О будущем Донецкой народной республики(2)

О будущем Донецкой народной республики(2)

 

 

Военные преступления украинских сил в Донбассе шокируют, но республика уже готовится к мирной жизни: восстановлению заводов и аэропортов.

**********

 

Во второй части интервью глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин рассказал РИА Новости, почему «Азовсталь» не подлежит восстановлению, какие предприятия могут быть национализированы и как планируется вдохнуть новую жизнь в знаменитый футбольный бренд — донецкий «Шахтер».

— Планируете ли вы восстанавливать аэропорты? И будет ли восстанавливаться мариупольский порт в полном объеме, как он работал раньше?

 — Что касается мариупольского порта, то запросы на его работу достаточно серьезные. Это касается даже не старой парадигмы — реализации продукции наших металлургических комбинатов и нашей сельхозпродукции, хотя это, наверное, тоже. Но для нас еще важно, чтобы сейчас мариупольский порт стал таким своеобразным хабом, и для нас в плане восстановления мариупольский порт важен для того, чтобы через него завозились как раз строительные материалы, а их будет очень много с учетом тех разрушений, которые мы видим сейчас в Мариуполе. И конечно, мариупольский порт будет задействован здесь в полном объеме.

В мае месяце, до конца мая, мы планируем осуществить уже первую отгрузку продукции. То есть, по сути, его деятельность начнется, наверное, начнется функционирование, но к полной его работе мы придем, наверное, чуть позже ввиду того, что нужно провести определенные ремонтные работы: разрушения все же присутствуют. Также необходимо восстановить ту технику, которая там находится, те же краны, техническая составляющая у многих оставляет желать лучшего, а с учетом того, что запасные части импортного производства, нужно преодолеть еще вот эти все барьеры, которые связаны с санкциями и прочим, и прочим. Но он будет работать в полной мере. Что касается аэропорта, имеется в виду Донецк, да?

— Да, и Мариуполь, и Донецк.

— Ну, смотрите, в планах есть. Но это связано еще, наверное, и с окончанием в полной мере боевых действий. Называть точную дату пока, наверное, проблематично, исходя из того, что для нас задача основная — это выход на конституционные границы. Но закончатся ли с этим в полном объеме боевые действия? Ну, наверное, нет. И все будет связано, конечно, с вопросами безопасности полетов самолетов, вертолетов и прочее. Поэтому в планах можно говорить, что, вот, будет восстановление, что аэропорты будут нужны. Да, точно нужны.

— А если говорить в целом о восстановлении Мариуполя и народного хозяйства Донецкой Народной Республики, в какую сумму вы оцениваете эти работы?

— Не назову сумму. Во-первых, потому что территория Донецкой Народной Республики еще не освобождена и у нас есть еще достаточное количество городов, которые нам предстоит освободить. Я говорю и о Красноармейске, я говорю и о Доброполье, и об Артемовске, КонстантиновкеСлавянскеКрасный Лиман уже почти освобожден. Это все те населенные пункты, которые, к сожалению, тоже подвергнутся в определенной мере разрушениям. Поэтому без этого тоже подсчитать не получится.

С учетом того, что даже сейчас еще «прилетает» по Донецку, по Ясиноватой, по Горловке, сейчас единую какую-то сумму вывести не получится.

— Идет уже какое-то взаимодействие с городскими властями Москвы, между Донецком и Москвой? Заявлялось о том, что будет открыта программа такой шефской помощи российских регионов регионам Донецкой и Луганской Народных Республик.

— Ну, я вам скажу, не только с Москвой, а и с рядом других регионов уже установлена связь. И на территории Донецкой Народной Республики находятся их представители или периодически заезжают, проводят свою оценку. Определены уже подшефные, скажем так, населенные пункты и районы, и они закреплены за разными регионами Российской Федерации. Поэтому эта работа уже перешла в некую текущую, то есть она проходит буквально ежедневно.

— Не планируете ли вы посетить Петербургский международной экономический форум?

— Да, есть в планах в этом году присутствовать на Питерском экономическом форуме. Пока планы разрабатываются.

— Я понял. А если говорить о регионах? В общем, наверное, не секрет, что Чечня и бойцы из подразделений Чеченской Республики сыграли определенную, важную роль в освобождении, в том числе, Мариуполя и в помощи армии Донецкой Народной Республики. Как вы оцениваете эту роль и насколько у вас установились контакты с Чеченской Республикой, с главой Чечни Рамзаном Кадыровым?

О будущем Донецкой народной республики(2)

 

 

— Я вам скажу, что бойцы Чеченской Республики — это бойцы Российской Федерации. То есть здесь они участвовали, как и люди из других республик Российской Федерации, из других регионов Российской Федерации.

