Атлантида донецких степей

9 февраля 2008 года исполнилось 90 лет со дня провозглашения Донецко-Криворожской республики. О ней сначала упорно молчали историки СССР, теперь не менее упорно молчат историки Украины. Но помимо их воли и стараний она была и остается исторической реальностью.


Атлантида донецких степей
Во времена существования Российской империи административные границы буквально на куски разрывали Донецкий край и тем самым сдерживали его развитие.

Поэтому едва в 1917 году император Николай II отрекся от престола, на юге создался правительственный орган – Временный Донецкий комитет, который намеревался регулировать и планировать экономическое развитие Донбасса как единого промышленного комплекса. В те тревожные годы вопросы о судьбах Донбасса поднимались и решались на пленумах и объединенных съездах с участием самых разных партий: большевиков, эсеров и прочих.

Параллельно в Киеве на протяжении всего 1917 года формировались националистические органы власти. Созданная 20 марта Центральная Рада объявила себя хозяйкой всего юга Российской империи, нисколько не смущаясь тем, фактом, что ее никто не выбирал.

Сегодня об этом говорить не принято, зато навешивать ДКР ярлык «самопровозглашенной» пытаются все, кому не лень. А между тем легитимность ДКР была и остается значительно выше, чем у Центральной Рады, ее создали действительно избранные народом депутаты.

Едва создавшись, Центральная Рада затеяла с Временным правительством спор о территориях. Вот как вспоминает о тех дискуссиях в «Відродженні нації», глава правительства Центральной Рады Владимир Винниченко:

«…Они коснулись Черного моря, Одессы, Донецкого региона, Екатеринославщины, Херсонщины, Харьковщины… Киевщину, Полтавщину, Подолию, ну пусть еще Волынь, ну ладно Черниговщину они могли признать украинскими. Но Одесса с Черным морем, с портом, с путем к знаменитым Дарданнелам, к Европе? Но Харьковщина, Таврия, Екатеринославщина, Херсонщина, да какие же они украинские? Это же Новороссия, а не Малороссия, не Украина. Там и население по большей части не украинское, это, одним словом «русский край».

Россия не торопилась расстаться со своими территориями и вместо Конституции, которую ждали в Киеве, прислала лишь «Временную инструкцию Генеральному секретариату Временного правительства на Украине». Согласно этой инструкции три новороссийские (Екатеринославская, Херсонская и Таврическая), Харьковская (Слобожанщина) и частично Черниговская (Северщина) губернии не попадали под юрисдикцию Центральной Рады.

И Центральная Рада решила присоединить их самостоятельно, наспех приняв III Универсал. Но уже через десять дней пленум исполкома советов Кривбасса единогласно осудил III Универсал, не признал октябрьского переворота и высказался категорически против посягательств Рады на территорию Кривбасса.

Слова лидера компартии Артема, сказанные в тот день, стали судьбоносными. Он призвал к созданию» независимой от киевских центров, самоуправляющейся автономной Донецкой области», обладающей всей властью советов. Уже в начале декабря 1917 года, на областной конференции большевиков, Артем выступал с докладом и убеждал: «Донбасс должен представлять отдельную от Украины административно-хозяйственную и политическую единицу. И так как здесь уже существует областная партийная организация, то нет никакой надобности в объединении во всеукраинском масштабе».

Затягивать с провозглашением Донецкой республики революционеры не собирались, и в Харькове I съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов принял специальную резолюцию « О Донецко-Криворожском бассейне», своего рода протест против «преступной империалистической политики руководства казацкой и украинской буржуазных республик, которые стремятся поделить между собой Донецкий бассейн». Съезд заверил, что будет добиваться единства Донбасса в пределах советской республики».

В тот момент будущее страны и Донбасса слабо просматривалось сквозь пелену страстей, а споры об административном делении не стихали. Киевляне настаивали – в основу формирования областей должен быть заложен национальный принцип, харьковчане доказывали – экономический. Дискуссию прервали обстоятельства. В Бресте представители изгнанной Советами из Киева Центральной Рады подготовили IV Универсал и Германия под видом «миротворцев» получила шанс оккупировать Украину.

В этот же день , 9 февраля 1918 года, IV съездом советов Донкравбасса в Харькове была провозглашена и Донецкая республика. Съезд создал и обком ДКР, куда вошли пять большевиков, три эсера, один меньшевик. То есть республика создавалась не одними лишь большевиками, как это пытаются доказать некоторые историки.


