Что нужно русским Литвы?

5.07.2015-pamyatnik-tysyacheletie-rossii-6

 

От редакции сайта. Предлагаем нашим читателям материалы из Литовской республики, помогающие понять, как сказывается на её русско — язычном населении информационная война против России, какой раскол возникает среди людей разных национальностей даже в объединениях по национальным признакам и культурным потребностям, если помощь в осуществлении проектов приходит из России.

А ведь среди фигур на памятнике «Тысячелетие России» есть и литовские князья!

*****

В прошедшие выходные в парке Вингис в Вильнюсе прошло мероприятие – День России. Я русский, но меня сюда никто не приглашал, я ничего не слышал об этом мероприятии. Наверное, ничего и не услышал бы, если бы ни обозреватели правых взглядов, которые не упустили случая напомнить своему небольшому, но верному кругу почитателей о хорошо замаскированной «пятой колонне».

Когда я пою литовский гимн, закрываю глаза, и чувствую, как по коже бегают мурашки. Сентиментальный пафос? Нет! Таких, как я – десятки тысяч. Одни служат добровольцами в армии, другие прославляют Литву победами в спорте, или радуют любителей культуры своими произведениями. Евгений Шуклин, Андрюс Мамонтовас, Алина Орлова и сотни других русских или литовцев русского происхождения работают, создают, действуют во имя Литвы.

Но есть всякие. Всякие были и в прошлые выходные в парке Вингис. И с флагами непризнанной Донецкой Республики, и с изображением полковника КГБ ВВП на майках. Лично мне стыдно за таких людей. И неважно, кто они – русские, поляки или литовцы. К счастью, таких, не смотря на мощную машину пропаганды  соседней страны, было (и, надеюсь, будет) меньшинство.

Я боюсь ошибиться, но думаю, что никакой реальной угрозы это меньшинство не представляет: большая его часть интеллектуально слабая, дезориентированная, питающаяся «мылом» «Русского радио» и ОРТ. Что нужно русским Литвы? То же, что и литовцам – работа и зарплата, позволяющая достойно жить и содержать своих детей, благоприятные условия для бизнеса, возможность отдавать детей в детские сады и школы, безопасные и освещенные улицы, чувство защищенности.

Русские Литвы не требуют никаких особенных политических и социальных прав. Никто не жалуется и на недостаток внимания власти, а именно оно – самое важное. Прежнее правительство консерваторов и либералов в 2010 году упразднило Департамент национальных меньшинств и эмиграции. Это был политический жест, показывающий отношение правых к нацменьшинствам.

Но печальнее всего было то, что силы недружественных к Литве стран очень быстро воспользовались образовавшимся вакуумом. Восточный сосед не только последовательно повышал финансирование организаций нацменьшинств, но и начал сплачивать польские и русские общины для совместных политических проектов. Ошибки прежнего правительства исправило правительство Альгирдаса Буткявичюса.

В прошлом году кабинет министров решил учредить Департамент национальных меньшинств при правительстве. Он начнет действовать уже в следующем месяце. Для национальных общин такое учреждение – вопрос особой важности. Особенно для тех, которые не хотят никаких связей с улицей Латвю. Департамент национальных меньшинств может стать настоящей занозой для улицы Латвю (имеется в виду Посольство РФ в Литовской республике, расположенное на этой улице – ред.сайта).

Конечно, все будет зависеть от его действий или бездействия. Необходимо выдвигать амбициозные цели. Почему в следующем году не попробовать вытолкнуть из рядов организаторов Дня России тех, кто очерняет Литву? Не стоит ли создавать специальные форматы нацменьшинств, как противовес контролируемым Россией организациям? Возможно, надо более активно сплачивать лидеров национальных общин?

Может быть, стоит обратить внимание на молодежь нацменьшинств, для которой приключения Гарри Поттера намного ближе, чем приключения Шурика? Я верю, что Департамент национальных меньшинств  примет действенные решения, которые в долгосрочной перспективе позволят снизить влияние улицы Латвю на жизнь национальных меньшинств Литвы.

