О положении национальных меньшинств в Латвии


О положении национальных меньшинств в Латвии


Гущин: «Cитуация с правами нацменьшинств в Латвии ухудшается»

Февраль 2, 2012, Анна Строй

31 января на заседании Совета общественных организаций Латвии было принято три обращения

— к согражданам о поддержке референдума по вопросу о придании русскому языку статуса второго государственного,

-к международным организациям с просьбой прислать своих наблюдателей на референдум и

— с оценкой Правил Кабинета министров ЛР о введении языковых пропорций в учебный процесс в начальной и основной школах, реализующих программу образования национальных меньшинств.

Коллективную позицию более чем 70 организаций комментирует координатор Совета общественных организаций (СООЛ) Виктор Иванович Гущин.

— Правильно ли назвать эти обращения позицией русских общественных организаций?

— Точнее — русскоязычной лингвистической общины Латвии. В наших заседаниях, хотя и не каждый раз, участвуют также представители общественных организаций украинцев, белорусов, азербайджанцев, поляков.

— Сколько организаций входит в СООЛ?

— Если говорить о заседании 31 января, на нем присутствовало 80 человек, представлявших примерно 70 организаций. СООЛ — не формальная структура, а скорее, площадка для обсуждения наиболее злободневных вопросов и выработки единой линии поведения в отношении тех или иных вызовов нашего времени. По моим подсчетам, в работе СООЛ всего участвует 86 организаций.

— Можно ли сказать, что заявление о поддержке второго государственного — это ответ на призыв Валдиса Домбровского к организациям нацменьшинств «разъяснять значение латышского языка в конституционных основах Латвии» и голосовать против?

— Принятое заявление никак не связано с этим обращением! Мы свою позицию сформулировали много лет назад и повторяем ее от одной конференции организаций российских соотечественников, которая проходит ежегодно, к другой. Если коротко, то суть нашей позиции в трех словах: язык, образование, гражданство.

На каждой конференции мы говорим о необходимости незамедлительной ликвидации недемократического института массового безгражданства, о сохранении образования на русском языке, которое для Латвии является традиционным – первая светская школа с русским языком обучения была основана в 1789 году; и о необходимости определить статус русского языка с учетом многовекового проживания русских людей на территории, которая сегодня называется Латвией. Осенью минувшего года мы уже приняли два заявления в поддержку референдума.

Нынешнее обращение к согражданам носит конкретный характер: мы призываем на референдуме проголосовать «за». При этом, подчеркну еще раз, в основе нашей позиции лежит не языковое противостояние. Нет! В основе нашей позиции лежит неприятие в целом национальной политики, которую Латвийское государство проводит, начиная с 1991 года, и которая является последовательно дискриминационной.

— Как вы доносите до нашей государственной власти свою позицию?

— Все наши документы по электронной почте мы передаем в СМИ. Обычной почтой — в органы власти Латвийской Республики и в ЕС. От наших правителей ответы мы получаем очень редко и зачастую это просто отписки. От европейцев ответы также приходят очень редко. Но резолюция CM/ResCMN (2011)6 о воплощении Латвией в жизнь Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, принятая Комитетом министров Совета Европы 30 марта 2011 года, показывает, что наши обращения принимаются во внимание.

— Приглашали ли Вас как координатора СООЛ в какие-нибудь консультативные советы?

— Нет, никогда.

— То есть, у власти есть другие организации, с которыми она ведет диалог?

— Мы пытаемся использовать любые возможности, чтобы довести нашу позицию до сведения властей, чтобы участвовать в диалоге, пусть даже это и всего лишь имитация диалога. Представители организаций, входящих в СООЛ, в частности Елена Васильевна Матьякубова (Латвийское общество русской культуры) и Илларион Иванович Иванов (Старообрядческое общество Латвии), являются членами Консультативного совета нацменьшинств при президенте ЛР.

Мы прекрасно понимаем, что деятельность этого совета носит очень формальный, никого и ни к чему не обязывающий характер, и тем не менее мы заинтересованы даже и в такого рода диалоге.

— Почему вы позвали на референдум международных наблюдателей? Боитесь фальсификации результатов?


О положении национальных меньшинств в Латвии

— Первая причина – ситуация в ЛР в национальном вопросе давно не является нормальной. Она требует к себе пристального внимания со стороны международного сообщества. Вторая причина – уже на этапе сбора подписей были инциденты, спровоцированные националистически настроенными гражданами.