Атлантида донецких степей

Первой столицей ДКР стал Харьков. Быстро, всего за пять дней, у ДКР появилось правительство. В него вошли Артем, председатель и комиссар народного хозяйства; С. Васильченко, комиссар по делам управления; В. Межлаук – по финансам; М. Рухимович – по военным делам; Б. Магидов – по труду; М. Жаков – по просвещению; В. Филов – по судам; Б. Каменский – по госконтролю. Создание ДКР в центральных органах партии встретили без восторга.

Ленин через чрезвычайного уполномоченного СНК на Украине С. Орженикидзе уже первого марта предупреждал: «Что касается Донецкой республики, передайте товарищам Васильченко, Жакову и другим, что как бы они ни ухитрялись выделить от Украины свою область, она, судя по географии Винниченко, все равно будет включена в Украину, и немцы будут ее завоевывать».

Чтобы упрочить оборону, партия настойчиво рекомендовала создать единый фронт, и Артему 17-18 марта пришлось подписать «Декрет военных действий», где в одно целое сливались силы всех южнороссийских Советских республик (УНР, ДКР, Крымской, Одесской, и Донской). Официальная партийная историография трактует подписание этого декрета, как окончание жизненного пути ДКР.

А это неверно. ДКР продолжала жить, она геройски сопротивлялась немецким оккупантам. У нее была своя армия, и не каких-то 300 студентов, как у Центральной Рады под Крутами. Армия ДКР поначалу насчитывала 8,5 тысяч штыков, позже их количество увеличилось до 13 тысяч. Были у ДКР и свои полководцы – А. Геккер, П. Баранов.

Формально все военные силы южных республик подчинялись Антонову-Овсиенко, а реально, при нестабильной связи, действовали самостоятельно.

Донецкая республика продолжала жить и в политическом смысле.

Газета «Известия юга» опубликовала воззвание правительства от 6 апреля 1918 года «Всем!Всем!Всем!: Мы, правительство республики заявляем: Киевское правительство Рады вторглось в пределы нашей Донецко-Криворожской Республики. Мы, правительство республики, заявляем: никакого мира без признания нашей республики обеими сторонами быть не может…

Мы заявляем, что киевское правительство не может ссылаться, завоевывая нашу республику германо-австрийскими штыками, ни на какие исторические и другие права, кроме права завоевания. Киевскому правительству должно быть известно, что мы, как особое объединение, существуем с первых же дней свержения династии Романовых и как республика – со времен Октябрьского переворота.

Таким образом, притязания киевского правительства на захват нашей территории ничем, кроме грабительских стремлений киевского правительства, объяснены быть не могут».Подписали это воззвание Артем, Рухимович, Межлаук, Магидов.

Примечательно, что представители ДКР боролись с врагом на фронте и работали в тылу. До самого освобождения Донбасса в подполье действовал обком Донецко-Криворожской республики. По окончанию войны предпринимались попытки возродить ДКР. 20 февраля 1919 года планировалось провести областную партийную конференцию Донбасса.

Но Совет обороны своим постановлением попросил товарища Сталина через Бюро ЦК «провести уничтожение ДКР». Дело в том, что революционеры понимали: для влияния на Украину им нужен промышленный Донбасс в ее составе. ДКР упразднили полностью.

Но даже через год после того, как советская власть утвердилась в Донбассе, в феврале 1920 года на съезде волостных ревкомов Азовского района звучало: «Съезд настаивает на быстром экономическом и политическом слиянии Донецкой губернии с Советской Россией в едином ВЦИК Советов». На документах того времени еще сохранились печати, на которых видно, что Юзовку считали частью РСФСР.

Историки замалчивают факт существования ДКР совсем не потому, что она не сыграла в истории никакой роли. Их смущает то, что всякие потуги представить некий заговор «москалей-большевиков» против «законного украинского уряду» — Генерального секретариата Центральной Рады нивелируются мощным движением народа, который без каких-либо директив сверху самоопределился, поставив интересы края выше всех других.

У ДКР есть чему поучиться. Ее лидеры были прекрасными организаторами, в последствии они стали видными советскими государственными деятелями. А имя Артема носят города и поселки не только Украины, но и других стран.

Показательно, что в Донецке главная улица города и в советские времена, и теперь носит имя Артема. Здесь же стоит памятник этому незаурядному человеку, память которого в день рождения республики уже традиционно приходит почтить партия «Русско-Украинский Союз» (РУСЬ). По словам ее председателя, депутата Донецкого областного совета Ирины Поповой официальные киевские власти всячески навязывают жителям Донбасса чуждые идеалы и чуждых героев, таких как Мазепа, Бандера, Шухевич. А между тем, у нас есть своя история, своя героика, свои традиции о которых мы помним, и будем помнить.

Сергей Сушко

ИА «Русское Зарубежье»

С.Сушко