Что ждет русских на чужбине?

Людмила ТУРНЕ.


Что ждет русских на чужбине?


Русская Швеция и шведские россияне: некоторые проблемы самоидентификации русских в северном королевстве.

Выступление руководителя независимого общества «Русский Салон» Людмилы Александровны ТУРНЕ на Четвертой общешведской конференции российских соотечественников.

Уважаемые организаторы конференции!

Уважаемые соотечественники!

Спасибо за приглашение и данную мне возможность высказать то, что меня волнует…

А именно — некоторые проблемы самоидентификации русских в северном королевстве. Я не претендую на истину в последней инстанции, а просто хочу поделиться своим мнением, не навязывая его никому.

Я буду говорить о русских людях, но прежде хочу вспомнить «армянский эпизод». На фронтоне одного армянского учебного заведения, находящегося вне Армении, начертано: «Гордись, что ты – армянин». Как напоминание живущим вдалеке от родины, чтобы не забывали своих корней.

Мне кажется, что сегодняшним россиянам не мешало бы в сердцах, в сознании высечь подобную фразу: «Гордись, что ты – русский!» Или – «россиянин». Важно всегда помнить о своих корнях. Но, мне кажется, большинство из приехавших сегодня в Швецию молодых россиян не хотят и думать об этом.

Их души зарастают травой забвения, раз не брошены иные зёрна. А у этого сорняка корни цепкие и длинные. Чтобы вырастить прекрасный цветок, надо приложить немало усилий. А сорняки обходятся и без наших усилий: они стремительно размножаются. Им не нужна забота – лишь бы никто им не мешал.

Но в начале моего выступления я говорила о других корнях – наполняющих организм живительными соками, позволяющих зеленеть кроне. Без них, этих корней, дерево засыхает. Оно вроде бы крепко держится за землю и не падает, но в нем нет жизни…

В данном случае корни – это наша память о России, связь с ней, с ее языком, ее культурными традициями. Как сделать так, чтобы беспамятство не стало неизлечимым недугом наших соотечественников? Может быть, стоит подумать об этом, предпринять решительные шаги.

Я заговорила о русском языке не случайно. Я ревностно отношусь к нему, болею за него. Русский язык — это основа основ самоидентификации, принадлежности к нации. Мне довольно часто приходится слышать, как общаются меж собой русские подростки и молодежь постарше, и даже взрослые. Мало того, что их речь забита англицизмами типа: «сбрось мне месседж», «это же сплошной трэш», «початимся вечерком», так еще и произношение тех, кто год-другой прожил в Швеции уже «картавое», а построение фраз не выдерживает никакой критики.

Ну как может русский человек говорить: дом лежит недалеко от набережной? Я возьму автобус…ехать надо на пендельтоге…Это своего рода лингвистический терроризм: и по-шведски, и по-английски они толком говорить не умеют, и по-русски говорят так, будто это чужой для них язык: шопинг, драйв, экшн, адреналин, супер. Эллочка-людоедка и то краснеет.



В Швеции русские люди сегодня устраивают самые разные праздники, атрибутами которых являются блины, самовары, воспоминания о разного рода датах… Это всё замечательно. Но, может быть, есть смысл подумать о традиционном фестивале, героем которого стал бы чистый русский язык.

И чтобы в этом фестивале могли принять участие россияне, живущие в разных городах Швеции, и стар, и млад. Современные технологии позволяют сделать это. Наше независимое общество «Русский Салон» убедилось в их эффективности, когда проводило накануне 65-летия Великой Победы международный конкурс юных литераторов «Эхо войны».

На него поступили работы не только из самой Швеции, но и из других стран: из Франции, Германии, Бразилии, Марокко, Латвии, Эстонии, из разных городов России и даже из Сибири! И жюри работало тоже в электронном режиме, арбитры при обсуждении работ находились в разных городах и странах. Так что при желании, устроить Фестиваль родной речи в таком небольшом по размеру королевстве, как Швеция, вполне реально.