Присутствие международных наблюдателей позволило бы избежать подобных инцидентов, а если они, не дай Бог, произойдут — придать им международную огласку. И третья причина – 18 февраля все не закончится. На наш взгляд, ситуация с правами нацменьшинств в Латвии ухудшается, причем очень быстро.

Националистически настроенная элита идет по пути дальнейшей радикализации законодательства, затрагивающего национальные меньшинства. Два совсем свежих примера.

Первый — это принятые в самом конце 2011 года Правила Кабинета министров ЛР о введении языковых пропорций в учебный процесс в начальной и основной школах, реализующих программы образования национальных меньшинств (обращение СООЛ — здесь). Другой — обсуждение в Сейме в первом чтении поправок к закону о труде, запрещающих работодателям требовать от работников знания русского языка.

— Присутствовал ли на заседании 31 января Владимир Линдерман или другие представители организации «За родной язык»?

— В наших заседаниях всегда очень активно участвует Александр Владимирович Гапоненко, который представляет Объединенный конгресс русских общин Латвии (один из основателей организации «За родной язык» — ред.).

Но Владимира Линдермана и Евгения Осипова мы никогда не приглашали. Но не по той причине, что они выступают за придание русскому языку статуса государственного, а значительная часть представителей наших организаций полагает, чтобы было бы правильнее выступать за придание русскому статуса языка нацменьшинств.

А из-за их политического радикального прошлого. С самого начала деятельности КСОО мы договорились, что наши двери открыты для всех – за исключением радикалов справа и слева. Несмотря на такое отношение к Линдерману и Осипову, мы не можем не видеть, что их сегодняшняя деятельность носит явный правозащитный характер и направлена на демократизацию Латвийского государства.

Отдельные организации, которые входят в СООЛ, например Латвийский Антифашистский комитет, приглашают Линдермана и Осипова на свои мероприятия. В этих мероприятиях участвую и я, а также Владимир Борисович Соколов (Союз граждан и неграждан), Елизавета Кривцова (Институт права Conscentia), А.В.Гапоненко и другие руководители общественных организаций.

– Латвийские СМИ опубликовали ваши обращения?

– Этот вопрос непростой и для меня не очень понятный. Мы уже год сталкиваемся с какой-то тенденцией замалчивания наших инициатив в печатных русскоязычных СМИ. Например, на страновую конференцию соотечественников мы приглашали СМИ, но отклика не было, за исключением Lauku Avize, которая почти всегда присутствует на наших мероприятиях.

Что касается региональной конференции, состоявшейся в августе прошлого года, то журналисты русскоязычных СМИ нам прямо сказали, что владельцы их СМИ запретили им о ней писать. Журналисты даже просили меня, чтобы я связался с их руководством и попросил отменить это решение.

С такой же политикой замалчивания мы столкнулись и после наших предыдущих заявлений в поддержку референдума – в латвийских СМИ они не появились.

И сейчас то же самое – по ситуации на 2 февраля информации в печатных СМИ о наших заявлениях нет, в интернете они опубликованы только на двух латвийских порталах.

– Как вы прокомментируете позицию лидеров Латвийской русской православной церкви и старообрядцев? Насколько я поняла из интернет-новостей, и митрополит Александр, и отец Алексий Жилко дистанцируются от поддержки второго государственного, но за расширение прав русского языка и недопустимости приравнивания его к иностранному.

– Позиция церквей существенно изменилась по сравнению с реформой образования в 2004 г.

Тогда со стороны глав церкви не прозвучало никаких – ни положительных, ни отрицательных — оценок по вопросу наступления государства на позиции русского образования в Латвии.

В июне 2010 г. Собор Древлеправославной Поморской церкви впервые четко и ясно выступил в защиту русского языка в Латвии. Это была первая ласточка, свидетельствовавшая о том, что нашим старообрядцам далеко не безразлично, какой статус имеет русский язык.

В 2011 году митрополит Рижский и Всея Латвии Александр и председатель Центрального совета Древлеправославной Поморской церкви Латвии о. Алексий Жилко вновь выступили в поддержку русского языка. Я очень высоко оцениваю этот их шаг, особенно принимая во внимание то, в какой раскаленной национализмом атмосфере прозвучали их слова ободрения и поддержки русским людям, их призыв к диалогу и поиску компромисса.

Заявления митрополита Рижского и Всея Латвии Александра и председателя Центрального совета Древлеправославной Поморской церкви Латвии о. Алексия Жилко – это очень важный и очень позитивный для русского населения Латвии сигнал, это очень необходимое в нынешних условиях проявление солидарности с правозащитной позицией русской лингвистической общины Латвии.

В.Гущин