Как живут русские в Англии


Как живут русские в Англии


Русских в Лондоне много. Пожалуй, даже слишком много – только по официальной статистике, больше 300 тысяч. А если прибавить к ним русскоговорящих с украинскими паспортами, эмигрантов из Литвы и Латвии, которые от невостребованности родных языков предпочитают сносный русский плохому английскому, получится и вовсе больше миллиона человек. Местные русские очень разные.

Одни берут от Англии все профессиональные и образовательные блага для себя и детей, с которыми даже дома говорят по-английски. Но поздно вечером в спальне они включают русское телевидение, чтобы с наслаждением обсуждать, «как же глухо у них на совке».

Другие, работая где-нибудь в Сити, ужасно хотят «стать англичанами». Есть, конечно, и третьи. Они работают на «английской» или «околоанглийской» работе, слегка ностальгируют по родине, их частная жизнь замкнута русской общиной и свойственными ей разговорами о судьбах российской демократии и культуры.

И сложно поверить в то, что еще лет пятнадцать назад весь русский Лондон знал друг друга в лицо.

В отличие от Парижа, первой волной русской эмиграции стала вовсе не послереволюционная. Нет, конечно, некоторая часть русских эмигрантов в Лондоне оказалась, но она была не слишком многочисленной.

Если откинуть некоторый приток русских жен и мужей – такая миграция, впрочем, происходит во все страны и во все времена, – то люди из СССР в Англии оказывались на протяжении нескольких десятилетий в редчайших случаях.

Ситуация сильно изменилась в семидесятые годы: журналисты Русской службы Би-би-си были сплошь выехавшими из СССР. И разделялись на два забавных потока: ленинградская интеллигенция волны «еврейской эмиграции» и московские «невозвращенцы» – журналисты-международники. Впрочем, были и вполне экзотические истории.

Ирина

25 лет назад муж-моряк советского торгового флота вывез Ирину из Ленинграда в трюме корабля. Ирина с мужем попросили политического убежища в Англии, а тогда еще начинающий литературный агент Эндрю Нюрнберг (ныне глава крупнейшего мирового литературного агентства Andrew Nurnberg) продал их историю газете Times, что, вероятно, осело первыми осязаемыми фунтами в кармане авантюрной парочки и стало первым рассказом об Ирине в британской прессе.

Последние лет десять об Ирине британские газеты писали неоднократно.

Очухавшись от трюма, она преподавала русский в одной из частных школ, где среди ее учениц была и ныне известная актриса Эмили Мортимер. Актриса не забывает рассказать в интервью об экстравагантной учительнице с золотыми зубами, в клетчатой юбке и желтых колготках.

«Ну, да – смеется Ирина, – когда собрались уехать, кто-то из друзей посоветовал заранее сделать зубы, мол, в Англии это дорого. И я зачем-то вставила эти два передних зуба, с которыми так первое время в Англии и жила. А вот желтых колготок не было».

Ирина, впрочем, уже давно поменяла золотые компрометирующие зубы, бросила преподавать, довольно долго работала журналистом на Русской службе Би-би-си и, закрыв эту страницу своей биографии, благополучно занимается реконструкцией и строительством вилл от Лондона до Лазурного берега.

Новые

В последние 20 лет русские в Лондон попадают менее экзотическими способами. И олигархов, о которых так любят писать российские и английские газеты, среди них по-прежнему меньшинство. На протяжении 1990-х это была преимущественно профессиональная и учебная эмиграция.

Журналисты уезжали из России работать на Би-би-си, ученые – в университеты, менеджеры крупных компаний – в британские головные офисы, студенты и аспиранты – доучиваться и получать ученые степени. Кардинально ситуация поменялась около десяти лет назад, когда наши сограждане начали активно участвовать в программе эмиграции для высококвалифицированных специалистов.

До апреля 2009 года это была чуть ли не самая мягкая и доступная эмиграционная программа в мире.

Фактически нужно было только сдать экзамен на знание языка и иметь высшее образование. Остальные требования – показать наличие некоторых денежных средств на счете – были ну очень несложными, ограничений по возрасту практически не имелось, а чтобы получить отказ, нужно было очень постараться.

Именно по этой программе HMSP (ныне Tier 1) в Англию за последние годы въехало рекордное число переселенцев из России и Украины. Правда, въехать не значит остаться. Большинство эмигрантов по этой программе въезжали уже с семьями. И сталкивались с ситуацией, что российский диплом автоматически не гарантирует работу в Англии, а сданный тест вовсе не эквивалентен реальному владению языком.

Слава и Таня

Слава и Таня приехали из Ульяновска три года назад. Слава – высококлассный инженер, Таня – обладатель аж двух дипломов: юриста и инженера. Обоим за 30, сын-школьник. Советские и постсоветские дипломы «специалиста» через английскую систему признания иностранных документов об образовании превращаются в «бакалавра». Это в лучшем случае.

Юрист вообще должен все начинать с нуля. А звания бакалавра для работы по профессии в Британии часто недостаточно. Или нужны специальные узкопрофессиональные курсы, лицензии. Притом первые три года жизни в Англии платить за них нужно по полному тарифу, а программа Tier 1, кроме того, требует от эмигранта работы с доходом не меньше 25 тысяч фунтов в год, а не продолжения учебы.

