Контур будущей страны

Контур будущей страны

 

 

Большая Россия и Великая граница

**********

 

В эти суровые, эпохальные дни российская армия, преодолев жесточайшее сопротивление, радикально и жёстко решает ключевую проблему — вопрос стратегической безопасности России.

Однако наши воины, сами того не ведая, сдвигают и Великую границу между Востоком и Западом. Они создают новую конфигурацию мира. Пробивают коридор в будущее. Крушат величайшую за всю историю антисистему — пресловутый западный глобализм со всеми его дьявольскими вывертами!

Ведь Восток и Запад — это не только про географию. Это про народы, про культуру и мировоззрение.

При этом географическая граница между конгломератом стран Востока и Запада существует. Эта граница — часто не тонкая линия на карте, а целый регион. Эта граница — плавающая и пламенеющая. Временами она подвижна и кровава, ибо инерция движения двух миров слишком велика, их противоречия неразрешимы, их ментальные установки несовместимы.

Печально известный германский лозунг «дранг нах остен» присущ был и первому, и второму и третьему рейхам, так что пресловутое «расширение НАТО на восток» совсем не новость для мировой истории. Всё это началось ещё за двести лет до Крестовых походов, при Карле Великом, которого Римский папа в 800 году официально наградил титулом «император Запада».

Держава Карла охватывала почти всю Западную Европу. Она занимала пространство от Северного моря до Средиземного, простиралась от страны басков до Эльбы (Лабы), а в некоторые годы и до Одера. В ходе этого продвижения были захвачены земли поморских и полабских славян.

Однако исторически граница проходила чаще восточнее, что приводило к постоянным конфликтам с переменчивым результатом.

На протяжении трёх столетий Великая граница проходила по Польше, что приносило этой стране бесчисленные тяготы. Находясь на стыке германского и славянского миров, католическая Польша была своей среди чужих и чужой среди своих. Незавидная роль границы между Востоком и Западом низвела Польшу до состояния буфера между двумя цивилизациями. Её делили немцы и русские в XVIII, XIX, XX веках. Здесь искрили, сталкиваясь, громадные потенциалы Востока и Запада.

Как известно, после наполеоновских войн на Венском конгрессе было создано так называемое Царство Польское — конституционная монархия под протекторатом России. Интересно, что Россия, будучи абсолютной монархией, даровала Польше либеральную конституцию.

Конституция не особо помогла. Польская шляхта была готова восстать, сильно надеясь на помощь Европы.

В 1830 году по всей стране началось широкое восстание. Имперские власти России ввели войска на территорию Царства Польского.

Большинство русского общества поддерживало правительство и желало скорейшего подавления бунта. Многие еще помнили бесчинства поляков, шедших на Россию в составе наполеоновского войска.

Безусловную поддержку армии выразили первой величины русские поэты и мыслители. Поскольку в Европе, сиречь «на Западе», был поднят дичайший крик, многие всерьёз опасались иностранного вмешательства. В связи с этим Александр Пушкин пишет своё знаменитое стихотворение «Клеветникам России».

В письмах друзьям Пушкин высказывался так: «Разве вы не понимаете, что теперь время чуть ли не столь же грозное, как в 1812 г.», «…Их надобно задушить, и наша медленность мучительна…»

Польский вопрос, считал Пушкин, «легко решить… у нас будет Варшавская губерния, что должно было случиться 33 года назад». Однако такое решение никогда не будет признано Европой.

В поэтической форме Пушкин поднимает вопрос о будущих границах Российской империи:

Куда отдвинем строй твердынь?

За Буг, до Ворсклы, до Лимана?

За кем останется Волынь?

За кем наследие Богдана?

Признав мятежные права,

От нас отторгнется ль Литва?

Наш Киев дряхлый, златоглавый,

Сей пращур русских городов,

Сроднит ли с буйною Варшавой

Святыню всех своих гробов?

*****

В том же ракурсе видел ситуацию и Михаил Лермонтов:

Опять, народные витии,

За дело падшее Литвы

На славу гордую России,

Опять, шумя, восстали вы…

*****

А вот что писал Фёдор Тютчев:

Так мы над горестной Варшавой

Удар свершили роковой,

Да купим сей ценой кровавой

России целость и покой!

*****

Декабрист Михаил Лунин писал следующее:

«Может ли Польша пользоваться благами политического существования, сообразными её нуждам, вне зависимости от России? — Не более, чем Шотландия или Ирландия вне зависимости от Англии. Слияние этих государств произошло путём ужасающих потрясений и бесчисленных бедствий, следы которых ещё не вполне изгладились. Но без этого слияния на месте трёх соединённых королевств, составляющих ныне первую империю мира, находились бы лишь три враждующих между собой слабых провинции, без торговли, без промышленности, без влияния на другие народы и доступных первому же завоевателю».

