой сутью которой становится реализация предназначения культуры.

Этой деятельностью стала деятельность педагогическая. Архитектура педагогического пространства проявляется в строении коммуникации учитель — ученик и объективируется в структуре и элементах системы образования, в конце концов, даже в элемен-тах школьного пространства. Чтобы образование успешно справлялось с задачей формирования нужного образа человека, архитектоника образования должна быть подобна структуре культуры.

Каковы основные элементы в структуре образования европейского типа?

Главная фигура педагогической деятельности — учитель-предметник. Главный элемент в архитектуре педагогического пространства — урок. Это выражается прямо в архитектуре школьного здания — классы-кабинеты выступают главными школьными помещениями.

Вторая фигура педагогической деятельности — ученик, ранжированный по уровню знаний. Это приводит к появлению второго элемента в педагогическом пространстве образования Нового времени — класса.

Вот два кита, на которых держалась и продолжает держаться европейское образование.

Культура Нового времени

Культура Нового времени обладала рядом специфических черт.

Во-первых, она формируется как культура «отраслевая», что было обусловлено прогрессирующим разделением труда во всех сферах общества. Отраслевая структура культуры отражается в поурочной структуре процесса обучения.

Предмет, специализированный урок — представитель той или иной содержательной стороны культуры. В идеале система образования хотела бы каждой культурной отрасли поставить в соответствие свой «урок». С этим связано разделение школ по специализациям, постоянное расширение «учебных планов» учебных заведений, дифференциация высших учебных заведений.

Во-вторых, культура Нового времени формируется как культура рационалистическая.

Логика последовательности операций в научном мышлении или в любой другой деятельности становится определяющей при их планировании и организации. Поиск исходных оснований, которые удовлетворяли бы требованиям логики и разума, становится важнейшей задачей науки и философии. Разделение содержания знания в науке на исходное, фундаментальное и производное становится основанием иерархирования знания и разделения его на «порции», которые подаются в последовательности классов.

Так рождаются «ступени» классов как организация педагогического пространства школы Нового времени.

В-третьих, культура Нового времени — это культура монологическая, культура одного голоса — разума. Разум, и только он знает Истину, или, по крайней мере, путь к ней. Отсюда доминантная роль учителя в педагогическом действии, ибо он представитель разума и знает ответы на все вопросы.

Учитель несет свет истины и просвещает своего темного ученика, а потом он же проверяет, насколько этот ученик постиг истину и соответствует ей. Поэтому урок превращается в монолог, где сначала говорит учитель, а потом говорит ученик. И только первый может оценить второго. Оценка вводит в архитектуру педагогического пространства экзамен и прочие формы «испытания» соответствия действительного человека требованиям разума.

Наконец, культура нового времени — это культура утилитаристская. Идея пользы, полезность, применимость чего-либо к делу стала культурной доминантой. Отсюда ориентация системы образования на подготовку своего выпускника для… вуза, производства, жизни и пр., что завершается аттестацией человека на зрелость.

Если указать на главный символ культуры Нового времени (культуры Просвещения), то это знание.

Этот исходный элемент культуры определяет основные принципы просвещенческой системы образования:

-сциентизм (ориентация на науку),

-дифференциация знания в преподавании (урок), -ступенчатость овладения знанием (класс),

-монологизм и авторитарность истины (доминанта учительского голоса),

-утилитарность (образование для…).

Чтобы успешно действовать в данном педагогическом пространстве, его субъекты должны быть специально подготовлены. Ученик — это резервуар для знаний, который должен быть подготовлен для укладывания истин, он должен быть либо чистым — tabula rasa, либо иметь некоторые приготовленные «входные устройства» — те или иные нужные навыки.

Но в любом случае он должен войти в педагогическое пространство со смирением и с презумпцией правоты своего будущего наставника.

Учитель — носитель знания.

Во-первых, он должен знать, как организовано знание, следовательно, должен быть специалистом в своем предмете и владеть его логикой, которая, правда, часто заменяется методикой «разбиения предмета на порции» информации.

Во-вторых, он должен знать, как устроен ученик-резервуар, следовательно, ему необходима психология в различных её проявлениях. Поэтому психология и логика были методологической основой педагогики школы Нового времени.