5.07.2015-sergejus-tichomirovas-68224890

Сергей Тихомиров, заместитель председателя Вильнюсского отделения ЛСДП (социал-демократическая партия -ред.),

ru.DELFI.lt  — пятница, 12 июня 2015 г.

http://ru.delfi.lt/opinions/comments/stihomirov-chto-nuzhno-russkim-litvy.d?id=68225754

____________________

 

От редакции. А это уже поучения не политика городского масштаба, а рекомендации  «геополитического масштаба» от литовского профессора:

 

Вильнюс может стать противовесом Кремлю

В Литве постепенно формируются два новых и пока очень небольших центра кооперации свободы русских и славян, положения которых существенно отличаются от «мира» Кремля.

Формирование таких небольших, но жизнеспособных центров обусловливает множество факторов: иммиграция активистов Болотной, представителей бизнеса и белорусской оппозиции, членство стран Балтии в ЕС и НАТО, как гарант безопасности российской оппозиции, географическая близость, схожесть менталитетов, опыт оппозиционной деятельности, демократия.

Новые сообщества появляются не только и не столько старым способом «беженцев», а иначе: путем развития сетевой кооперации, в основном, интеллектуальных центров. Конечно, это только тенденция: новые оппозиционные центры небольшие, а влияние Красной площади на русских стран Балтии и мира пока такое большое, что новые тенденции остаются, скорее, желаемым проектом, хрупкими зачатками, которым пока далеко до сильной политической альтернативы.

Я не буду употреблять таких слов, как «скиталец», «кочевник» по отношению к этим представителям мигрирующей оппозиции и бизнеса, это было бы ошибкой. У кочевых культур есть свои территории, а современные политические мигранты – не только вне территорий, но и не кочуют, а опираются на деятельность динамичных, подвижных кооперированных центров.

Например, в Литве живут и активно работают российские политические деятели, соратники Бориса Немцова, активисты движения «Солидарность»: Михаил Маглов, Всеволод Чернозуб и директор объединения «Объединенный гражданский фронт», соратник Гарри Каспарова Иван Тютрин. Только благодаря их деятельности в Литву и Латвию постоянно приезжает один из лидеров демократической оппозиции Илья Яшин, другие активисты.

Маглов – один из инициаторов создания чего-то похожего на «Союз движения политэмигрантов». Неопределенность названия акцентирует динамику, коммуникацию, кооперацию свободы. Чернозуб вместе со своими коллегами взялся за просвещение русских Литвы и стран Балтии, чтобы показать, какие опасности исходят от Кремля, какова его пропаганда, что такое демократические ценности, за что борется демократическая оппозиция России.

Эта антипропаганда российских активистов в русскоязычной среде, в школах, клубах, на разных встречах очень важна, учитывая, что они не литовцы, и не посланники литовской власти, которые должны «перевоспитать» непослушные меньшинства. Но все же, важна не прямая антипропаганда, а ясность в вопросе о том, почему важна политическая демократическая оппозиция, как в этой деятельности могли бы участвовать граждане Литвы.

Для российской публичной элиты политическая эмиграция – не в новинку. Многие российские философы, исследователи политики, писатели и поэты странствовали по Европе после Октябрьской революции, в зависимости от обстоятельств формируя свои центры в Праге, Берлине, Париже, микроцентр в довоенном Каунасе. Но они по-прежнему несли имперские геополитические и мессианские идеи, хотя и не большевистские.

Идеи реставрации монархизма, демократической великой России или Евразии имеют мало общего с современным пониманием открытой демократии с множеством альтернатив. Сегодня центры новой политической миграции россиян более динамичны, медийны и более западные.

Московская оппозиция Болотной ведет себя почти также, как белорусская оппозиция: формирует широкую сеть центров свободы и демократии за границей, без признаков явного лидерства, но с множеством альтернатив коммуникации и гуманитарных проектов. Активисты Болотной и Белорусского народного фронта не тотально преследуются и запрещаются, а выборочно.