Почему я об этом говорю? Очень важно, чтобы в «шведских россиянах» не исчез окончательно процесс самоидентификации, при условии, если они сами этого хотят. Чтобы они остались носителями чистого русского языка, культуры, к сфере которой относится, кстати, и православие как огромный пласт духовного и культурного наследия предков. Это процесс нравственный.

А нравственное здоровье личности играет не меньшую роль, чем здоровье физическое. Ведь человек может быть здоров (как говорят у нас в России, кровь с молоком), а по натуре своей оставаться циничной пустышкой. Разве такими Иванами, не помнящими родства, людьми без рода и племени мы хотим видеть своих юных соотечественников? На этот вопрос пусть каждый сам себе ответит.

Вы можете возразить: если каждый сам себе ответит, тогда в чем проблема-то? Но дело в том, что тут необходим толчок извне. Потому что вовлечение соотечественников в процесс самоидентификации может начаться только с учетом формулы философа Николая Александровича Бердяева, который говорил: «Русский человек никогда не чувствует себя организатором. Он привык быть организуемым».

Как и кто может «организовать русского человека», и вообще подвигнуть россиян в Швеции стать единым сообществом – сообществом именно российским? Вокруг чего могут сплотиться люди разных возрастов, профессиональных сфер и интересов?

Когда-то, очень давно мы в нашем обществе жили мыслями о сплочении вокруг Православной церкви, а точнее, вокруг православного прихода. Нынче, увы, такой мысли не прозвучит. И это подтверждает сама история.

В Стокгольме русскому православному приходу шесть столетий, но своего храма русские так и не построили. А вот мечети в Швеции строятся. Синагоги – тоже. Стало быть, дело в нас самих, в нашем поведении, в нашем отношении друг к другу, в наших разговорах. Приход – в том же Стокгольме есть – но ютится он в арендуемом помещении, и круг его влияния узок и сужается всё больше.

Очень многие просто перестали ходить в церковь или, если ходят, то либо в сербскую, либо возвращаются в зарубежную. И это отражается на духовной жизни «шведских россиян». Я не в осуждение, а просто говорю правду, как она есть. Просто я размышляю, нащупываю «болевые точки», ищу ответы, что можно сделать, чтобы вернуть наших прихожан в наш приход, дабы переломить ситуацию.

Мы через наш Русский Салон находили и места и здания, где можно было бы заново построить или просто создать в готовом доме нашу церковь. Мы стучались в разные двери с планами и описаниями. Нам их приоткрывали, даже выслушивали, иногда обещали помощь, но не помогали. А чаще всего мы наталкивались на равнодушие, молчание и даже раздражение.

Теперь я стучусь в вашу дверь, предлагая подумать над нашим планом создания в Стокгольме русского центра духовной культуры. У нас в «Русском Салоне» есть и программа для этого. Нам необходим именно дом как конкретное здание, где шведские россияне могли бы общаться круглый год и постоянно находить для себя немало полезных и интересных занятий и встреч.

Черновой проект (и не один) «Русский Салон» уже составлял и предлагал разным ведомствам, но увы. Нет нам ответа. А причина вся та же.

И в заключение… «В русском народе есть поистине свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства». Эти слова Бердяева актуальны даже в наше рыночное время. Не жаждать земной прибыли, но дорожить свободой духа — русского духа, – созидая, конечно же, не в ущерб Шведскому Королевству на его территории Русскую Швецию.

Шведами все равно никому из нас не стать. Да, собственно, и не стоит стремиться к этому. Куда лучше оставаться русским человеком со всеми вытекающими отсюда помыслами и чувствами, чтобы иметь полное право воскликнуть вслед за великим Суворовым: «Мы русские – какой восторг!» Но пока нам с вами, живущим в Швеции, еще предстоит завоевать право именоваться русскими. Звучит странно. Но это так.


Что ждет русских на чужбине?


В работе конференции участвовал Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Королевстве Швеция Игорь Святославович Неверов.

Л.Турне