Славу спасли золотые руки: он легко нашел работу электрика, быстро начал болтать по-английски. Да и частных русских клиентов у него очень много: наши сограждане отдают предпочтение ремонтникам с родины. Что вполне понятно: стоит это дешевле, а работают они, не в обиду англичанам, качественнее: английский рабочий (как и русский на родине) в лучшем случае окончил школу. А в худшем – и ту не окончил.

Русские рабочие здесь почти все с высшим образованием и золотыми руками.

Профессиональная жизнь Тани застопорилась. Английский дается ей трудно, несмотря на курсы и частные уроки. Уже второй год она работает в государственной больнице, из санитарки стала бригадиром санитарок. С тем, что юристом или даже менеджером с таким английским и при таких ценах на образование для неграждан Великобритании ей не стать, Таня уже почти смирилась.

«Экономически мы в порядке, – рассказывает Слава. – Но даже при этом квартиру купить не можем. С этим кризисом банки совершенно сошли с ума: они просто не дают кредиты всем, у кого нет постоянного вида на жительство. А по нашей визе мы его получим только через пять лет. Если бы не кризис, я бы давно уже мог жить в своей квартире и выплачивать кредит.

А так приходится зазря платить аренду, которая даже дороже, чем выплаты по кредиту. Ужасно обидно».

Впрочем, проблема владения английским и эквивалентность диплома не единственная и, может быть, не главная проблема. Дело в том, что вообще-то работы в Лондоне нет.

Ольга

Ольге тоже за 30. Приехала она из Москвы полгода назад с детьми. В Москве была журналистом и общественным деятелем. Но до этого успела 10 лет прожить в Америке, где получила «магистра» по юриспруденции и IT. Английский язык у нее как родной, а может, и получше. Но работы ей не найти.

Английским СМИ не нужен журналист с опытом работы только в России, IT-компаниям не нужен постоянный персонал, а временная работа не нужна Ольге.

Она хоть и бывалый эмигрант, сначала сняла дом в хорошем пригороде, потом переехала в скромную квартиру в городе, а теперь вынуждена перебраться в небольшой городок в нескольких часах езды от Лондона: аренда дорогая, а работы нет.

Ольга серьезно раздумывает о продаже московской недвижимости и приобретении чего-либо в Англии. Увы, квартиры в Москве продаются туго, а купить свежему эмигранту собственность в Англии даже без ипотеки не так-то легко. Сделки с недвижимостью делаются здесь исключительно через юридического посредника и агентства, а те придирчиво изучают «происхождение денег» и покупателя. Могут просто не продать или продать по завышенному тарифу.

Одно радует – дети-школьники учатся бесплатно. Бесплатное среднее образование и бесплатная медицина (качеством сравнимая с аналогичной российской) – единственное, что положено без «эмигрантского коэффициента» вновь прибывшим.

И в этой ущемленности все равны: специалисты, жены англичан, инвесторы. Только срок ущемленности разный: для жен и членов семей британцев – 2 года, для остальных – около пяти лет.

Жены

Истории про русских жен в Лондоне в основном счастливые. Приехали, подучили язык (если нужно), поучились-переучились, начали работать, через 2 года получили вид на жительство, через три – паспорт, влились в среду мужа… Но это Лондон, Ливерпуль, на худой конец Ковентри – крупные города.

А вот в английской глубинке, разворачиваются часто настоящие драмы. За ними можно следить, не отрываясь от дивана, их героини изливают свои проблемы на «Братке» – самом старом и популярном русскоязычном форуме в интернете.

Деньги

Очень богатых среди русских немного, имена некоторых – вроде Романа Абрамовича или Олега Дерипаски – постоянно на слуху благодаря прессе. Хотя точно этого никто не знает. Вот, например, недалеко от Аскотта, городка, знаменитого королевскими скачками, несколько лет назад стихийно возникла «английская Рублевка», или, как шутят завистники, «территория компактного проживания соломенных вдов».

Здесь усадьбы за широкими заборами, няньки, кухарки, родственники, дети и мужья по выходным и каникулам, продолжающие делать бизнес в России, часто вдалеке от столиц.

Неквалифицированной и малооплачиваемой работы в Англии много. Платят пусть и мало, но достаточно, чтобы снимать комнату и как-то сводить концы с концами. Те, кто постарше, особенно русские из Прибалтики, и не стремятся к большему.

Как-то можно дотянуть до 60 лет, а там и пенсия, положенная даже человеку, официально не работавшему в Англии ни дня. А также бесплатный проезд, пособия и даже бесплатная квартира, пусть и в неблагополучной социальной резервации.

Основная же масса русских – средний класс: дом или квартира в кредит далеко от центра, дети в государственной английской школе, работа в среднем менеджерском звене, отпуск по «горящему» туру в Европу раз в год.


Как живут русские в Англии


Несмотря на то что пишет отечественная и местная пресса, британцы относятся к русским с симпатией: русские законопослушны, неагрессивны, трудолюбивы и быстро ассимилируются. Другие эмигрантские этносы вызывают у британцев куда большее беспокойство.

Опубликовано на сайте ИА БалтИнфо (2009).

ИА БалтИнфо