Немцы по паспорту

Вернувшись из Германии, наш спецкор уверяет: у России там миллионы сторонников

Текст: Тимофей Борисов (Москва — Гифхорн)

Мечта 9-летней немки посетить «Артек». Немецкие подростки приходят в посольство РФ в Берлине с просьбой служить в Российской армии. Немцы всеми правдами и неправдами пытаются заполучить российское гражданство. Вы когда-нибудь слыхали такое? А ведь это не сказки. Братья Гримм тут ни при чем. Есть, правда, один нюанс — речь о русских немцах.

Фото:Тимофей Борисов

В 1990-х они массово приехали сюда на ПМЖ из бывшего СССР. Россия про них давно забыла, а они, как оказалось, Россию — нет. Русские немцы или «русаки», как они себя еще называют? полностью на стороне России в украинском вопросе. Они любят Россию наравне с Германией, они поддерживают Путина, они хотят ездить в Россию и против образа врага, который на Западе пытаются создать для нашей страны.

Валерии Бикель 9 лет. Она родилась в Вольфсбурге и никогда не была в России. Но очень хочет. Хочет настолько, что когда во время крымских событий услышала от мамы про детский лагерь «Артек», то решилась написать в Кремль президенту Путину письмо с просьбой помочь ей побывать в России. Свою мечту вынашивала не один день, залезла в Интернет, все узнала про «Артек». Но все равно очень боялась — а вдруг герру Путину не до нее? Решилась написать только про Москву. В Кремль полетели несколько искренних строк на немецком языке:

«Дорогой герр Путин. Хотя я родилась в Германии, но очень интересуюсь Россией. Моя семья происходит из России. С 3 лет я уже могла говорить по-русски. Так как мой дедушка дома говорит только по-русски, для меня было важно учить этот язык. Сейчас я уже умею немного писать, читать и общаюсь с моим дедом. Каждый день сижу с моими дедом и бабой на софе и смотрю русские новости. Я так мечтаю полететь в Москву. Пожалуйста, герр Путин, сделай так, чтобы всем людям жилось хорошо. С любовью, Валерия Бикель».

Мама Валерии Светлана и дед не отговаривали ее писать. Наоборот, с самого раннего детства она слышала от них про Россию только хорошее. И это при том, что Света Шкрабалюк-Тайер, мама Валерии, перебралась в Германию в 1988 году еще когда существовал «совок», как все называли поздний СССР перед его распадом. В Республике Коми, где жила в последнее время Света, наполовину белоруска из-под Бреста, наполовину немка, она видела мало что хорошего. Эмигрировать на историческую родину, которую никогда не знала, решилась, выйдя из больницы. Это случилось после того, как ее первый муж-наркоман, находясь «в образе», ударил жену в спину кухонным ножом. Последнее, что Света, падая на пол, запомнила перед потерей сознания, слова ее бывшей свекрови сыну: «Закопай ее подальше, чтобы менты не нашли». Спас Свету бывший свекр. Услышав возню на кухне, он выбежал из комнаты, схватил девушку на руки и закричал: «Не дам! Убивай вместе со мной». Он вовремя доставил ее в больницу. Три дня в коме пронеслись для нее как один миг. Она летела по тоннелю, пока в его конце вдали не увидела белого старика с длинной бородой. Тот стоял, потом поднял руку, как бы преграждая путь, и Света очнулась в палате для новой жизни.

Потом был суд, развод, немецкое посольство, переезд в благополучную Германию, новый муж и рождение Валерии. Но Россия не отпускала, даже несмотря на то, что очень быстро русских немцев становилось в Германии все больше. С 1990-х по официальным данным, их сюда прибыло 2,33 млн. И вот что интересно, по мнению ученых, с третьего поколения внуки мигрантов перестают понимать язык той страны, откуда приехали их деды. Но у русских немцев, все дети знают русский. Они живут компактно, ходят на русские дискотеки, говорят между собой в основном на русском, смотрят русские телевизионные каналы. И в спорте болеют за русских. Это показала Олимпиада в Сочи.14.06.2014-Арт0026