У меня абсолютно со всеми, я считаю, выстраиваются взаимоотношения, в том числе и с Рамзаном Ахматовичем Кадыровым. То есть, да, мы находимся на связи. Да, подразделения Чечни участвовали на определенных этапах и в освобождении Мариуполя. Также они участвуют сейчас в освобождении Луганской Народной Республики, отдельных городов и районов. Я считаю, здесь абсолютно хорошие, даже дружеские отношения уже выстраиваются.

— Если еще говорить о предприятиях Мариуполя, там все-таки большие такие комбинаты, как «Азовмаш» и завод Ильича. Какова будет их судьба? Возобновят ли они работу по своему профилю?

— Я вам так скажу. Продукция, производимая на этих предприятиях, в том числе на «Азовмаше» и на заводе Ильича, востребована. Востребована она сейчас и в мире, востребована и в разных регионах Российской Федерации. Поэтому задача уже стоит эти заводы восстановить и запустить. Сейчас проходит оценка повреждения, сейчас специалисты работают над программами запуска этих предприятий. Для нас важно для Мариуполя сохранить рабочие места. И если мы говорим об «Азовстали», то местные жители склоняются в большинстве своем, что «Азовсталь» восстанавливать не нужно по причине того, что этот завод был основным загрязнителем окружающей среды.

Именно он не позволял Мариуполю стать курортным городом, несмотря на то что все остальные атрибуты и все остальные составляющие присутствовали: это неглубокое теплое море, это море, которое содержит большое количество йода, что полезно при ряде заболеваний. Но тем не менее «Азовсталь» загрязняла само море, делала его не очень приглядным и загрязняла атмосферу самого города, делала его грязным. Плюс росло количество онкологических заболеваний, в принципе оно зашкаливало даже по отношению к другим промышленным городам. А связано это было, в свою очередь, с тем, что завод строился без учета экологических норм, без учета розы ветров. То есть, по сути, все загрязнение шло на город и на море.

Поэтому местные жители склоняются к тому, что его восстанавливать не нужно, и в планах несколько вариантов было: на месте «Азовстали» построить или технопарк, или, наоборот, парковую зону, или жилой какой-то массив. Это те варианты, которые в принципе будут рассматриваться в окончательном виде, и уже жители Мариуполя будут принимать решение. А что касается «Ильича», «Азовмаша» и ряда других предприятий — да, они подлежат восстановлению и подготовительные все процедуры вот сейчас проходят.

— То есть будет какой-то местный референдум?

— Референдум или не референдум, а опрос — возможно. Мнение жителей здесь крайне важно. Но уже на данный момент по «Азовстали» в принципе можно говорить о каком-то мнении, практически единогласном. А что именно уже построят на этом месте — будут предложены варианты жителям Мариуполя и они уже определятся.

— А что будет с предприятиями на освобождаемых территориях, которые принадлежат украинским инвесторам, или украинским акционерам, или же зарубежным акционерам? Они будут национализированы, или будет дана возможность этим акционерам каким-то образом участвовать во владении или управлении акциями?

— Вы знаете, везде индивидуально будет проводиться работа по каждому из этих предприятий. То есть, одно дело, когда будет возможность предоставить акционерам поучаствовать в работе предприятия. С другой стороны, мы знаем и про санкционную политику и прочее. И будет ли у них желание такое? Это с одной стороны.

С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что по каждому из этих иностранных инвесторов или же инвесторов тем более с украинской стороны, если наши правоохранительные органы будут проводить работу, если проходило прямое финансирование националистических батальонов, то по сути это прямое участие в геноциде наших граждан. И судьба этих предприятий будет решаться совершенно в другом ключе. Конечно, такие предприятия, если точно будет установлено такое участие в финансировании националистических организаций, будут переходить в государственную собственность.

— Еще хотелось бы спросить про совсем мирную тему, про спорт. Донецкий «Шахтер» — всегда была такая марка, еще со времен Советского Союза, один из лидеров чемпионата, неоднократно кубок СССР брал, УЕФА — уже в украинской истории. А вернется ли «Шахтер» в Донецк?