Отмеченные принципы строения канала образования в культуре Нового времени соответствовали принципам организации этой культуры, и поэтому эта система образования хорошо справлялась со своими задачами — образовывать знающего и готового к функционированию в рационально организованном обществе индивида — до тех пор, пока эта культура сохранялась.

И хотя её изъяны были видны многим педагогам, работавшим над совершенствованием системы просвещения, с особой силой они проявились в ХХ веке.

Выделим три из них.

Во-первых, построенное для передачи специализированного знания пространство образования перестает справляться со своей задачей, так как объем знания в культуре не только значительно превысил возможности передачи его через канал образования, но и продолжает расти быстрыми темпами. Отсюда перегруженность школьных программ и перегруженность учеников.

Во-вторых, развитие массовости образования, демократизация как среднего, так и высшего образования приходят в противоречие с принципом оценки и разделения учащихся по уровню усвоения знания: школа вынуждена либо снижать критерий оценки, но тогда она «грешит» против Истины, либо разделять школы на «элитарные» и «массовые», но тогда она отходит от демократизации образования.

Наконец, в-третьих, сложившаяся в культуре Нового времени система образования нацелена на обучение, а не на воспитание. Конечно, оно может быть в школе, но сама архитектура педагогического пространства его не предполагает, в нем просто нет места для воспитания и воспитателя. Содержание урока может иметь воспитательный эффект, и этот эффект может учитель-предметник усилить, но это не функция урока как структурного элемента педагогического пространства.

Советская школа в свое время ввела в систему образования воспитательный элемент через наполнение обучения идеологическим содержанием и через соединение школы с внешними идеологическими институтами — октябрятское, пионерское, комсомольское движение.

Из всего сказанного вытекает однозначный вывод — поскольку архитектура самого педагогического пространства современной системы образования не ориентирована на вовлечение в работу личностей учащегося и учителя, постольку необходимо создание совершенно новой архитектуры пространства педагогического действия, которая бы объективировала в себе новые цели образования.

Знание или мысль?

Современная культура перестала быть культурой отраслевой. Социальное и культурное развитие нашего времени идет под знаком все углубляющейся интеграции и разрушения всяких перегородок. Вместо отраслевой культуры возникла культура «мозаичная», которая складывается из множества соприкасающихся, но не образующих целое фрагментов, где нет строгих границ между одним понятием и другим, между одним содержанием и другим.

Прообразом этой культуры выступает телевизионный экран, на котором в произвольном порядке может появляться разное содержание: новости, музыка, спектакль, публицистика, философия, религия и т.д., — порядок их появления определяет щелчок переключателя.

«Мозаичная» («сетевая») культура не дает оснований для поурочного устроения педагогического пространства. Уже сегодня мы видим, что ученик в школе или студент в вузе часто вносят в пространство урока информацию («А вот по ТВ показывали…»), которая может быть не связана с предметным содержанием урока.

В современной культуре формируется новый тип рациональности, принципы которой ещё только стремится выяснить современная философия. Если классическая рациональность вела мысль через ряд жестко связанных между собой понятий, этапов, суждений и т.п., то мысль в современной культуре движется по «случайным» траекториям, ассоциативность становится доминирующей чертой мышления.

Случай, прецедент приобретает огромное значение в логике новой рациональности. Умение ухватить, понять новое, умение вписать это новое в свою деятельность, сразу отказавшись от уже существующего стереотипа, составляет особенность мышления современной культуры. Логика движения мысли определяется не отнесением к некоему исходному и фундаментальному определению или понятию, а отнесением к интересу и ценностям, из которых исходит.

Мышление, свойственное современному человеку, несет на себе личностный отпечаток. А личность не может быть привязана к определенной «ступени» образования.

Современная культура — это культура диалога, а не монолога. Поскольку «участное мышление» личностно, то культура неминуемо должна включать в себя многообразие личностно ориентированных мыслей, каждая из которых не только имеет право на существование, но и приобретает свою определенность только в отношении к таким же другим мыслям, т.е. через диалог.

Поэтому в современной школе (и высшей, и средней) уже реально звучит не только голос учителя, но и самостоятельный голос ученика, что нередко вызывает неудовольствие учителей старой формации.

И, наконец, современная культура — это культура, ориентированная на настоящее, культура, живущая a recentiori (от лат. recens — настоящее, свежее). Отсюда вытекает один из важнейших принципов современной культуры, сформулированный Альбертом Швейцером, — благоговение перед жизнью.

