Недовыинтегрированные люди


Недовыинтегрированные люди


Всех неэстонцев одним аршином не измерить, а интеграция должна быть процессом двусторонним – такой вывод озвучили эстонские учёные.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Предлагаемая статья об ИНТЕГРАЦИИ, а не ассимиляции национальных меньшинств, на которую направлены многие новации в действиях власти многих государств из республик бывшего СССР.

А это уже важно!

__________________«На самом деле, давно известно, и мы об этом говорили в предыдущих мониторингах, но теперь настало время заявить категорично: давайте перестанем говорить о русскоязычном населении как о едином целом.

Внутри этой русскоязычной группы есть очень сильная дифференциация – и это очень важный аспект и результат процесса интеграции», — объявила профессор ТУ (Тартуского Университета) Марью Лауристин, представляя свежий мониторинг интеграции эстонского общества.

Условно неэстонцев поделили на пять статистических категорий на основании принятых у нас в стране параметров интеграции.

Во-первых, это гражданское самосознание — сюда социологи включили не только людей, имеющих гражданство, но и тех, кто хотел бы его получить, а также тех, для кого Эстония – единственная родная страна и кто чувствует себя частью её народа, ведь, согласно конституции, власть в стране принадлежит народу.

Вторая категория – эстоноязычие, которое означает в контексте исследования не столько умение писать и читать, сколько активное использование языка в повседневной жизни.

А третье измерение интеграции – участие в общественной жизни: от выборов до пикетов и социальных сетей.

И вышло, что русскоязычные процентуально разделились на две почти равные части: те, кто в большей или меньшей степени интегрирован, и те, кто интегрирован крайне слабо или вообще никак. И те, и другие, в свою очередь, тоже не однородны.

Влились все по-разному

Примерно пятую часть русскоязычных в мониторинге назвали «успешно интегрированными». То есть, это люди, которые считают Эстонию своим домом, активно участвуют в общественной жизни и общаются с эстонцами. Как правило, это люди с более высоким уровнем образования, достаточно многого добившиеся в жизни.

В исследовании подчёркивается, что этих людей особенно задевает, когда возникают стереотипы касательно «враждебных русских», они очень чувствительны к этноцентризму в эстонском общении и СМИ и не любят, когда их пытаются рассматривать не как партнёров, а как объект интеграции.

Каждый шестой в нашей стране – «русскоязычный патриот». Эта группа наиболее положительно и лояльно настроена к эстонскому государству и народу, далека от межнациональных распрей, хотя похуже владеет госязыком.

Патриоты, в большинстве своём, живут в Ида-Вирумаа и, как ни печально, чаще всего становятся жертвами неравного обращения. Исследователи подчёркивают: эта группа демонстрирует, что нельзя приравнивать лояльность к знанию языка.

А примерно каждый седьмой входит в самую интересную группу – «эстоноязычные критичные». Это преимущественно молодёжь, прекрасно выучившая эстонский в школе или вузе, однако не имеющая тесных повседневных контактов с эстонцами и критически настроенная в отношении Эстонии и своего будущего здесь.

Правда, как отметила вице-спикер парламента Лайне Рандъярв, молодые эстонцы точно так же мечтают уехать их страны. На что Марью Лауристин ответила, что так устроено наше общественное мнение: когда так говорят эстонцы, все вокруг назовут это юношеским нигилизмом, а если те же самые слова услышат от русского, тут же дружно объявят, что он нелоялен.

Именно поэтому, по её словам, важно развивать совместную деятельность эстонской и неэстонской молодёжи. «И наконец-то мы получили статистическое подтверждение того, что эстоноязычие не есть эстономыслие», — заметила профессор.

Жизнь в собственном коконе

Практически каждый третий неэстонец интегрирован слабо, однако у этой группы и самый большой потенциал в этом направлении, поскольку у них, как правило, на рабочем месте масса контактов с эстонцами. По мнению учёных, очень важно дать таким людям возможность использовать это преимущество для того, чтобы влиться в эстонское общество.

Более пятой части русскоговорящих относится к самой сложной категории – совершенно не интегрированных. К ней принадлежит большая часть социально незащищённых и отверженных слоёв населения: люди с низким уровнем образования, без квалификации, постоянно живущие в страхе потерять и больше не найти работу.

