Ковидные реалии в разных странах

Не натянешь маску – будет плохо: Из Европы бегут в «свободную Россию».

Ковидные реалии в разных странах

 

Чем дальше, тем сильнее у бывших наших за границей ощущение, что Запад из места, удобного для жизни, превращается в злую пародию на себя – а Россия на этом фоне становится такой же привлекательной, как когда-то Запад.

Самой свободной страной современного мира, чего уж там.

**********

 

Я очень люблю читать зарисовки повседневной жизни, которые выкладывают в социальных сетях интеллигентные русскоязычные эмигранты. Меня, конечно, подозревают в злорадстве, но я так же люблю читать восхищённые чужим устройством жизни рассказы, как и возмущённые. Сам-то я за бугром бываю исключительно туристом и, по понятным причинам, давненько уж не бывал – а там, вишь, происходят значительные изменения.

Настолько значительные, что некоторые из бывших наших начинают задумываться, не вернуться ли к отеческим гробам. Причём по причинам не духовным, но прозаическим: карантинные ограничения и решительная борьба властей Запада с собственными гражданами делают жизнь эмигранта некомфортной – именно в тех точках, которые казались некомфортными в когдатошней жизни на родине. Была колбасная эмиграция, будет колбасная репатриация… Осталось понять, насколько массовая.

Слова очевидца

Вот, пожалуйста, недавний любопытный пример: «Зарисовки Копенгагенской ковидлы» Романа Любимова. Житель Дании выложил их в своём фейсбуке в открытый доступ, так что не вижу повода не воспользоваться его наблюдениями:

«Что-то явно идёт не так. Обстановка с ковидом продолжает нагнетаться без всякой меры… Я не спорю, что болезнь существует и она бывает довольно серьёзной, но есть ощущение, что под это дело пытаются нам что-то новое «втюхать», какой-то новый миропорядок и образ жизни.

Про маски: я ехал сегодня на работу в поезде СОВЕРШЕННО ОДИН. На мне была маска. Но только высунут нос, потому что иначе запотевают очки и неудобно читать. И так как я в вагоне один, то я решил, что имею право высунуть нос. На станции в поезд влетел контролёр, и прямо как-то повеяло Стругацкими «Трудно быть богом», тот момент, когда мелкие лавочники почувствовали власть. Контролёры в Дании обычно милые и доброжелательные. Всякие обязательные «доброе утро» и «не соизволите ли вы показать мне билет». А тут так жёстко и агрессивно: «Натяни маску до конца на лицо, иначе это неуважение к закону».

– Какому закону, – спросил я. – В чём дело? Я в поезде – ОДИН. Никого больше нет. Кому я мешаю?

Если ты сейчас не натянешь маску полностью, я вызываю полицию, и ты заплатишь штраф 2,5 тысячи крон.

Что меня больше всего напрягло в этом – не отсутствие логики, что вот, мол, один в вагоне, а маску натяни до конца… Напрягло другое, то, КАК ОН РАЗГОВАРИВАЛ. Он разговаривал, ощущая за спиной какую-то новую поддержку, какую-то силу. Так контролёры в Дании не разговаривали НИКОГДА.

Приехал на Центральный вокзал, где мне выходить, и вдруг увидел, что вокзал тоже поменялся. Везде патрули, из довольно крепких чуваков, которые проверяют маски. На входе ТАКОЙ бугай, которому Шварценеггер из «Коммандос» позавидовал бы. Стоит детинушка и поглядывает, нет ли масок.

А люди спешат, испуганные. Если кто подошёл ближе чем на пять метров, в обморок падают от страха… Тут и так-то людей мало, весь город Копенгаген – 1,2 миллиона человек, и к тому же сейчас перед Рождеством половина людей уже на каникулах. А вторая половина работает из дома. Поезда пустые. А патрулей и контролёров понагнали столько, сколько их и в обычные часы пик не бывает. Что это? К чему это?

Как-то совсем не напоминает то, что было ещё недавно… И тоскливо, и неправильно всё смотрится. Не то что предрождественское настроение, а вообще какое-то что-то невообразимое доселе. Все, как испуганные мыши, по углам, и только патрули-масочники…Противненько это было всё увидеть. А перед глазами этот контролёр, почуявший власть».

Таких мнений в социальных сетях… Нет, у меня нет статистики. Скажем, они в последнее время очень часто попадаются на глаза. И везде, в разных странах, наши соотечественники возмущены одним и тем же: в один миг демократические государства превращаются в полицейские.

Неожиданно, в самом деле, правда? Мы ведь ещё помним, что восхищало переселявшихся на Запад из России – ощущение огромной бытовой свободы. Нет вахтёров. Нет мелочных запретов. Вольно дышится – вот что такое была эмиграция, помимо ста сортов колбасы в супермаркете, особенно после того, как эти сто сортов и в России перестали быть роскошью. И вот поди ж ты – что-то сломалось. Хватило одной эпидемии… Видимо, в качестве предлога.

