Профессорское заключение

Мы находимся в двух шагах от новой холодной войны

13Stivbu8

Профессор Стивен Коэн: Конгрессмены в США ведут себя как шпана

Профессор Нью-Йоркского университета, историк Стивен Коэн более сорока лет посвятил изучению России и Советского Союза. Автор нескольких книг, в том числе фундаментального труда о Николае Бухарине. Работал на телеканале CBS, пишет статьи в ведущие газеты и журналы США. Профессор Стивен Коэн по телефону ответил на вопросы корреспондента «Голоса Америки» Олега Сулькина.

  

Как вы относитесь к «закону Магнитского»?

Стивен Коэн: Я его противник. И вот почему. Мы находимся в двух шагах от новой «холодной войны». Первый шаг — принятие «закона Магнитского». Второй — развертывание системы противоракетной обороны США у самых границ России. Что такое «закон Магнитского«? Америка, облачившись в судейскую мантию, вознамерилась решать, что хорошо и что плохо внутри России. Юридических оснований — никаких, все определяет идеология. Америка считает себя вправе диктовать  волю России и учить ее гражданским свободам. Хотя, поверьте мне, получить разрешение на проведение уличной манифестации в Чикаго сложней, чем в Москве.

Согласно Конституции США, Конгресс имеет веское слово во внешней политике. Но оно не звучало со времен войны во Вьетнаме. На Капитолии просто штампуют решения администрации. Хотите воевать в Ираке? Пожалуйста. Хотите начать войну в Афганистане? Добро! Фактически Конгресс перестал инициировать внешнеполитические акции. И вот из-за того, что президент Обама всячески тормозил «закон Магнитского», ряд законодателей в обеих палатах Конгресса взяли инициативу на себя, чтобы поставить Белый дом перед фактом. И теперь конгрессмены намерены выявлять в России «плохих ребят» и наказывать их. Чистое безумие, напоминающее агрессивное поведение компании сильно выпившей шпаны. Месть, возведенная в ранг правосудия.

Но разве Конгресс не намерен серьезно анализировать все предложения по включению конкретных лиц в «список Магнитского»?

Стивен Коэн: Сильно сомневаюсь. Смотрите, разрешения на въезд в США выдает Госдепартамент, вся визовая политика в его руках. В юрисдикции Госдепа — составление «черных списков» лиц, которым запрещен въезд в США. Обычно основанием служит криминальное прошлое, причем далеко не всегда проверенные факты, но часто только подозрения. Эта практика касается не только России, но и всех остальных стран мира. В Госдепе есть отдел по организованной преступности, работают штатные и привлеченные эксперты. Не всегда эта практика эффективна, но она работает. Как то же самое собираются делать законодатели? Насколько они компетентны? Большинство конгрессменов — провинциалы, никогда не выезжали за границу, у многих из них вообще нет паспортов (в США паспорт необходим только для выезда за границу, в качестве внутреннего удостоверения личности обычно используются водительские права. — О.С.). О международных делах имеют самое смутное представление, про Россию знают только, что Путин — плохой парень.

Насколько легитимен «закон Магнитского»?

Стивен Коэн: О какой легитимности можно говорить, если предполагается наказывать детей и других близких родственников фигурантов списка? Скажем, вы олигарх-коррупционер, а ваш сын, допустим, работает программистом в Кремниевой долине. Так что, вашего сына депортируют из Америки, а его банковские счета заморозят? Это что, похоже на правосудие? Насколько я помню, никогда прежде Конгресс не принимал таких законов. Санкции против стран-изгоев принимает Госдепартамент, а не Конгресс. Не исключаю, что принятие законодательным, а не исполнительным органом «закона Магнитского» нарушает принцип разделения власти. 

Что вы думаете о только что отмененной поправке Джексона-Вэника? Она ведь существовала очень долго, с 1974 года, но, похоже, в последнее время не сильно влияла на отношения Америки и России.

Стивен Коэн: Уж лучше бы ее сохранили… Поправка, хотя и имела силу федерального закона, была безобидной. Белый дом имел право каждый год ее замораживать. Что президенты и делали на протяжении последних двадцати лет. «Закон Магнитского» не по зубам президенту. Его придется исполнять.

Как, по-вашему, будет это происходить?