— Тот «Шахтер» — а он сейчас не «Шахтер», а «Шахтар» — поменял уже прописку. В том виде он — клуб одного из олигархов Ахметова. То есть он то львовский был, то киевский. Сейчас их везде выгоняют-прогоняют, я не знаю, какую он прописку имеет на сейчас. Ну, тот клуб уже к Донецку не имеет никакого отношения. Но с учетом любви жителей республики к футболу «Шахтер» нужно вернуть в новом виде. Кому играть, я думаю, найдем. Я вам скажу, что уже есть определенные инициативы в том, чтобы появился настоящий «Шахтер» (Донецк). Стадион тоже есть. Там есть определенные повреждения, связанные с обстрелами со стороны украинских вооруженных формирований, но есть понимание, что в рамках программы восстановления и оказания шефской помощи со стороны Москвы этот стадион подлежит восстановлению. По сути, есть где играть настоящему «Шахтеру», есть уже предложения по спонсорам. Поэтому эту инициативу, я думаю, удастся в каком-то обозримом будущем претворить в жизнь и появится команда со своим стадионом. И я думаю, что будут желающие с ней сыграть из других регионов Российской Федерации.

— То есть, будет с кем играть.

— Совершенно верно.

— Вы наверняка общались с теми, кто сидел в подвалах «Азовстали». Я имею в виду боевиков. Были ли какие-то истории от них или от мирных граждан, которые на вас произвели впечатление как с положительной, так, может быть, и с какой-то шокирующей, отрицательной стороны?

— Все, что связано с преступлениями, с военными преступлениями, в том числе, со стороны националистов, полка «Азов» (против бойцов которого в России возбуждено уголовное дело), это все шокирующе. Это все, что не поддается логике здорового человека, со здоровой психикой. Поэтому что-то выделить отдельно, наверное, не хотелось бы. Все преступления, которые совершались как националистами из полка «Азов» и также другими подразделениями, нельзя выделить, что только «Азов» во всем виноват, во всех преступлениях, а регулярная армия, ВСУ, они ни в чем не виноваты.

Нет, к сожалению, у нас есть свидетельства о том, что некоторые представители ВСУ совершали не менее ужасные и чудовищные преступления, связанные с пытками, изнасилованиями, с садистскими убийствами и прочим. Похлеще, может быть, где-то, чем отдельные представители «Азова». Поэтому каждому преступлению будет дана оценка судом. Я не хотел бы сейчас пересказывать. К сожалению, у меня слишком много этих историй. Но очень досконально с этим ознакомиться можно будет как раз во время проведения трибуналов. Это все будет описано, и, я считаю, каждое преступление должно найти соответствующее наказание.

— А как вы считаете, почему — вроде люди из одного теста слеплены, на одной земле живут — почему вдруг выросло буквально за десять лет такое страшное вот это вот чудовище на земле, которая пережила все ужасы нацизма, и вдруг это все выплеснулось с таким страшным ужасом?

— Нацистская идеология, доминирование одной нации над другой, над другими. Вы знаете, нашли какие-то болевые точки, на кого опираться изначально. А это финансировалось и взращивалось извне. На кого опираться было, это потомки тех нацистских пособников, преступников: потомки Бандеры, Шухевича и прочей этой нечисти. То есть это первая опорная точка. Ну, а потом молодежь при определенном финансировании и при определенном выстраивании модели управления, которую мы увидели сейчас… Вот на постмайданной Украине благодатное поле. Те, кто оказался ведомыми, были вовлечены в данные преступления, а далее помазаны кровью. Это прямо технология, которая, в принципе, корнями уходит еще в ту, гитлеровскую Германию. Поэтому ничего нового в принципе нет. Так что на нас ответственность за то, чтобы денацификацию завершить раз и навсегда.

— Вопросы образования, получается, очень важны, в том числе и школьного образования, исторического образования?

— Это уже методики, которые применялись, по сути, с детского сада: прививалась определенная идеология, какие-то отдельные отголоски. Если сейчас посмотрите, уже доказательств масса: какие учебники, какая школьная литература сейчас была популярна, и что, скажем так, пытались вбить в головы молодежи. Где-то зачастую у них это получалось. Очень трудно даже взрослому человеку понять, изучить. А когда у подростков период непростой, когда они формируются как личность, на это повлиять, нажимая на определенные клавиши, оказалось в каких-то моментах просто, легко, доступно. И это было использовано.

— Уже через три месяца начнется новый учебный год, и в школах, наверное, будут очень востребованы новые учебники, в том числе учебники истории. Вы как-то работаете в ДНР, чтобы помочь с этим освобожденным территориям? Какая помощь от Российской Федерации?

— Конечно, здесь установлено полное взаимодействие между министерством образования Донецкой Народной Республики и профильными ведомствами в Российской Федерации. Подключены также и гуманитарные организации. Потому что учебников нужно много, их нужно заменить, практически все из тех, которые применялись на освобожденных территориях. Поэтому в этом плане работа ведется.

— Спасибо! Спасибо большое!

— Спасибо вам!

Первую часть интервью Дениса Пушилина читайте здесь >>

27.05.2022

https://ria.ru/20220527/pushilin-1791048553.html