Поэтому современная культура — это культура, ориентированная не на пользу, а на самоценность человека как уникальности, как личности, как единственного источника продуктивного деяния. Хотя ещё Кантом был провозглашен принцип, что человек всегда должен быть целью и никогда не должен быть средством, но именно для современной культуры он все больше становится регулятивной идеей, а не просто гуманистическим мечтанием. Конечно, не очень хочется приветствовать лозунг поколения next: «Бери от жизни все!», но нельзя не видеть, что он несет в себе ориентацию современной культуры на культивирование настоящего и признание его ценности.

Если принять во внимание отмеченные особенности современной культуры, то можно сделать вывод, что место знания, главного элемента просвещенческой культуры, в ней занимает другой элемент — мысль, живое состояние сознания. Знание безлично и может быть объективировано и выражено в знаках, формулах и т.п.

Мысль как живое состояние ума, как определенность и энергия мышления не может быть, в отличие от знания, безлична. Она требует личностного усилия. Мысль является достоянием конкретного человека, а знание — достоянием общества. Ситуация мысли — это всегда экзистенциальная ситуация. Жизнь и развитие современной культуры базируется на способности определять границу значимого и незначимого, границу знания и незнания (ибо преодоление незнания и рождает мысль), именно эта способность становится культуроформирующей. И эту культурную способность — способность рождать живую мысль — должна формировать в человеке система образования.

Поэтому если система образования должна соответствовать сущности, смыслу современной культуры, то она должна ориентироваться не на знание, а на мысль, она должна ориентироваться не на передачу информации, а на личность. Мысль принадлежит личности. Поэтому целью современного образования должен быть не специалист, а личность, способная работать с мыслью, умеющая мыслить, умеющая творчески, свободно действовать в любой профессиональной ситуации (и не только в ней).

А личность — это «человек культуры», способный работать со смыслами, ценностями, с разными типами мышления, с идеями культуры. Формирование «человека культуры» означает формирование у человека культурной способности, способности различать значимое и незначимое, способности утверждать-отрицать, проводить границу, способности действовать на уровне произведений культуры, или продуцируя их, если их нет, или придавая им актуальность, если они уже вошли в культуру. «Человек культуры» — это целостный человек, поэтому для современной системы образования актуально формирование души, а не только интеллекта как способности перерабатывать информацию.

Таким образом, если современное педагогическое действие должно включить в качестве полноправного элемента воспитательный момент, значит, он должен быть включен в структуру педагогиче-ского пространства.

Ломка стереотипов

Совершенно очевидно, что система образования стоит на пороге принципиального изменения методов обучения. Современные технические средства, прежде всего, компьютер рано или поздно станет принадлежностью каждого стола ученика (и в школе, и дома). Это сразу потребует изменения архитектуры школьного помещения, так как современная классная комната не имеет места для технических средств обучения. Там есть место ученика, там есть место учителя, но нет места для компьютера, принтера, телевизора, видеомагнитофона, видеокамеры, синтезатора музыки и пр.

Здесь необходима в прямом смысле работа архитекторов и дизайнеров, которые бы ввели компьютер и технические средства в пространство школьного здания.

Введение компьютера и других технических средств в повседневный обиход школы изменяет сам процесс обучения. Компьютер заменяет учителя-предметника в его роли транслятора информации. Необходимость передачи знания-информации в современной школе не отпадает, более того, возникает необходимость интенсификации этого процесса. Причем разноплановая информация, получаемая благодаря компьютеру, не оставляет реципиента пассивным, а вовлекает его в процесс по её обработке, компоновке, установлению связей и т.п.

В результате в сознании ученика неизбежно возникают вопросы, обсуждение которых и должен организовать учитель, а, возможно, одновременно и ряд учителей, специалистов по разным отраслям знания. Тогда урок превращается в диалог ученика и учителя. Таким образом, исчезает асимметрия педагогической коммуникации, ибо в диалоге все стороны равноправны, исчезает однопредметность урока. Одновременно изменяется функция учителя-предметника. Его место не перед учеником, а «за спиной» компьютера, он становится не олицетворением знания, а учас-тником диалога, в процессе которого рождается понимание знания, живая мысль.