Стивен Коэн: Вокруг «закона Магнитского» пышным цветом расцветут лоббистские группы и всевозможные интриги. Одна из самых очевидных лоббистских структур — группа Михаила Ходорковского. У имеющего хорошие связи в США Бориса Немцова, уверен, уже есть список лиц, который он предложит Конгрессу. Эти группы будут водить хороводы вокруг ключевых законодателей, нашептывая им в ушко, кого из «плохих русских» следует наказать. Олигархические кланы, элитные междусобойчики будут использовать лоббирование для сведения счетов и подставы конкурентов, для отъема собственности, которым конкурент владеет на территории США. Достаточно иметь влиятельное ушко для нашептывания, и позиции конкурента могут серьезно пошатнуться.

Но ведь нужно представить доказательства криминала, коррупции, нарушений прав человека?

Стивен Коэн: Какие доказательства?! Это же чисто политический билль! Вы же прожили в США достаточно долго, чтобы понять: в отношении России всем здесь правит идеология, а именно стереотипы холодной войны. Вы что думаете, конгрессмены поедут в Россию и будут изучать, есть ли основания для включения того или иного чиновника в «список Магнитского»? Нет, конечно. Роль экспертов сыграет, допустим, Freedom House (правозащитная организация, существующая на гранты правительства США. — О.С.). У меня на памяти есть только одна организация, которая в похожей ситуации очень достойно делала такую работу. Это департамент по расследованию военных преступлений при министерстве юстиции США. Там работали опытные юристы, которые искали нацистских преступников, и находя их, доводили дело до суда. Каждое дело тщательно готовилось годами, они ездили за доказательствами в Германию, Польшу, другие страны. Здесь близко ничего такого не будет. А если вас кто-то будет убеждать в обратном, что ж, хотите верить сказкам — верьте.     

Можете дать прогноз, как будет эволюционировать «закон Магнитского»?

Стивен Коэн: Неизбежно выйдет из-под контроля. Права человека можно трактовать очень широко. Не так давно Михаил Прохоров предложил узаконить возможность увеличения рабочей недели до 60 часов. В ООН подобные инициативы квалифицируются как грубейшие нарушения прав трудящихся. Так что же, есть основания и Прохорова дописать в этот лист? Но главное — закон может трагически осложнить достижение компромисса по противоракетной обороне. Вполне вероятно, что заступивший на второй срок Обама согласится на приемлемый для России вариант ПРО. Но его злейшие оппоненты в Капитолии могут подложить роковую мину. Как, Обама договаривается с Путиным?! А разве Путин не есть главный нарушитель прав человека в России? Включить его в список Магнитского! Сие вряд ли осуществимо, но самим скандальным шумом можно подорвать любые дипломатические усилия.

Возможна ли отмена закона?

Стивен Коэн: Конгрессмены — народ самолюбивый и гордый. Способны ли они признать, что коллективно допустили ошибку, приняв этот закон? Нет. Так что он, боюсь, навсегда. Его будут пытаться использовать все антироссийские силы в Америке. Его будет пытаться использовать оппозиция в России. Он станет камнем преткновения на пути налаживания сотрудничества с Россией по важнейшим проблемам — борьба с международным терроризмом, наркотрафиком, торговлей людьми. Я предвижу сворачивание сотрудничества США и России по всем важнейшим направлениям. Куда все движется? Думаю, Россия просто махнет рукой на Америку.  Ей фактически нужно от США только одно — гарантии ядерной безопасности. А во всем остальном она уже давно проводит независимую внешнюю политику, укрепляя связи с Европой и Азией. Мы жили врозь долгие годы холодной войны. Теперь «закон Магнитского» разведет нас еще дальше.

Текст опубликован с сайта «Голос Америки«

Опубликовано в РГ 24 декабря 2012 г.http://www.rg.ru/2012/12/23/mnenie.html

 

В подтверждение:

«…Редакция публикует перевод выступления в Конгрессе США члена американского парламента, кандидата в президента США в 2012 года Рона Пола (Ron Paul) по теме Сирии — информационной лжи вокруг этой страны и подготовке войны против Сирии и ее народа.
 
Публикуется для всех, в том числе — для тех, кто верит западной пропаганде (во лжи на сирийскую тему погрязла, например, русская служба Euronews) и «пятой колонне» в России (практически все те же СМИ и Рунет-ресурсы, кто активно поддерживает и доморощенную «оппозицию»).
 
В своем выступлении (июнь 2012г.) Ron Paul говорит:
«В течение многих месяцев международная общественность обсуждает планы, слухи и пропаганду войны с Сирией, а также свержение Асада. Однако на прошлой неделе стало известно о том, что Пентагон уже рассмотрел планы о нападении на Сирию. На мой взгляд, все доказательства, которые оправдывают нападение на Сирию — фальшивы.
 