Валерия Бикель: в своем письме попросила президента Путина помочь ей побывать в России. Фото:Тимофей Борисов

Профессиональный боксер Виталий Боот, переехавший в Гифхорн из Казахстана в 1990 году, говорит, что после кадров с майдана и позорного отказа Виталия Кличко от участия в выборах президента, он даже не стал смотреть последний бой его брата. Приниципиально не стал смотреть бой Владимира Кличко и строитель Сергей Хекк, также переселенец из Казахстана. В Гифхорне сейчас «русских» проживает процентов 30 от общего населения. Это небольшой городок между Вольфсбургом и Ганновером. Есть, кстати, и переселенцы с Украины. Но гифхорнские «русаки» не знают никого, кто поддерживал бы сторону властей Украины и Германии в этом конфликте.

— Ты пойми, тут все за Россию, — убеждал меня Владимир Гёрингер. — Я работаю индивидуально, делаю номера для постановки машин на учет. Ко мне кто только за день не приходит. И я еще ни одного не видел за все время, кто бы сказал, что Россия не права. Нужно будет, тут многие за нее воевать пойдут.

— Но вы же немцы.

— По паспорту. Но для местных мы все равно чужие. Они нам никогда этого не скажут, политкорректность и все такое, но мы это чувствуем. Причем, к нам еще отношение более-менее. А самая большая неприязнь к «осси» (немцы из бывшей ГДР. — Авт.). Ты в курсе, что каждый западный немец до сих пор платит «золидаритетсцушлаг», «налог солидарности» в помощь бывшей ГДР? Сейчас недовольство этой политикой уже достигло критической точки.

— А как к вам относятся коренные немцы — как к русским или как к немцам? — спрашиваю я другого.

— Как к драконам.

— В смысле?

— Ну ты представь, в 90-х мы тут все приехали, обзавелись гражданством, но менталитет-то остался советский. Немцы думали, мы займемся грязной низкооплачиваемой работой. Не тут-то было. Кто не работал, тот и за счет социальной помощи прожить мог — она же была выше, чем наша зарплата горняка в Казахстане. Другие перебивались случайными заработками, нередко с криминальным оттенком. А потом пообтерлись и поняли, как надо жить. Стали собственные фирмы открывать, деньги зарабатывать, дома строить. И, естественно, куда же мы без России? Язык знаем, связи остались. Какой смысл мне бизнес с Францией вести, если я французского не знаю? Кстати, не знаешь, как российский паспорт получить? Тут все наши хотят.

Парадокс. Уехав из СССР, немцы через 23 года опять захотели стать русскими. Иван Пинекер несколько лет назад открыл отель в Краснодарском крае. Весну, лето и осень он проводит там. Проблема с визами большая. Теперь после Крыма вся русская диаспора Германии с надеждой обсуждает послабление в выдаче российских паспортов и с большой тревогой следит за дебатами в Госдуме о штрафах за сокрытие двойного гражданства. Сейчас очевидно, если этот закон примут, мы можем оттолкнуть от себя русских немцев в Германии. И не только в Германии, но и во всех русскоязычных республиках бывшего СССР. А ведь это наш резерв, о котором мы тут в России мало что знаем.

И еще об одном новом феномене. В Германии уже несколько раз были случаи, когда в наше посольство приходили молодые русские немцы и спрашивали, как они могут пройти срочную службу в Российской армии. Явление не массовое, но его уже зафиксировали наши дипломаты. Оно никак не организовано извне, идет изнутри русскоязычной диаспоры и замешано на сильном антиамериканизме. Немцы, достигнув призывного возраста, не хотят служить в «американизированной армии Бундесвера». Проамериканский курс Европы не нравится многим немцам. Есть случаи, когда они уезжают назад в Россию на ПМЖ. Но и те, кто остался, в основной своей массе, конечно, наши. И маленькой русской немке Валерии Бикель, которая мечтает поехать в Москву и «Артек», не получится вдолбить в голову пропагандистский образ России как врага. Дедушка не даст, да и все население Гифхорна тоже.

http://www.rg.ru/2014/05/29/pasport.html