Компьютер и мультимедиа — это первый важный элемент новой архитектуры педагогического пространства. Технология использования мультимедиа в обучении превращает моноурок старой системы образования в полиурок новой системы, который своей симфонией голосов, сочетанием различных смыслов и значений калькирует «мозаичность» современной культуры. А включение компьютера во Всемирную паутину прямо вводит учащегося в мир информации, выстроенной не по правилам классической рациональности, а по правилам ссылок и ассоциации.

Второй важный элемент новой архитектуры образовательного пространства, который должен в ней появиться, — новый тип учителя, задачей которого будет пробуждение мысли ученика. А поскольку живая мысль есть достояние личности, то делом учителя будет воспитание личности. Но личность — это суверенное существование и проявление человека. Она может стать реальностью только благодаря усилиям самого человека, только в самостоятельном приобретении опыта жизни, который закреплен и хранится в культуре.

Поэтому новый тип учителя — это учитель, открывающий ученику ситуацию культуры, он, как Вергилий, сопровождавший Данте по кругам ада, ведет ученика по пути культуры, это учитель-тьютор.

Знание-информация усваивается на уровне работы ученика с техническими средствами обучения и обсуждения результатов этой работы с учителем-предметником, который в этом случае меняет свой статус, становясь проводником ученика в информационной сфере.

Знания-мысли — это живое состояние ума индивида, те смыслы и понимания, которые рождаются в сознании индивида в результате создания ситуации мысли. А это ситуации вопроса, сомнения, критики, ситуации «точек интенсивности», когда человек оказывается перед вечными вопросами жизни и культуры (смерть, Бог, любовь, смысл жизни и т.п.), ситуации ответственности и т.д.

Мастерство учителя-тьютора — это не владение методикой и логикой решения каких-либо задач, это мастерство диалога и личностного общения. Поэтому класс учителя-тьютора — это класс-мастерская, класс этого Учителя, который, как думается, должен быть,

во-первых, классом постоянным,

во-вторых, скорее всего, классом разновозрастным, для организации диалога «старших» и «младших»,

в-третьих, он должен формироваться по выбору как учащихся, так, возможно, и учителя.

Задача учителя-тьютора состоит, как представляется, в том, чтобы вести класс-мастерскую, создавая ситуацию мысли, или шире — ситуацию культуры. Так понятое направление развития системы образования должно повлиять на государственную стратегию в области образования. Думаю, что здесь уже сейчас необходимо учесть, по крайней мере, три момента.

Система среднего образования не должна замыкаться на ЕГЭ, как это происходит сейчас. Во-первых, потому что сам принцип экзамена является квинтэссенцией классно-урочной системы, которая просто изжила себя.

Во-вторых, потому что ЕГЭ формирует в ученике интенцию на ответ, а современная культура требует от него умения ставить вопросы, так как только вопрос ведет к мысли. ЕГЭ должен занять свое место в ряду использования компьютера как формы контроля усвоения информации, но не как оценка зрелости выпускника.

Необходимо кардинально менять подготовку педагогических кадров, разделяя подготовку «учителя-информатора», «упаковывающего» информацию, пользуясь современными техническими средствами, и «учителя-педагога», умеющего работать в поле диалога.

Уже сейчас возможно включение в систему школьного образования учителя-тьютора, в роли которого могут выступать люди, достигшие в своей жизни интересных результатов и желающие поделиться своим опытом творчества. Примеры такого включения «интересных людей» в работу школы уже есть (Новосибирск, Самара, Кемерово).

Привлечение в школу в качестве учителей-тьюторов «нештатных» педагогов включает школу в жизнь сообщества, что со временем может послужить преобразованию её в особый социальный институт, который представляет культуру, если угодно — в Храм культуры.

Культура должна быть не только тем ведомством, с которым официально соседствует образование в планах и бюджетах государства — «культура и образование». Культура должна войти в плоть и кровь самого образования, определив его структуру, логику действия учителя и стратегию организации всего образовательного процесса.

Владимир КОНЕВ

заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии гуманитарных факультетов Самарского госуниверситета

Статья была представлена на Всероссийский

конкурс интеллектуальных проектов «Держава».

Тел.: +7 (495) 981-5691

+7 (495) 981-5680

119285, Российская Федерация,

Москва, Мосфильмовская ул., д. 40

Владимир Конев