Мы имеем дело не с тоталитарными, а со специфическими авторитарными режимами. Поэтому часть российских оппозиционных движений и активисты партий могут продолжать действовать в России, или хотя бы поддерживать определенную связь с общественностью. Аппараты власти Путина и Лукашенко заинтересованы в безопасности публичной, интеллектуальной оппозиции: известных литераторов, философов и предпринимателей.

Любые атаки против них очень болезненно воспринимаются на Западе. И наоборот, менее известные демократические активисты и левый фланг преследуются без угрызения совести. Поэтому новейшее сотрудничество политической свободы проходит не путем создания центров нетрадиционной ссылки диссидентов и беженцев (что было бы актуально при тоталитарных режимах), а путем развития стратегии «выхода штабов за пределы территории» и коммуникационных сетей.

Все оппозиционные центры в Москве и Минске не запрывают. А их активисты объединяются со своими коллегами в странах Балтии и Финляндии. В этих соседних с Россией странах формируется интенсивная, сетевая, демократическая оппозиция Кремлю. География белорусской оппозиции немного иная – в основном между Вильнюсом и Варшавой.

Новая, сетевая оппозиция вместо приказного тона, объясняющего, кто есть враг (США, «фашистские страны Балтии» и «бандеровская Украина») развивает диалог, интерактивные связи с общинами, социальные проекты, из-за которых нарушается сама суть пропаганды: манипулировать в приказном тоне. Пресса друзей Кремля воспитывает русскоязычных в странах Балтии, говоря, что эти страны принимают неправильные международные, военные, экономические, культурные и социальные решения.

Антипропагандистские действия российской демократической оппозиции иные: уважение к разнообразию, прозрачная демократия, открытость к соседу, социальная солидарность и участие, разоблачение ложных сообщений, предложение многих альтернатив, поддержка творческой и открытой оппозиции.

Таким образом, белорусская и российская демократическая оппозиция действенно и продуктивно включаются в жизнь стран Балтии и Финляндии, поддерживая радио и телепередачи на русском языке, создавая новые интернет-сайты, обеспечивая широкую региональную коммуникацию и сотрудничество.

Поэтому, я думаю, оппозицию в России и Беларуси надо всячески поддерживать и вовлекать в создание геополитических альтернатив и их модерацию. И все же кооперированная, полная альтернатив динамика свободы сталкивается с проблемой временного размещения в конкретном месте.

К примеру, в Литве представители демократической России и Беларуси, политические мигранты и их гости сталкиваются с:

a) тем, что местные русскоязычные верят Кремлю и нетерпимо относятся к российской оппозиции;

b) с ростом бытовой ненависти литовцев и латышей ко всему русскому, с банальной русофобией, которая, как рак, проникает и в коммуникацию культурной и публичной элиты;

c) с соблазном создать «единый оппозиционный фронт» и устранить его противоречия.

Стереотипное изображение «плохой России», не очень умного «человека советского времени» часто переходит границы рациональной критики и становится банальным штампом, адресованным всему, что звучит по-русски. Несомненно, это разлагающе действует на мышление и культуру литовцев.

Такой уничижительный настрой не помогает и литовским публичным деятелям поддерживать демократические союзы соседних стран, кооперироваться с ними, демонстрировать активную позицию в пользу демократизации России и снижения авторитарности.

Итак, перед Литвой, символично – перед Вильнюсом, открывается возможность стать важным центром не только белорусской, но и российской оппозиции и побудить к сотрудничеству политических активистов этих двух стран. Для этого можно формировать новые политические мифологии или действенные альтернативы.

Вильнюс в силу своей исторической роли и географического положения, в силу своей славянской многонациональности может приобрести дополнительные возможности стать активным политическим деятелем, деконструирущим и конструирующим региональную политику.