Полицейские государства без среднего класса

Наблюдения очевидцев в точности совпадают с ощущениями, которые по итогам года возникают у серьёзных социологов и политологов: Запад в 2020 году стремительно деградирует. Демократические завоевания и свободы остаются в прошлом. Несмотря даже на сопротивление довольно больших социальных групп, государства Европы и Северной Америки быстро и неуклонно превращаются в олигархии.

Пресловутый средний класс, который ещё недавно казался становым хребтом этих обществ, беднеет и теряет влияние. Новая постковидная экономика и политика, как оказывается, вполне может без него обойтись. Хуже того, чем дальше, тем меньше шансов, что на нашей памяти его влияние восстановится.

Общества Запада поляризуются, распадаются на небольшую группу очень богатых и способных управлять своими странами – и огромные массы бедных, зависимых от социальных пособий и разве что формально не лишённых права голоса, а неформально полностью подвластных чрезвычайным полицейским мерам, которые государства вводят потому, что так выгодно олигархам. Это и в самом деле общества, в которых «вахтёры» (как в зарисовке из Дании) приобретают огромную власть над обычным рядовым человеком – потому что у этого человека больше нет никаких способов для того, чтобы призвать их к порядку.

Вот что пишет по этому поводу один из руководителей Экспертного института социальных исследований Глеб Кузнецов, пересказывая для широкой публики свой доклад на научном совете ВЦИОМ:

В мировом масштабе произошёл отказ не только от «либеральных» способов управления и согласования интересов, но даже от любых демонстративно уважительных и согласовательных процедур. Образ средней власти в стране первого мира к концу года – галичский «кум»: «Скажет слово и поест, морда вся в апатии». А начиналось весной всё неплохо. С «солидарности» и опоры на лучшие качества народов… Этот же «кум» пришёл и в отношения с экспертами. От «следуем за наукой» к «наука здесь я» со стороны «администраторов». Примеров тьма – от смешной истории с редактированием понятия «коллективный иммунитет» на сайте ВОЗ до последних абсолютно постыдных упражнений с «британским штаммом»…

Одним из крупнейших получателей помощи становятся журналисты и СМИ (под условия лояльности политике властей), в результате расхождения властной и медиаповестки с повесткой «народной» поражают воображение и заставляют вспомнить наши 1996-1998 годы. Примеров куча – особенно ярко это проявляется в травле несогласных докторов и даже судей и в освещении протестов…

Мало кто понимает: ковид-бенефициарам нужен именно «мучительный однообразный труд». Они только за него и готовы платить (от строителей, планирующих импортировать мигрантский труд на полтора триллиона рублей… до Ubera который кое-где в Европе предпочёл закрыться на Рождество, лишь бы не платить двойной праздничный тариф своим работникам).

Утверждение, что от «новой экономики» пострадают «водители» и «почтальоны», – это чушь. «Гастарбайтеры» на рабских условиях или около того – всегда будут нужны «новой экономике», а вот средний класс – нет».

Глеб Кузнецов указывает, что всё это приводит к накоплению противоречий между классами современного общества, столь же острых, как в начале прошлого века. И с теми же возможными последствиями, вплоть до бунтов и революций. На «инвесторов» в этом противостоянии я бы не поставил, заключает он.

Где в следующий раз будут массовые – пока обращённые против «карантинов» выступления? В Израиле, где накануне нового года введён третий полный локдаун? В США, где экономические сложности подогреваются возмущением от нарушений на президентских выборах и охлаждаются вбрасыванием в экономику очередного триллиона необеспеченных долларов? В свалившейся во внезапную самоизоляцию Великобритании? Этого мы сейчас сказать не можем.

Но гораздо важнее другое: сейчас Россия кажется более свободной и даже более безопасной, более человекоориентированной, чем Запад. Кажется, впервые в своей истории. Сохраним ли мы это преимущество? Или пойдём той же дорогой, что вся Европа, губя свой средний класс и наращивая количество едва сытых недовольных безработных? Вот выбор, перед которым оказалась страна в конце 2020 года…

А пока в Европе всё больше тех эмигрантов, которые хотели бы вернуться в Россию.

Автор:Андрей Перла

28 Декабря 2020

https://tsargrad.tv/articles/ne-natjanesh-masku-budet-ploho-iz-evropy-begut-v-svobodnuju-rossiju_310331

_______________

Не в бровь, а в глаз…

Я не понимаю поклонников «европейских  ценностей». Почему я не люблю Европу.

Ковидные реалии в разных странах

 

Осень, опять осень или еще одна осень, снова осень.

Я не знаю, какое у меня любимое время года.

Жизнь прекрасна, я люблю ее и зимой, и летом, и весной, и осенью. А осень…она яркая.

Стрелковая ячейка на подступе к Синявинским высотам… не глубоко вырыл, по грудь мне. Запах прелых листьев, торфа и сырой земли. Медленно, как в танце, падают разноцветные листочки. Каждый в своем цвете, но это ненадолго, скоро они будут единым ржавым ковром устилать землю. Шелест превратится в тихое шуршание, а затем просто тихо будет пружинить под ногой. А из этого ковра иногда будут выскакивать такие же ржавые, выкопанные кем-то осколки и гильзы.