*****

Пётр Чаадаев, оригинальный мыслитель, безжалостный критик русских реалий, католик, апологет западноевропейской цивилизации, в «польском вопросе» занял позицию Востока. В письме к Пушкину Чаадаев восторженно отзывается о стихотворении «Клеветникам России»:

«…Вот вы, наконец, и национальный поэт; вы, наконец, угадали своё призвание… стихотворение к врагам России особенно изумительно; это я говорю вам. В нём больше мыслей, чем их было высказано и осуществлено за последние сто лет в этой стране».

Позицию Пушкина разделяло большинство, но не все. Дочь Хитрово, внучка Михаила Кутузова, в письме к Вяземскому сообщила, что перестала здороваться с Пушкиным. О горячем сочувствии полякам в университетской среде в Москве вспоминал Герцен в «Былом и думах». О том, как они радовались каждому поражению русских войск и отказывались верить в неудачи поляков. Это к вопросу о том, где и по каким линиям проходит ментальная граница…

Анализ исторических коллизий позволяет сделать вывод, что естественное, стабильное, устойчивое положение Великой границы возможно тогда, когда её ось проходит примерно по Эльбе. Именно тогда потенциалы Востока и Запада равновесны.

Победа СССР в Великой Отечественной войне в 1945 году, разделение Германии на оккупационные зоны, а затем на восточное и западное государства на многие годы стабилизировали положение Великой границы.

Два германских государства отличались друг от друга не только общественным строем, но и характером населения, традициями. ГДР — это Пруссия, корневая основа германской государственности. В ГДР Эрихом Хонеккером была развёрнута программа возрождения прусского наследия или, как она тогда официально называлась, «сохранение прогрессивных элементов прусских традиций».

Когда в конце 1980-х годов ГДР была аннексирована Западом, огромное количество людей почувствовало себя не в своей тарелке. Одна часть Германии и по сей день подавляет другую. Если посмотреть на современную карту ФРГ, мы увидим Баварию, но не увидим Пруссию. Агенты влияния США попытались вычеркнуть из памяти само это имя, напоминающее о некоторых чертах характера немцев.

Автор книги «Закат Европы» Освальд Шпенглер в 1919 году публикует работу «Пруссачество и социализм», в которой ставит знак равенства между социализмом и прусским духом. Шпенглер не скрывал своей симпатии к русским, на его мировоззрение несомненно повлияли труды Николая Данилевского, автора монографии «Россия и Европа».

Кстати, карта расположения мечетей на территории современной Германии тоже весьма интересна и обнаруживает некую незримую линию. Бывшая Западная Германия плотно заселена выходцами из мусульманских стран, а за Эльбой их значительно меньше, мечетей почти нет (исключение составляет лишь Берлин).

Роковой 1991 год откинул границу далеко на Восток. Граница перескочила на территорию демонтированного СССР и сразу же стала сверхпроблемной.

Чем дальше будет отодвинута Великая граница на Запад от территории Большой России (СССР, Российской империи), тем меньше она будет кровоточить, тем больше шансов для установления прочного мира и здоровой кооперации на континенте. Впрочем, если Великая граница пойдёт дальше за Эльбу, то она снова окрасится в кровавые цвета, станет «границей войны».

Недавняя речь президента Украины Владимира Зеленского, произнесённая им где-то в бункере, содержала такой знаменательный пассаж: «Именно мы являемся забором между цивилизацией и нецивилизацией». Оставим на совести Зеленского расистский подтекст сказанного. В конце концов, это старая европейская традиция считать иные цивилизации варварством, не заслужившим высокого статуса цивилизации. Другое дело порочность и самонадеянность самой идеи стать забором вокруг общеевропейского дома. Нэньке-Украине, якобы навеки сделавшей свой цивилизационный выбор, предлагается стать забором, за которым толкутся такие недобрые малыши, как Россия, Иран, Китай, Индия и многие другие обитатели континентальной Евразии. Не слишком ли тяжела сия ноша? Шутка про забор не удалась.

По ходу продвижения подразделений российской армии кровавая Великая граница медленно сдвигается на Запад, теряясь в кровавых отблесках заката Европы.

Главный нерв XXI столетия в том, что планетарное лидерство переходит от Запада к Востоку. Такой переход не может быть мягким, безболезненным и быстрым. Однако он предопределён и неизбежен.

Закончить хочу четверостишьем Максимилиана Волошина:

В тисках войны пока ещё томится

Всё, что живёт, и всё, что будет жить:

Как солнца бег нельзя предотвратить —

Зачатое не может не родиться.

________________

Контур будущей страны

 

Андрей Фефелов

8 марта 2022 г.

https://zavtra.ru/blogs/kontur_budushej_strani