АГАШКИНЫ УШИ

Станислав Епифанцев, Всеволод Лукашов


АГАШКИНЫ УШИ


Языковой скандал в Казахстане мог быть пробой Назарбаева на прочность. Казахстан, добрую половину населения которого составляют русскоязычные, всегда служил образцом прагматичности и взвешенности во всем, что касалось языковой политики. И вот совсем недавно ряд общественных деятелей республики выступили с требованием лишить русский язык статуса официального. В случае отказа авторы пригрозили прибегнуть к «крайним мерам», правда, не уточняя, к каким именно.

Спекуляции на языковом поле всегда были инструментом закулисных игр власти, но не похоже, чтобы эта провокация задумывалась в президентском окружении. Назарбаев, когда хочет чего-то добиться, всегда проводит политику мягкого давления, не делая резких движений.

К тому же после выступления советника президента Ертысбаева, который даже усмотрел в тексте обращения признаки экстремизма, подписанты открытого письма стали в массовом порядке отказываться от авторства. Однако людей, прямо нарушающих Конституцию страны и угрожающих государству, всего лишь пожурили. Не потому ли националисты продолжают раз за разом будоражить страну?

Сегодняшние проблемы казахского языка очевидны и общеизвестны. Несмотря на огромные средства, направляемые на его развитие, за двадцать лет независимости не удалось добиться качественных изменений.

Официально являясь государственным языком, в повседневной жизни казахский язык уступает русскому.

Другая особенность языковой проблемы в Казахстане — ее абсолютная политизированность. На самом деле, несмотря на риторику националистов, направленную против русского языка, а зачастую и против русских, борьба идет вовсе не за развитие казахской идиомы.

А выделяя средства из бюджета, власть просто откупается от определенной категории граждан.

Так уж случилось, что после развала Советского Союза и с началом независимости в конкурентной гонке победителями оказались городские русскоязычные казахи, и это логично. Они более динамичны, более образованны, более адаптированы к современной жизни.

Неудивительно, что именно в их руках сосредоточились рычаги управления страной, именно они были допущены к ее богатствам.

За нападками на статус русского языка стоит борьба за политическое лидерство между так называемыми на гыз-казахами («настоящими» казахами) и шала-казахами (русскоязычными казахами), в чьих руках оказались власть и деньги. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и чисто националистическую составляющую, которая на фоне разговоров о возможном преемнике Назарбаева ощущается все отчетливее.

Отсюда и нападки на русский язык — как форма борьбы за титульный казахоязычный электорат.

Битва националистов за развитие казахского языка давно превратилась в политический инструмент. Главный удар они наносят своим русскоязычным соплеменникам, которым проигрывают и в образованности, и в профессиональных качествах.

А русские просто оказались заложниками ситуации, хотя им от этого не легче. Они практически выключены из политической жизни, они в свое время не участвовали в разделе и переделе собственности. Как известно, значительная часть русских вообще уехала навсегда из Казахстана, а те, кто остался, — это самая законопослушная и лояльная власти часть общества, не составляющая титульной национальности никакой конкуренции.

Да, русскоязычные СМИ доминируют в стране. Но, во-первых, все они существуют независимо от бюджета, а во-вторых, хозяевами практически всех изданий являются опять-таки казахи. Говорить о том, что русские навязывают свой язык, просто глупость. Русские до сих пор всегда покорно принимали формат и правила игры, которые определялись казахами.

Многое не нравится национал-патриотам и в образовательной сфере, хотя и здесь все предельно ясно. Зайдите в любую русскую школу в Алматы, львиная доля учащихся — казахские дети, и смешно думать, что их загнали туда насильно. Загляните в любой алматинский двор: русских детей или нет, или очень мало, но дети между собой говорят по-русски.

Выводы очевидны, но ведь в действительности националистам мало дела до своего языка. За два десятилетия независимости эта среда не выдвинула ни одного не то чтобы корифея в области лингвистики, даже добротных профессионалов раз два и обчелся. Огромная масса бюджетных денег, бесчисленное множество постановлений — все ушло в песок.