Конфликты на национальной почве случаются с ними чаще, чем со всеми русскоязычными в среднем. Чтобы вовлечь этих людей в эстонское общество, по словам Лауристин, важно дать им чувство защищённости.

Она отметила, что политикам надо понять, что развитие общества, проходившее самотёком, уже полностью закончилось, теперь происходит кристаллизация сложившихся групп, становится заметно, что они самовоспроизводятся, и процесс этот происходит через социализацию.


Недовыинтегрированные люди


«Представьте себе ребёнка, который живёт в семье, где по-эстонски не говорят, где родители безработные, где с эстонцами не общаются, где происходящее в Эстонии кажется чуждым и враждебным — ребёнок приобретёт те же установки. А потом он идёт в школу, и если там такая же среда, то он не может вырваться из этой «капсулы». То есть, среда воспроизводит таких же людей», — привела пример Лауристин.

«Почему мы это подчёркиваем? Есть люди, которые считают, что всё разрешится само собой, что старые уже состарились, а молодые сами по себе ОК, с ними нет никаких проблем, и поэтому незачем заниматься политикой интеграции.

Однако на деле мы видим как раз то, что это изолированное состояние передаётся и молодым, если этим не занимается, например, школа. Это распределение по нишам, которое всегда происходит в обществе. И школа – тот механизм, который должен помочь выбраться из него», — добавила она.

Отверженным не до интеграции

Как заметила Лауристин, это не обязательно национальная проблема, расслоение может быть социальным. Однако, подчёркивает профессор, кое-что здесь настораживает: «Негативный момент в том, что тенденции расслоения и национальности начинают совпадать. Например, среди нацменьшинств также больше тех, кто в нижних слоях общества.

И у нас есть такое: возьмём безработицу или низкоквалифицированный труд – мы видим, что они поделены по национальному признаку. И люди так и живут в своей капсуле, с российским телевидением и своим узким кругом общения и не осознают этого.

Люди с более развитым самосознанием и более способные к обучению могут быть критичными, но они не замкнуты. Например, люди из третьей категории активны, владеют языком, они могут развиваться и делать выбор. А последняя категория очень пассивна, поэтому её нужно вовлекать в диалог».

Для того, чтобы преодолеть пассивность жителей, процесс интеграции должен быть взаимным, а министерствам следует взаимодействовать между собой, также необходимо вести статистику, которой у нас почему-то стыдятся.

Составители исследования привели в пример Германию, где известно не только число работников открытого сектора разного этнического происхождения, но даже статистика успеваемости детей разных национальностей в школе. И используются эти данные не для того, чтобы кого-то ущемить или обидеть, а для того, чтобы вовремя выявить и скорректировать тенденции.

Заведующая отделом общего образования Министерства образования и науки Ирене Кяосаар, также присутствовавшая на презентации исследования, заметила, что не расценивает доклад и само исследование как обвинение в адрес своего ведомства.

«Ситуация в интеграции, конечно, не только продукт системы образования, поскольку на ситуацию на рынке труда или во взрослом мире в целом она повлиять не может», — сказала она, отметив, при этом, что исследование станет базой для новой программы интеграции, составление которой начнётся вскоре.

Анастасия Беличко-Попович

29.03.2012

На фото — Марью Лауристин

«Столица»

________________________

Анатолий Лавритов:

-Знаю М.Лауристин с давних пор и считаю, что ее интегрированность в советское общество, т.е. прошлая интегрированность, позволила ей избежать зацикленности на националистических установках убогого содержания.

Этим отличаются те ученые и политические деятели других государств на постсоветском пространстве, которые не варились в соках советского прошлого, а приехали из-за рубежа с поверхностным знанием действительности на своей исторической родине и пытались (пытаются и до сих пор) с помощью приобретенных за пределами СССР знаний познавать и разрешать всяческие процессы ментального характера.


Недовыинтегрированные люди


Поэтому выводы М.Лауристин действительно научно обоснованы и достоверны!

К ним надо прислушиваться политикам и государственным деятелям! Причем не только в Эстонии, но и в других ставших ошеломительно независимыми государствах.

А.Беличко-Попович