Таким центром не может стать ни Киев, который является для этого более подходящим местом по расположению, но он не безопасен в силу оборонительной войны и действия российских спецслужб, а языковые барьеры там также появляются. Поэтому российская демократическая оппозиция рассматривает Киев, скорее, как временную стоянку. Официальная Беларусь, Лукашенко гордится попкультурным фестивалем «Славянский базар» в Витебске. Однако это скорее «славянский мир в Дроздах», а не демократический мир, полный альтернатив и свободной коммуникации. Широкое пространство для действия заодно с российскими, а шире, славянскими демократическими союзами, сотрудничества или участия в создаваемых ими альтернативах существует в Варшаве, Вильнюсе, Риге, Таллине и Хельсинки.

Российские и белорусские политические мигранты — это лучшие люди из тех, которые приезжают жить в страны Балтии: многие из них молоды, предприимчивы, очень образованы, настроены против Кремля, творческие, активные в различных медиа-пространствах. Кажется, чего ждать: надо их как можно больше поддерживать.

Однако русофобия, боязнь чужого и иммиграции в Литве, старые и отжившие мифологии корней и земли сковывают возможности политического сотрудничества, кооперации и участия. А развитие демократической России с опорой на оппозиционные инициативы русских в Балтии — это отличный альтернативный проект кремлевской авторитарной экспансии. «Русский мир» можно остановить сетевым сотрудничеством в Балтии.

Это уникальная геополитическая возможность не закрываться в рамках своего национализма и разбудить историческое и региональное сознание. Нужно лишь одно: поддержать усилия русских в Балтии по демократизации большой России, помочь объяснить русским, что их диаспора – огромна, и они, а не Кремль, являются мировыми лидерами.

Поэтому, сотрудничая с диаспорами в Лондоне, Берлине, Тель-Авиве, Нью-Йорке, они могут превратить пропагандистский конструкт «Русского мира» в союз подобный «Русские мира за демократизацию России», где важная роль пришлась бы на долю балтийских стран. Соответственно и центры сотрудничества славян помогли бы однажды преодолеть их утопии «XXX – третий Рим».

5.07.2015-gintautas-mazeikis-67077342

Гинтаутас Мажейкис, профессор университета им. Витаутаса Великого,

ru.DELFI.lt  29 июня 2015 г.

http://ru.delfi.lt/opinions/comments/gmazhejkis-vilnyus-mozhet-stat-protivovesom-kremlyu.d?id=68216162

____________________

 

А таким вот образом студенческая молодёжь проходит антисоветскую практику на сибирских просторах …

 

«Миссия Сибирь 2015»

5.07.2015-missiya-sibir-2015

Для участия в «Миссии Сибирь» в этом году зарегистрировались почти 800 человек. Уже отобран 71 участник миссии, который примет участие в пробном походе.

«Мы получили почти 800 анкет, и это уже доказывает, что число граждански настроенных людей с прочными патриотическими ценностями увеличивается, и проект, отмечающий десятилетие, приобретает все большую важность в глазах молодых людей», – сказал директор благотворительного фонда Jauniems («Молодым») Игнас Русилас.

Этот фонд реализует проект «Миссия Сибирь».

С 30 по 31 мая претенденты, попавшие во второй отборочный этап, попробовали свои силы в походе в лесах Дзукии.

«Мы пройдем не один десяток километров, поэтому каждый участник должен быть подготовлен как физически, так и психологически. Цель этого похода – воссоздать все возможные условия, с которыми, скорее всего, может столкнуться команда в Сибири. В лесах мы будем искать исчезающие кладбища, постараемся привести их в порядок», – говорил организатор походов Арнольдас Фокас.

В настоящую экспедицию поедут 16 человек. 17 июля они отправятся по местам ссылок и заключения литовцев в Сибири, в Томской области (на Востоке России).

Проект «Миссия Сибирь»  проводится с 2006 года. Он направлен на воспитание у молодежи гражданственности и патриотизма. За время, прошедшее с начала осуществления этого проекта, места захоронений и ссылок литовцев в Сибири уже посетили 13 молодежных экспедиций.

Подготовлено по материалам СМИ

Фото с сайта topnews24.ru

http://www.kurier.lt/missiya-sibir-2015/