Доказательства являются таким же предлогом, как это было во время вторжения в Ирак в 2003 году или во время нападения на Ливию в 2011 году. Потраченные в тех войнах средства должны заставить нас остановиться, пока вновь все усилия не будут направлены на оккупацию и смену режима в Сирии.
 
Начинать глупую эскалацию насилия на Ближнем Востоке не в интересах национальной безопасности США. Не должно быть никаких сомнений в том, что в интересах национальной безопасности США — лучше всего не участвовать во внутренней борьбе, которая бушует в настоящее время в Сирии.
 
Мы уже принимаем слишком активное участие в поддержке сирийских сил, которые стремятся свергнуть действующее правительство. Без вмешательства извне борьба, которая в настоящее время была названа многими международными обозревателями гражданской войной, скорее всего, прекратится.
 
Станем ли мы нападать или нет на Сирию, оккупируем ее и создадим новый режим, который мы сможем контролировать — серьезный конституционный вопрос. А самым главным вопросом будет — кто даст президенту такую власть? После Второй мировой войны никто не стал обращать внимание на соответствующие инстанции, которые давали разрешение на войну. Это право перешло в компетенцию таких международных организаций, как ООН и НАТО и в руки самого президента, в то время, как мнение Конгресса США не учитывалось. И, к сожалению, люди не возражают против этого.
 
Наши последние президенты утверждали, что разрешение начинать войну не в юрисдикции Конгресса США. Самым ярким примером этого стала война в Корее, которая началась в 1950 году. США воевали на стороне Южной Кореи с одобрения ООН, но без одобрения Конгресса США.
 
И опять же, мы собираемся участвовать в военных действиях против Сирии и вновь можем начать безответственную „холодную войну“ с Россией. В настоящее время мы играем с Россией в детскую игру „ножички“, которая представляет гораздо большую угрозу для нашей безопасности, чем Сирия.
 
Каковы бы были наши действия в отношении России в Мексике, если бы она потребовала гуманитарного вмешательства с целью прекращения насилия на американо-мексиканской границе? Мы бы сочли это законным интересом для нас. Но участие Америки в вооруженном конфликте в Сирии, где россияне имеют законную военно-морскую базу, будет эквивалентом развертывания российских сил на нашем заднем дворе в Мексике.
 
Мы лицемерим, когда осуждаем Россию за защиту ее интересов в соседних странах — в том, что мы делали сами, за тысячи миль от наших берегов. Для нас нет никакой пользы от выбора стороны, предоставления тайной помощи и поощрения гражданской войны с целью смены строя в Сирии.
 
Ложные обвинения России в поставке военных вертолетов режиму Асада являются ненужной провокацией. Ложные обвинения правительства Асада в так называемом массовом убийстве воюющих повстанческих фракций — не более чем пропаганда войны. В настоящее время большинство знающих людей признают, что запланированная война против Сирии станет следующим шагом к войне с Ираном.
 
Неоконсерваторы открыто признают этот факт. Они регулировали внешнюю политику США в последние несколько десятилетий, хотят установить контроль над иранской нефтью. Они смогли добиться контроля над нефтью Саудовской Аравии и пытались установить контроль над иракской. Без значительных изменений в нашей внешней политике война неизбежна, и она начнется в ближайшее время.
 
Разногласия между двумя политическими партиями незначительны. Обе партии согласны с идеей прекращения выделения средства на войны. Но ни одна из партий не желает отказаться от нашего агрессивного и растущего присутствия на Ближнем Востоке и Южной Азии. Этот обостряющийся момент может легко выйти из-под контроля и превратиться в более серьезную войну, чем простая рутинная оккупация и смена режима в очередной стране.
 
Настало время для того, чтобы Соединенные Штаты попытались использовать политику дипломатии, стремились к миру и создали торговые и дружелюбные отношения. Мы должны отказаться от наших военных усилий, которые направлены на то, чтобы защитить американскую империю и вывести ее на первое место в мире.
 
Мы не можем себе позволить, чтобы наша страна пришла в упадок. А хуже всего, мы следуем стратегии Усамы бен Ладена, который хотел, чтобы мы завязли надолго на Ближнем Востоке, и чтобы Америка стала банкротом.
 
Настало время вернуть наши войска домой и следовать внешней политике тотального невмешательства, которая является единственной дорогой к миру и процветанию.
 
На этой неделе я представляю закон, который запрещает правительству без объявления войны Конгрессом США поддерживать — напрямую или косвенно — любые военные или военизированные операции в Сирии. Я надеюсь, что мои коллеги присоединятся ко мне в
моих усилиях».

http://maxpark.com/community/13/content/1758973