Впереди в туманной дождевой дымке двести метров предболотья. Так вот и сидел ОН тут и смотрел в тишине на поле и в дымку высоты. А на высотах сидели немцы, а сзади умирали люди, русские люди в голодном городе, десятками и сотнями, потом тысячами, десятками и сотнями тысяч. Там умирали русские и здесь, на передовой все подряд граждане СССР. А двести метров надо было пройти, он не прошел, может только встать успел, а может и не успел, осел кулем в угол окопчика, поймав осколок минометной мины или снаряда, или пулю.

Меня как-то спросили почему я ненавижу Европу. Ненависть — это высокое, яркое чувство, его надо выносить, родить, зажечь. А я не люблю Европу. Не люблю, отношусь к ней с насторожённостью, с опаской. Знаете как? Ты человека не видел, но тебе про него много нехорошего рассказали и ты даже встречаться с ним опасаешься. Про Европу мне рассказала война или так: история войн, предательства и подлости.
Я смотрел на высоты из окопа НАШЕГО солдата и думал, а за что мне её любить? За то, что тут, в тысячах километрах от Германии, в сердце моей страны НАШ солдат видел сидящих на этих высотах немцев?

Также на севере нашей страны наши солдаты смотрели на датчан, голландцев в немецкой форме. Где-то на венгров, итальянцев, испанцев, румын, латышей, эстонцев, французов. А до этого стоящий в каре с ружьём наперевес солдат Кутузова видел всех тех же, только под Москвой и во французской форме? Я не берусь перечислить все разы и оконечности моей страны, где исторически гоняли наших соседей. После их ухода пустыня сожженая оставалась на НАШЕЙ земле.

И каждый раз они шли нас от чего-то освобождать: от крепостного права, царизма, сталинизма , но итог — смерть, ограбление и сгоревшие деревни. Как можно любить или ценить алкаша соседа с диагнозом шизофрения, который сейчас закодирован и впал в состояние ремиссии? Надо ставить железную дверь. Потом нужно вспомнить, что алкаш, шизофреник, там, на лестничной клетке не один. Их там банда. И периоды ремиссии у всех разные. Кто покрепче иногда поколачивает слабого.

Битый бежит к нам (эстонцы, латыши, литовцы, поляки, финны, молдаване, украинцы и т.д.) , просит защитить, пустить пожить. Мы пускаем, даем беженцу одежду и поесть, идём успокаивать дебошира, получаем в глаз и в зубы, за спиной орут потерпевшие, типа «мочи гада», поверженный падает, а пока мы лежим в больничке, соседи растащили нашу квартиру и вместе с побитым дебоширом уже написали заяву в полицию на нашу «бесчеловечность». Можно любить таких соседей? Тем более, судя по событиям в мире, период ремиссии у шизофреников в соседней квартире заканчивается и они начинают пить горькую.

Культура? Да они мыться-то научились намного позже, чем к нам водопровод провели, это исторический факт. И Россия подарила миру куда больше великих людей, чем вся Европа вместе взятая. Их якобы врожденная тяга к демократии, а наша в этом плане ущербность? Так не надо мне их демократии у меня дома вместе с их солдатами и оккупационными властями. Учиться, перенимать положительное — да. Поклоняться и любить — увольте! Мне есть кому поклоняться в моей стране, в истории моей страны.

Главное, что там должны знать, я их не люблю, но не хочу ненавидеть! Я хочу жить в своем доме, по тем правилам, которые меня устраивают. Я не хочу как у них. Я хочу, чтоб у нас было хорошо. Мне не интересно как они хотят мне помочь опять от чего-то освободиться, я свободен на своей земле, я говорю на родном языке и с полицейским, и с солдатом, и даже с чиновником. Да, последние иногда не понимают меня на моем родном языке, но это мои с ними проблемы, они решаются по-русски, а не по-немецки или английски.

Я не понимаю поклонников «типа европейских» ценностей, вопящих у нас, как нам надо сделать «все как у них». Езжайте туда. Что Вы тут мучаетесь? Оставьте нас -лапотников- ковыряться в своих проблемах. Не надо нас спасать, мы сами как-нибудь тут справимся. Поберегите свое здоровье, ведь это Вы нас — лапотников и ватников — ненавидите. Не ждите, чтоб мы Вас возненавидели. Вспомните судьбу Власова и других тогдашних любителей европейского пути развития.

Так что я не люблю Европу. И еще я не хочу смотреть в прицел на ее представителей из окопа, который выкопал еще мой дед, пусть я буду смотреть на тихий осенний лес.

Автор: Сергей Мачинский

https://zen.yandex.ru/media/vicszfo/ia-ne-ponimaiu-poklonnikov-tipa-evropeiskih-cennostei-5f96e5c21772f52b502bbc72