Гражданская позиция подписантов языкового манифеста четко проявилась после окрика сверху. Сразу же появились отказники: мол, не знали, не читали, не ведали. И эти люди хотят занять высшие посты в государстве? Смеют постоянно критиковать нас, русских, за поддержку Назарбаева? Президент, конечно, не святой, но на его фоне вас в упор не видно.

Сегодня вы угрожаете не власти — стране и народу какими-то «мерами», а завтра вам подбросят новый «манифест», который вы подпишите не глядя, и на улицы хлынет толпа, которая разнесет страну в клочья. Нам это не надо, а вам? Разве не под вашим влиянием находятся люди, которые прямо в камеры говорят: русские, уезжайте?

С другой стороны, без какой-либо поддержки наверху даже так называемые оппозиционеры вряд ли осмелились бы подписать обращение подобного рода. Из него торчат уши одного из политических тяжеловесов, или, как у нас говорят, агашек, который решил в очередной раз попробовать власть на прочность.

Эти игры опасны, а для такой страны, как Казахстан, опасны вдвойне. Какой должна быть языковая политика государства, если оно хочет сохранить межнациональный мир и гармонию и в то же время постепенно развивать и расширять сферу использования государственного языка?

Если мы говорим о Казахстане, то это именно та политика, которую проводит руководство страны. Эта политика подвергается критике националистов, да и русские ею не слишком довольны, но она позволяет сохранить разумный баланс в обществе. Нужно максимально деполитизировать проблему и вернуть ее в научную, образовательную и гуманитарную плоскость. Вопрос развития языка требует времени.

Тот же русский язык еще целое столетие после Ломоносова находился на вторых ролях после французского. А английский язык во времена Шекспира именовался испорченным французским. Нужно терпение и спокойствие. Положение русского языка в Казахстане выгодно отличается от его статуса в других центральноазиатских республиках.

Здесь сказываются и традиции, и близость с Россией, как со стратегическим партнером, и «комплиментарные», по Гумилеву, взаимоотношения русских и казахов.

Мы, русские Казахстана, всегда будем опорой для своего государства. Нашей стране пора решительно отказаться от практики строительства этнического государства.


АГАШКИНЫ УШИ


Дальнейшая архаизация общества пагубна для Казахстана и его народа. В противном случае рано или поздно страна взорвется, и сделают это не русские, а националисты, которые, стремясь к власти и богатству, не колеблясь, перейдут от угроз к действию.

08 октября 2011

________________________

Мнение Анатолия Лавритова

При Советской интернациональной власти народы бывшей Российской Империи получили разной формы государственные структуры. Как говорится, выбирай на вкус и цвет. Только жесткие нормы признания республик СОЮЗНЫМИ заботили националистов, которые под всякими предлогами плакали, что их язык и культура могут погибнуть (процветание и выход в мир в расчет не принимались).

Перестройка подняла наверх столько мусора, стремившегося к СУВЕРЕНИТЕТУ, НЕЗАВИСИМОСТИ, что даже Россия — становой хребет Империи и СССР дрогнула. Развал СССР ничему не научил националистов с местечковым мышлением.

Поэтому и продолжаются стоны с нападками на русский язык, который всего лишь средство для межнационального общения и показатель ПРИЧАСТНОСТИ к великим достижениям не только русской цивилизации, РУССКОГО МИРА, но и ко всем другим цивилизациям. Складывается впечатление, что убогие и сиюминутные цели движут так называемыми активистами и инициаторами всяческих запретов.

Государство может слушать их только при предоставлении не манифестов и глупых требований, а научно обоснованных исследований и выводов о вреде того или иного явления. Не доказан вред — нет оснований для каких-либо практических дел и подвижек в обществе!

C.Епифанцев,В.Лукашов